К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

Профессиональная ориентация: что это такое и можно ли выбрать карьеру с помощью теста

Фото Getty Images
Фото Getty Images
В конце 2022 года 71% россиян планировал сменить место работы — это почти на треть больше, чем в 2021 году. Согласно статистике, 39% из них готовы уйти в новую профессию и начать карьеру с начала. Помочь с этим им может профессиональное ориентирование — практика, которая зародилась еще в конце XIX столетия и остающаяся по-прежнему актуальной. Forbes Life изучил, как развивался процесс поиска профессиональной ориентации на протяжении истории и как он устроен сейчас.

История профориентации  — от Страны Советов до демократии девяностых 

Профессиональная ориентация — это комплекс различных процессов, от образования и тестирований до стажировок и общения с профессионалами, которые помогают человеку определиться с выбором сферы своей карьеры в будущем. Несмотря на то что сегодня этим вопросам уделяют все большее внимание вузы и медийные площадки для поиска работы, само понятие профориентирования появилось еще в конце XIX века (причем в России даже несколько раньше, чем в США) — и в течение более чем столетия развивалось предельно скачкообразно. 

Одними из первых в России о вопросе профессиональной ориентации задумались педагог Николай Кареев и социолог Лев Питражицкий. Свои размышления они публиковали в книгах «Выбор факультета и прохождение университетского курса» и «Университет и наука»: в них, кроме объяснения устройства вузовского образования в 1890-1900 годах, рассказывалось и о возможных профессиях, доступ к которым давало обучение в университете, а также компетенциях и навыках, которые требовались для этих профессий. К концу десятых годов XX века свой вклад в тему профориентирования внес психолог Николай Рыбников. В статье «Психология и выбор профессии» он разобрал десятки карьерных путей, требующих высшего образования, — учителя, журналиста, коммерсанта, статиста, священника и не только. Подобные труды посвящались  и студентам университетов, и школьникам — лидером в этом направлении был Педагогический музей учительского дома в Москве.

В двадцатых годах XX столетия профессиональная ориентация стала компетенцией советских министерств, в частности Народного комиссариата труда и Центрального института труда. Именно в последнем в 1922 году была открыта лаборатория психотехники, где профессии рассматривались с точки зрения психологии, благодаря чему исследователи выясняли, каких навыков требуют те или иные карьерные пути и какие из них наиболее востребованы в тот или иной период развития страны. Вопросы профориентирования среди школьников возлагались на плечи педагогов, а со взрослыми работали профессиональные консультанты из специально созданных для этого бюро профконсультаций. Исследовательская деятельность развивалась бурными темпами: количество школьников и студентов, бесплатно проходивших карьерное ориентирование чуть более чем за 10 лет, достигало почти 3 млн, а ведущие педагоги и психологи старались сделать все возможное, чтобы биржи труда предлагали искателям работы наиболее актуальные для них вакансии на предприятиях. В начале тридцатых, когда государство стало более активно бороться с буржуазными ценностями, в которые входила и популярная психотехника, институт профориентирования в России стал стремительно угасать. 

 

Вернуться к нему вновь удалось лишь в 1950-1960 годах. Развенчивание культа Сталина и относительная демократизация общества и науки вновь привела к развитию гуманитарных дисциплин, однако как раньше, когда целью министерств было создание условий, в которых будущий работник и актуальная для него профессия могли найти друг друга, не получалось. Все силы послевоенных общественных институтов были брошены на поднятие экономики и сельского хозяйства, которые остро нуждались в работниках, — и вопрос развития этих отраслей стоял выше личных интересов и карьерных планов школьников и студентов, не говоря уже о взрослых. 

О полноценном же возрождении темы профессионального ориентирования в СССР можно говорить лишь в контексте 1970-х годов. Во многом это стало заслугой психолога Евгения Климова, создавшего классификацию профессий, актуальную и в современной профессиональной ориентации. Она напоминает пирамиду: профессии в ней делятся по принципу взаимодействия человека с чем-либо — природой, техникой, другим людьми, наконец, знаками (например, работа с документами) или художественными образами. Дополнительными характеристиками профессий были цель, условия и средства туда: обозначив их все, человеку становится проще выбрать ту отрасль работы, которая будет для него наиболее комфортна и интересна. Классификация Климова стала одной из основных в работе центров профориентирования с начала позднего СССР, а затем, после стабилизации деятельности новых постсоветских министерств, и нынешней России.

 

Ошибки начинаются в школах 

Сегодня важность корректного определения профессиональной ориентации неоспорима: постиндустриальный мир предлагает тысячи различных карьерных путей, в которых выбрать что-то одно бывает непросто. Главная функция профессионального ориентирования — помочь школьникам, студентам и взрослым определиться, какая профессия наиболее для них актуальна, хотя и остается неизменной, подход к ее реализации в современных условиях становится все более многообразным. 

По словам Эльмиры Давыдовой, директора центра профориентации «Профгид», сегодня существует несколько основных методик определения профессиональной ориентации:

  • знакомство с профессионалами и их рабочими местами, экскурсии для школьников и студентов;
  • групповые тренинги;
  • тестовые методики без участия профориентологов;
  • тестовые методики с последующим разбором результатов при участии экспертов-профориентологов;
  • беседа или сессия с профориентологом. 

Все эти виды профориентирования могут быть нацелены на разные категории людей. Так, знакомство с профессионалами в той или иной карьере нередко проводится в школах или университетах, а полноценная сессия с профориентологом более актуальна для взрослых. Тестовые же методики доступны в онлайне людям любого возраста, причем как работающим, так и пока безработным, — например, их предлагает Центр тестирования и развития «Гуманитарные технологии» от МГУ им. М. В. Ломоносова. Однако, как подчеркивает Давыдова, доверять им полностью нельзя — к ним можно прибегать лишь для того, чтобы условно обозначить примерный профессиональный путь, но быть уверенным в том, что именно он будет оптимален для вас, без консультации профориентолога не стоит. «Тест не обладает глазами и ушами, поэтому очень многое он может не учесть. К любому тестированию всегда должен прикладываться живой, добросовестный профориентолог, который разбирается в профессиях», — объясняет Давыдова. 

 

По статистике «Профгида», половина тех, кто обращается к ним за помощью в профессиональном ориентировании, — это люди старше 18 лет. Наибольший поток людей, которые хотят сменить поле своей профессиональной деятельности, как отмечают в «Профгиде», идет из экономических и административных областей: после собеседования с профориентологами бывшие бухгалтеры, ассистенты, секретари выбирают новые места работы и новые сферы, которые зачастую могут быть не связаны с прежними, и становятся графическими дизайнерами, UX-исследователями, инженерами, режиссерами и не только. 

Профориентирование остается актуальным для взрослых во многом из-за ошибок, которые были допущены ими при первоначальном выборе высшего образования и будущей профессии еще в детском или подростком возрасте. Эти же ошибки повторяют и современные школьники при выборе работы. «Ребенок может идет по пути родителей просто потому, что они так велели. Кроме того, ребенок может поступать и устраиваться туда, где престижно или перспективно по мнению взрослых, или где сегодня можно больше заработать. Влияют на выбор и другие условия, например близость будущего места работы к дому. Наконец, выбор профессии может быть обусловлен получением специфического высшего образования», — говорит Давыдова. 

В последнем случае речь идет о баллах ЕГЭ: нередко школьники вынуждены поступать в конкретные вузы и учиться на те профессии не потому, что они искренне заинтересованы в них, а потому что только на эти сферы образования и работы хватает их экзаменационных баллов. Кроме того, выбор вуза и, следовательно, будущей профессии иногда приходится делать в спешке, особенно если речь идет о мальчиках, которые по достижении 18 лет могут быть призваны на срочную службу в армию, если не получат отсрочку в связи с получением образования. 

На Западе похожую проблему можно решить с помощью «gap year», или «свободного года», который выпускники школ могут посвятить самообразованию, участию в волонтерских проектах, путешествиям или подработке, чтобы понять на практике, чего они на самом деле хотят достичь в жизни и какие сферы деятельности им интересны. Эта практика пользуется успехом, но не везде. Например, по статистике, в Великобритании к ней ежегодно прибегают около 200 000 молодых людей, а в США — всего 8000. В России такая возможность отсутствует, но если верить экспертам, то она могла бы быть популярной и помочь выпускникам школ с профориентированием наравне с работой специалистов в школах и профессиональных центрах. 

Как выглядит современное профориентирование 

«Качественная профориентация школьника делается вживую, в беседе с ним. В процессе он выполняет задания для того, чтобы выявить его интеллектуальные и личностные свойства, его креативность, интересы и физические возможности», — рассказывает директор «Профгида». На выбор будущей карьеры могут повлиять и родители — и крайне важно обеспечить школьнику возможность принять решение самостоятельно, а вместо наставлений дать ему рекомендации и советы, оставляя право выбора исключительно за ним. «Ошибки родителей бывают связаны с представлением о ребенке как об очень простом устройстве или с преобладанием у детей или родителей ценности денег и игнорированием таких идеалов, как счастье и свобода», — отмечает эксперт.

 

Вопрос выбора будущей профессии для школьников нередко становится актуальным в старших классах, когда приходит время выбирать вуз и готовиться к вступительным экзаменам. На самом же деле к этому процессу, как отмечают эксперты, стоит готовиться заранее — например, в 10-12 лет. Разговор со школьником в идеальных условиях должен проводиться с опытным профориентологом или психологом, который на основе пройденного ребенком тестирования и личной с ним коммуникации сможет подобрать актуальную для него будущую профессию, которая учтет не только его интересы, но и социальные навыки, особенности психики и не только. Иногда такие мероприятия проводятся в школах на бесплатной основе с приглашенными специалистами или в формате экскурсий в центры профессиональной ориентации. 

Что касается взрослых, то цель работы профориентологов с ними  в целом та же, что и со школьниками, — определить сильные и слабые стороны в различных сферах и подобрать ту профессию, которая будет подходить им по ресурсам, навыкам и интересам. Отличие здесь будет скорее не в функциях и целях такого ориентирования, а в том, как оно устроено. «Профориентация взрослых должна быть похожа  на  разговор с экзистенциальным психологом. Со взрослым речь идет всегда о таких сущностях, как смысл, свобода, счастье, жизнетворчество, мужество жить по-своему и даже смерть. Тесты здесь не уместны, так как профориентологу взрослых критически важно обсудить и проанализировать прошлые и настоящие деятельности человека и выявить критерии, важные для этого человека. Уже на основе этих критериев специалист предложит профессии, отвечающие этим критериям», — рассказывает о специфике работы со взрослыми Давыдова. 

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2024
16+