К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Эйфория»: самый честный и шокирующий сериал о наркотической зависимости у подростков

Кадр из сериала «Эйфория»
Кадр из сериала «Эйфория»
10 января на «Амедиатеке» вышел второй сезон сериала «Эйфория», главную роль в котором исполняет Зендая. Редактор Forbes Life Софья Бронтвейн объясняет, почему этот проект стал культурным феноменом и зачем сценаристы уделили так много экранного времени проблеме наркотической зависимости во втором сезоне

Алкоголь и сигареты — это опасно и вредно. Наркотики лишают возможности строить карьеру и семью и в итоге обязательно убивают. Гендер непременно совпадает с биологическим полом — родился мужчиной, обязан быть им до конца жизни. Любить можно только противоположный пол. Во всем нужно слушаться родителей, потому что старшее поколение мудрее. Не нужно мечтать о великом — где родился, там и пригодился, даже если живешь в крохотном мрачном захолустье. 

Такие идеи и мысли многие подростки слышат с детства — дома, в школе, от врачей, дальних родственников и по телевизору. Они привыкли, что никто не верит в их проблемы, трудности и страхи. Взрослые всегда считают, что знают, как жить правильно, и оценивают любой подростковый опыт с высоты птичьего полета. Они уже забыли, что такое первая любовь, проблема гендерной идентичности, ощущение изолированности от общества из-за других взглядов, познание себя в сексуальном плане, комплексы из-за внешности. Все эти трудности и сложности взросления когда-то были отлично знакомы и миллениалам, и бумерам. Но спустя время они запамятовали, что, когда ты подросток, любая проблема кажется концом света. Она превращается в абсолют и становится причиной для постоянных душевных терзаний, сомнений и эскапизма.

Чаще всего подростки мечтают, чтобы родители любили их безусловно, невзирая ни на какие ошибки, и чтобы рядом были люди, которые готовы заботиться и слушать, даже если они говорят надуманные глупости. Пока тинейджеры ищут себя и свое предназначение, они максимально одиноки, напуганы и потеряны, потому что им кажется, что они лишние на этом празднике жизни. Эта неопределенность приводит к страху мечтать, планировать и действовать, потому что в уравнении, которое общество требует успешно решить, слишком мало точных вводных и слишком много неизвестных переменных. 

 

Сериал «Эйфория» именно об этом. Он показывает, насколько тяжело подросткам бороться со своими демонами на пути к взрослению. Это не мелодраматичная история о подростковой любви или школьном буллинге. Это очень тяжелый и депрессивный нарратив о том, как чувствуют себя зумеры, когда всем наплевать на их проблемы. С одной стороны, это самое свободное поколение, потому что они дети технологий и глобализации. А с другой — современным подросткам сложнее всего найти взаимопонимание с обществом, которое намного медленнее адаптируется к новым реалиям.

Это одно из немногих шоу, которое сделано именно для поколения Z. В июле 2018 года телеканал HBO предложил Дрейку и его менеджеру Future the Prince стать исполнительными продюсерами нового проекта «Эйфория» — ремейка одноименного израильского сериала, созданного Роном Лешемом и Дафной Левин в 2012-м. Именно они превратили сериал в феномен массовой культуры. Для подростков, которым не всегда хватает терпения проследить за смыслами через сюжетный нарратив, визуализация и саундтрек зачастую становятся главной составляющей фильма или сериала. Дрейк и Future the Prince это знают. Эпизоды «Эйфории» сняты на пленочную камеру. В сериале много неона, ярких цветов, специальных эффектов, пасхалок (чего только стоит полуголый двойник Кхала Дрого из «Игры престолов») и отличной музыки. Например, трейлер к третьей серии второго сезона стал площадкой для премьеры трека Ланы Дель Рей Watercolour Eyes. Также именно «Эйфория» сделала музыкальных исполнителей Rosalia и Labrinth всемирно известными артистами. Художник по костюмам сериала Хайди Бивенс, создавая образы для героев, ориентировалась на то, как в реальности одеваются представители поколения Z, и учитывала, как для них важна свобода самовыражения. Потому что «Эйфория», несмотря на все гиперболы, хочет честно репрезентовать подростковую реальность. 

Кадр из сериала «Эйфория»

Главную роль — девушки-подростка по имени Ру Беннет, которая после смерти отца подсела на опиаты, — сразу предложили Зендае Коулман. И она потрясающе справилась с работой и в первом, и во втором сезонах. В 2020 году она получила «Эмми» в номинации «Лучшая актриса в драматическом сериале» за роль Ру. Зендая — безусловно, главный кумир подростков на текущий момент. Вот она играет очень милую и обаятельную Мэри Джейн в «Человеке-пауке» (Marvel зумеры любят так же сильно, как и страдать). А вот перевоплощается в депрессивную наркоманку, которая не может пережить смерть отца и поверить, что чувство любви может пересилить чувство потери.

Также в сериале снялась транс-девушка Хантер Шафер, героиня которой по сюжету находится в процессе транс-перехода. Для современных подростков инклюзивность и честность, когда речь идет о толерантности и повестке разнообразия, крайне важны. И только Хантер смогла бы так искренне и правдоподобно рассказать, как чувствуют себя подростки в процессе перехода и почему иногда эскапизм — это единственная возможность выжить в бинарном мире. Прорабатывая образ Джулс, создатели шоу учитывали личный опыт Шафер и прислушивались к ней, чтобы рассказать историю правдоподобно. 

Героиню по имени Кэт, которая на протяжении обоих сезонов страдает от того, что ее внешность не соответствует стандартам красоты, сыграла активистка бодипозитива Барби Феррейра. На съемочной площадке ей не пришлось объяснять, почему важно отстаивать свое право быть собой. Феррейра, пожалуй, лучше создателей сериала знает, как тяжело принять мысль, что твое тело — твое дело, и освободиться от комплексов, навязанных обществом. И это еще одна монетка в копилку искренности «Эйфории». 

 
Пока смотришь первые эпизоды второго сезона «Эйфории», появляется ощущение, что Левинсон сошел с ума. Зачем он показывает, что можно употреблять героин и при этом ходить в школу?

Но, пожалуй, главная проблема, которая поднимается в «Эйфории», — это наркотическая зависимость. В США более 2 млн подростков в возрасте от 12 до 17 лет ежемесячно употребляют запрещенные препараты. Более полумиллиона тинейджеров в этой возрастной группе регулярно покупают тяжелые наркотики. В возрасте от 18 до 25 лет почти 12 млн молодых американцев ежемесячно употребляют наркотики. При этом смертность от передозировки опиатами (героиня Зендаи в первую очередь сидит именно на опиоидных препаратах) в этой категории выросла на 500% с 1999 года. Молодые люди, не дожившие даже до 25 лет, составляют около 12% от общего числа погибших от передозировки наркотиками. 

Сценаристом «Эйфории» выступил Сэм Левинсон, который использовал личные воспоминания о собственной наркотической зависимости в подростковом возрасте — Левинсон несколько раз попадал в больницы из-за передозировки наркотиками. Практически всю юность он был либо под кайфом, либо в состоянии ломки и «отходов». В 19 лет Левинсон прошел курс лечения и реабилитации, чтобы избавиться от тяжелейшей зависимости от опиатов и метамфетамина. Он действительно знает, как подростки-наркоманы могут месяцами сидеть на разных препаратах, на что они способны ради очередной дозы, как умеют притворяться трезвыми и почему найдут тысячу и одну причину не слезать с наркотиков.  

Если в первом сезоне тема зависимости все-таки не была на первом плане, потому что Ру только вышла из рехаба и пыталась наладить свою жизнь хотя бы ради отношений с Джулс, то в новых сериях ее неконтролируемая тяга к наркотикам — однозначно основа сюжета. Героиня Зендаи окончательно утратила веру в себя, в человечество и в будущее, поэтому не видит никаких причин, чтобы отказываться от препаратов. При этом она употребляет абсолютно все, что попадется под руку. Бесконтрольно и хаотично. Пока смотришь первые эпизоды второго сезона «Эйфории», появляется ощущение, что Левинсон сошел с ума. Зачем он показывает, что можно употреблять героин и при этом ходить в школу? Почему он создает ложное впечатление, что оправиться после сердечного приступа из-за сочетания героина и кокаина можно, просто выпив таблетку «Аддералла»? Для чего Левинсон показывает, как легко обмануть родных и близких, что ты трезвый и ходишь на собрания анонимных наркоманов? 

На все эти вопросы сценарист отвечает радикально и безжалостно в последних эпизодах сериала. Левинсон нагло и даже омерзительно пропагандирует наркотики, демонстрируя, как легко и безнаказанно можно их употреблять, чтобы через несколько серий сбить зрителя с ног отвратительными и тяжелейшими последствиями, которые на самом деле непременно случатся. Запредельная зависимость Ру, ее поведение и поступки, отношение к близким и эмоциональное состояние вызывают непреодолимое отвращение к наркотикам. Ты понимаешь, что Левинсон совершенно не романтизирует запрещенные препараты и не создает впечатление, что это модно, классно и весело. Он дает подросткам выбор, показывая две стороны медали: вот безумные вечеринки с наркотиками, а вот — понос, ломка, истерика и проблемы с законом, потому что ты сидишь на опиатах и героине, пытаясь залечить душевные раны и убежать от себя. Сценарист наглядно объясняет, что для тинейджеров препараты очень быстро перестают быть одним из драйверов веселья. Они становятся главным способом побега от невыносимой реальности. И именно при таком раскладе начинается мощная привязанность к наркотикам как к источнику расслабления. Не все герои сериала так же зависимы от препаратов, как Ру. Но при этом каждый из персонажей рискует оказаться на грани. 

Левинсон дает понять, что с такой зависимостью, как у Ру, можно справиться, но это крайне тяжело. Во-первых, психика едва ли может выдержать такие эмоциональные качели. Во-вторых, близкие люди не всегда понимают, что происходит с человеком, подсевшим на препараты, и заметить, как его жизнь идет под откос. Например, мама Ру вообще поняла, что ее дочь сидит на опиатах, только после того, как у нее случилась передозировка. Она была так увлечена собственными страданиями из-за смерти мужа, что не заметила, как ее 14-летний ребенок каждый день употреблял наркотики.

 

В-третьих, медицинской и государственной системе плевать на наркоманов. Они не испытывают эмпатии и сочувствия к таким больным, не торопятся дать им койку в больнице или реабилитационном центре, потому что на данный момент почти во всех странах мира зависимость — это табу и преступление, а не болезнь. Поэтому Левинсон предупреждает, что каждый, кто решился употреблять наркотики, должен осознавать: рано или поздно придется остаться наедине с обезумевшим собой и выбирать — жить дальше или отказаться от будущего ради очередной дозы.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+