К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как однокурсник Марка Цукерберга строит глобальную фабрику стартапов

Магнус Граймлэнд (Фото Antler)
В 2003 году Магнус Граймлэнд, отслужив в норвежском спецназе, поступил в Гарвардский университет — в то время там уже учился Марк Цукерберг. Поработать на компанию Цукерберга Граймлэнду не удалось, зато получилось создать свою. Сегодня Antler, которая сочетает в себе признаки стартап-студии, инкубатора, акселератора и венчурной фирмы, управляет 21 офисом на шести континентах. Она инвестировала в более чем 450 стартапов

В 2003 году, окончив двухлетнюю службу в военно-морском спецназе Норвегии, 23-летний Магнус Граймлэнд поступил на первый курс Гарварда. В нем сразу же разгорелся технический азарт, который и привел его в нужное время в нужное место. Граймлэнд подружился с одноклассником по имени Эдуардо Саверин, а на занятиях греблей познакомился с Кэмероном и Тайлером Уинклвоссами. Он мог бы даже поработать на Марка Цукерберга в TheFacebook (принадлежит корпорации Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена), как он тогда назывался, если бы все его время не уходило на учебу, спорт и уход за маленьким сыном.

«Я был близок к тому, чтобы подать заявку на одну из их стажировок. Поначалу они нанимали практически всех подряд, — с кривой ухмылкой вспоминает Граймленд. — Думаю, любой, кто прошел эти стажировки, сейчас невероятно богат».

В отличие от Саверина, который был одним из соучредителей Facebook и чье состояние сейчас оценивается в $11,4 млрд, или неоднозначных близнецов Уинклвосс (состояние каждого оценивается в $4 млрд), Граймлэнд лишь слегка прикоснулся к феномену Цукерберга. Но он заразился страстью к предпринимательству. После выпуска и работы в McKinsey Граймлэнд продолжил работу на другого интернет-миллиардера, Оливера Самвера из Rocket Internet, и помог ему превратить компанию из Люксембурга Global Fashion Group в конгломерат электронной коммерции с объемом продаж более $1,6 млрд. Теперь Граймлэнд хочет найти новый подход к инвестированию в стартапы.

 

Его очередной проект, Antler, был основан в Сингапуре, но не имеет официальной штаб-квартиры. Antler пытается сочетать в себе признаки стартап-студии, инкубатора, акселератора и венчурной фирмы и стать международной машиной по производству стартапов. Граймлэнд пытается повторить на более ранних стадиях жизни стартапа то, что Sequoia сделала в венчурном капитале, а Y Combinator — как акселератор. Antler рыщет по миру в поисках потенциальных основателей — нередко из развивающихся рынков, таких как Джакарта, Найроби, Сан-Паулу и Хошимин, которые, как считает Граймлэнд, игнорируют другие венчурные инвесторы — и часто забирает их из успешных компаний вроде Cisco и McAfee.

«Нам это очень нравится, — говорит Граймлэнд. — Например, мы связались с руководителем разработки продукта в Spotify и сказали: «Привет, поздравляем с созданием Spotify. Но не пора ли тебе уйти и построить свой бизнес на миллиард?»

Некоторых основателей Antler пригласили. Другие нашли программу сами. Но участие не гарантировано никому, и все должны пройти через один и тот же процесс подачи заявки. В этом году Граймлэнд рассчитывает получить около 100 000 заявок, из которых приняты будут примерно 2,5%. Те, кто присоединяется к программе, уходят со старой работы в надежде, что им удастся создать что-то получше. Antler предлагает только стипендию в размере до $2500, чтобы покрыть расходы на проживание.

Слева направо: главный операционный директор Antler Фритьоф Берге, коммерческий директор Вегард Медбо и генеральный директор Магнус Граймлэнд. (Фото Antler)

Программы длятся от шести до 12 недель, в течение которых участники ищут сооснователей, разрабатывают бизнес-модель и пытаются убедить Antler, что они достойны первичного финансирования. Обычно Antler решает, будет ли инвестировать (как правило, от $100 000 до $200 000 за долю 10%) до того, как компания будет зарегистрирована.

Граймлэнд основал Antler в 2017 году со стартовым капиталом $500 000, который он заработал в индустрии моды. Год спустя он привлек $6 млн от группы коллег и предпринимателей. Сегодня Antler управляет активами примерно на $500 млн и привлекает средства от таких инвесторов, как британская управляющая компания Schroders с активами в $920 млрд, Международная финансовая корпорация (входит в структуру Всемирного банка) и своего старого друга Саверина. Компания управляет 21 офисом на шести континентах и располагает сетью советников и операторов во всех городах. Она инвестировала в более чем 450 стартапов.

 

Но чтобы добиться успеха в долгосрочной перспективе, Antler необходимо выделяться на фоне быстрорастущей толпы инкубаторов, студий и других посевных инвесторов. «Их море», — говорит Эбби Миллер Леви, сооснователь и управляющий партнер посевной фирмы Primetime Partners. По данным PitchBook, в США объем инвестиций на ангельских и пре-посевных раундах вырос с $7,9 млрд пять лет назад до $11,2 млрд в 2020 году и $17,6 млрд — в 2021-м. «По пять фондов в день — это просто гигантский бум новых фондов, — продолжает Леви. — Здесь столько денег, что сложно чересчур заинтересоваться одной командой».

Портфельные компании Antler молоды. До сих пор примерно каждая восьмая инвестиция фирмы терпела неудачу, и у нее нет «единорогов» или крупных выходов, которые бы подтвердили видение Граймлэнда. Однако есть и перспективные проекты. Reebelo, где люди покупают и продают подержанные смартфоны и ноутбуки, приближается к годовому объему продаж в $100 млн и утверждает, что число покупателей в месяц составляет 10 000 человек. XanPool помогает проводить криптоплатежи для более чем 400 клиентов, включая южнокорейского финтех-«единорога» Toss, а в прошлом году привлек $27 млн в раунде, который возглавила Valar Ventures Питера Тиля.

Шарлотт Иклунд, которой тогда было 32 года, уже давно мечтала о предпринимательстве, когда в 2019 году узнала об Antler. «Я всегда знала, что когда-нибудь хочу открыть свое дело, — говорит она. — Но я не очень понимала, с кем или что я хочу делать». Она присоединилась ко второму набору Antler в Швеции, познакомилась с техническим гением Олегом Даниленко и основала Teemyco, приложение для видео- и аудиочатов для удаленных офисов. С началом пандемии спрос на услуги Teemyco значительно вырос. С тех пор компания провела еще три раунда венчурного финансирования на общую сумму $5,2 млн.

Инвестируя так рано, Antler часто может инвестировать при более низких оценках, чем конкуренты, а это привлекательное уравнение для ограниченных партнеров. «Обычно нам удается войти при предварительной оценке в $1 млн или около того, — говорит Тронд Риибер Кнудсен, основатель-инвестор Antler, который познакомился с Граймлэндом, когда они оба работали в McKinsey. — Если компании готовы к выходу в венчурную экономику и к посевным раундам, раундам серии А, серии В — взгляните на лучшие оценки, которые мы наблюдаем в этих раундах, и прибыльность феноменальна».

Поначалу Граймлэнд работал с Rocket Internet как сооснователь онлайн-платформы для торговли одеждой под названием Zalora, где он помог создать маркетплейс и начать деятельность в Юго-Восточной Азии. Основанная миллиардером Оливером Самвером и его братьями Александром и Марком, Rocket пользуется неоднозначной репутацией в венчурной индустрии из-за своей склонности к подражанию: она берет успешные бизнес-модели с одного рынка и создает новые компании, чтобы воспроизвести их на другом. Представьте себе Amazon для Юго-Восточной Азии или немецкий клон Groupon.

Просуществовав два года и получив финансирование на сумму более $200 млн, Zalora вошла в состав Global Fashion Group, где Граймлэнд стал операционным директором. Но, увидев, как несколько его коллег ушли и открыли свое дело, он понял, сколько талантливых технических специалистов прозябают на позициях, где их способности не используются в полной мере. Так и появилась компания Antler.

«Давайте найдем этих людей и станем для них лучшим возможным партнером с первого же дня. Инвестируйте в сильные команды и основателей, а не в компании, — говорит Граймлэнд. — Наша задача — поддерживать и развивать выдающихся людей».

Первая программа Antler была запущена в Сингапуре в 2018 году. Заявки подали примерно 1400 человек, из них были приняты 62, а три месяца спустя Antler выделила средства первым 13 компаниям в своем портфеле.

Каждый участник программ Antler получает доступ к сервису, похожему на приложение для знакомства, где можно найти сооснователей, библиотеку бизнес-гайдов и стратегий, места в офисе и множество уроков от венчурных капиталистов и предпринимателей, включая топ-менеджеров компаний вроде Snapchat, Square и YouTube. Некоторые из самых популярных сессий посвящены тому, как решать проблемы с позиции основателя и как разобраться в основных метриках стартапа.

Однако опыт основателей может разниться в зависимости от того, на какой стадии создания компании они находятся. Некоторые фокусируются на том, чтобы сузить круг потенциальных бизнес-идей или найти сооснователей. Другие тесно сотрудничают с сетью Antler, куда входят более 600 консультантов и операторов вроде Андреаса Эна, первого технического директора Spotify, и Гэри Долман, сооснователь онлайн-банка Monzo, чтобы улучшить конкретные аспекты своего бизнеса, например, модель ценообразования или ассортимент. Лоуренс Саммерс, бывший министр финансов США, который был президентом Гарварда, когда Граймлэнд там учился, входит в консультативный совет Antler.

 

После инвестирования Antler продолжает консультировать стартапы по вопросам привлечения средств и развития и знакомить их с инвесторами — это выгодно и для компаний, которые получают доступ к капиталу, и для партнеров Antler, которые первыми узнают о востребованных стартапах. Кроме того, Antler участвует в последующих раундах и только за последний год заключила более 200 подобных сделок.

Дело в объемах: обработка десятков тысяч заявок и сотрудничество с сотнями основателей ежегодно гарантируют множество возможностей заработать. Другие фирмы, которые занимаются развитием компаний, придерживаются других стратегий: Atomic, первопроходец среди студий, обычно создает компании силами собственной команды, а затем приглашает CEO на долгий срок, как только стартап начинает стабильно расти. В прошлом году она запустила 14 компаний, тогда как Antler — 190.

Алекс Исколд — управляющий партнер 2048 Ventures, нью-йоркской предпосевной фирмы, которая инвестирует позже, чем Antler, как правило, через полгода после регистрации компании. Однако он считает, что привлекательность подхода Antler очевидна.

«Думаю, это исключительно продуманные, небольшие ставки, где, если вы все делаете правильно, так называемый инкубатор оказывается в крайне удачном положении, — говорит Исколд, — потому что вы всасываете всех этих блестящих специалистов».

Граймлэнд подчеркивает, что Antler давно инвестирует в людей, которых игнорируют крупные венчурные инвесторы. Фирма поддерживает основателей из 70 стран. Примерно 35% компаний в ее портфолио были основаны женщинами, а 50% компаний возглавляет женщина-CEO.

 
Олег Даниленко и Шарлотта Экелунд стали соучредителями Teemyco после прохождения программы Antler в Швеции. (Фото Antler)

«Вы получаете доступ ко всем этим скрытым талантам, у которых, возможно, не было таких возможностей, как у меня», — говорит Граймлэнд. 

По словам Дженни Филдинг, управляющего директора The Fund, нью-йоркского предпосевного инвестора, именно эта идея позволяет удовлетворить реальную потребность в венчурном капитале.

«Большие ребята с Сэнд-Хилл-Роуд говорят: «Ну да, мы теперь инвестируем в основном на посевной стадии, на предпосевной», — говорит Филдинг. — На самом деле когда они говорят, что инвестируют на предпосевной стадии, это значит, что они финансируют своих знакомых или компании из своего портфолио, которые создают новые компании».

Эти влиятельные венчурные капиталисты и другие инвесторы ранних стадий пытаются попасть в эту сферу, чтобы удовлетворить запрос ограниченных партнеров на огромный возврат от инвестиций. Но если прибыль не оправдает ожиданий, фирмы вроде Antler могут столкнуться с падением спроса.

«Мне это кажется чрезвычайно иррациональным, — говорит Исколд из 2048 по поводу недавней волны трат. — Люди просто забрасывают основателей деньгами, но не пытаются действительно задуматься о бизнес-моделях, выборе основателей, о том, как сложно построить действительно успешный, устойчивый бизнес».

 

Граймлэнд знает, что путь к вершине венчурной отрасли будет непрост. Он считает, что Antler неплохо начала.

«На современных венчурных рынках нужно создавать реальную, системную ценность, — говорит Граймлэнд. — Думаю, мы с этим отлично справились и создаем новые проекты с нуля, поскольку мы имеем доступ к профессионалам со всего мира».

Перевод Натальи Балабанцевой

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+