«Гениальный Автор Феноменальных Текстов»: ушел из жизни артист и поэт Валентин Гафт

Московский Театр "Современник" в Facebook
Московский Театр "Современник" в Facebook
Сегодня, 12 декабря, на 86-м году ушел из жизни Валентин Гафт. Он проработал в одном театре, «Современнике», которому оставался верен до самой смерти в течение 50 лет. Театральный обозреватель Forbes Life Ника Пархомовская вспоминает главные роли артиста

Ушел из жизни замечательный артист, человек и поэт Валентин Гафт.

Драматург Григорий Горин писал когда-то, что Гафт — это не фамилия, а аббревиатура, а актер Александр Филиппенко расшифровал его фамилию как «Гениальный Автор Феноменальных Текстов». Его эпиграмм боялись, над его шутками смеялись, его роли ценили, а его самого любили. Его лицо было знакомо каждому, кто хотя бы раз в жизни смотрел включал телевизор. Его имя — синоним таланта и страстной преданности своему делу. Валентин Гафт проработал в одном-единственном театре, которому оставался верен до
самой смерти, пятьдесят лет.

С этим театром на Чистопрудном бульваре, знаменитым московским «Современником», связана и творческая судьба, и актерская слава, и человеческая репутация Валентина Гафта. Сюда он пришел молодым, но уже известным артистом, успевшим поиграть и у Юрия Завадского, и у Эраста Гарина, и у Анатолия Эфроса, и у Андрея Гончарова, и у Валентина Плучека. Но работе с самыми знаменитыми режиссерами своего времени молодой Гафт предпочел служение новой театральной идее, честную вдохновенную игру не по сложившимся правилам, рискованный эксперимент, который был задуман его отважными коллегами-актерами, но осуществлялся долгие годы при его самом деятельном участии.

В «Современнике» он сыграл если не все свои театральные роли, то точно лучшие из них. Адуева-старшего в гончаровской «Обыкновенной истории» в инсценировке Виктора Розова и режиссуре Галины Волчек. Гусева в «Валентине и Валентине» Михаила Рощина и совсем еще молодого Валерия Фокина. Глумова в «Балалайкине и К°» в постановке Георгия Товстоногова по пьесе Сергея Михалкова. Людовика XIV в булгаковской «Кабале святош» Игоря Кваши. Он играл Вершинина и Городничего, профессора Хиггинса и Сталина, сотрудничал с Романом Виктюком и Николаем Колядой, выходил на сцену в главных ролях и второстепенных. Но всегда знаменитое гафтовское обаяние, его немного ироничная, порой саркастичная улыбка, легкий прищур, особый, чуть хрипловатый тембр голоса совершенно гипнотически действовали на зрителей.

Этим, конечно, не мог не воспользоваться наш кинематограф. Гафт снимался много и часто, в лентах хороших и не очень, играл злодеев и философов. Дебютировал он на экране в легендарном «Убийстве на улице Данте» Михаила Ромма. Потом снимался и в «Интервенции», и в «Семнадцати мгновениях весны», и в «Здравствуйте, я ваша тетя!», и в «Гонках по вертикали». Но все-таки лучшие свои роли — тонкие, нежные, противоречивые, иногда и вовсе эпизодические — исполнил не в хитах отечественного проката, а в лиричных и по-своему «тихих» фильмах Петра Фоменко («Почти смешная история» и «На всю оставшуюся жизнь»), Инессы Селезневой («Дневной поезд»), Петра Тодоровского («По главной улице с оркестром» и «Анкор, еще анкор»).

По-настоящему «открыл» Валентина Гафта для широкого зрителя Эльдар Рязанов, пригласив его на совсем не положительную роль председателя правления кооператива в фильм «Гараж». Сотрудничество выдающегося артиста с главным советским комедиографом продолжилось, когда Гафт сыграл роль командира кавалерийского полка в «О бедном гусаре замолвите слово». Затем были еще чиновник Главного управления свободного времени Одиноков в «Забытой мелодии для флейты», Президент, он же предводитель бомжей в «Небесах Обетованных» и, наконец, генерал в «Старых клячах». И везде Гафт оказывался не просто комичен, но зол, интересен, убедителен, играл одновременно глубоко и характерно, остро и тонко.

Таким же остроумным, бескомпромиссным Валентин Гафт был и в жизни. Таким же он запомнится всем нам, этот выдающийся русский актер и автор метких эпиграмм, красивый и благородный человек, в которого без памяти влюблялись женщины и безмерно уважали мужчины.