Уйти вовремя: почему менеджеру не стоит удерживать власть до последнего

Фото Getty Images
Фото Getty Images
В жизни любого лидера рано или поздно наступает момент, когда перед ним встает альтернатива — искать себе лучше применение или защищать свой статус. Последнее зачастую наносит вред проекту. Почему так происходит и почему многие лидеры этого не замечают, объясняет президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов

Изменения неизбежны, но про это чаще всего говорят в контексте роста и развития, предпочитая умалчивать, что за ростом следует падение и завершение, когда проекты устаревают и деактуализируются, а их лидеры устают или теряют интерес. Любой контекст меняется, и появляются новые предпочтительные альтернативы. Ни один из процессов не развивается все время в одном направлении, он всегда заканчивается. И если нам ставят в пример длительный и довольно устойчивый процесс развития, то при ближайшем рассмотрении мы можем увидеть, что в действительности это набор процессов, непрерывно замещающих друг друга и отличающихся друг от друга существенными компонентами, такими как люди, ресурсы, контекст.

Если посмотреть на эти изменения глазами лидера, то перед ним очевидная альтернатива: либо признать эту ситуацию и начать искать для себя новое лучшее применение, либо не признавать и защищать свой статус, в том числе используя возможности своего положения. На этот выбор очень сильно влияет культурный и национальный контекст. Специфика российского — отождествлять лидерство с должностью и властью. От главы компании по-прежнему зависят многие сферы жизни, от назначений и премий до распределения мест в корпоративном детском саду, а его сила оценивается в том числе по умению удержать власть в организации. Иногда это качество превозносится едва ли не выше, чем ценность, которую руководитель создает для организации.

Руководители, которые добровольно отказываются от власти, в этой культуре тоталитарного лидерства считаются слабыми, потому что они «не удержали» власть. Тогда как это просто условие контракта или собственное решение, совпадающее с естественным ходом вещей. Человек может как увеличивать свои компетенции, так и терять их, может перерасти проект, а может от него устать. А может сильно поменяться контекст, и любой самый квалифицированный руководитель потеряет в нем свою актуальность.

В общественном сознании чаще всего лидер-руководитель воспринимается как единая совокупность личных качеств и компетенций и должностных возможностей, которые «срастаются» с этой личностью. И сам лидер начинает путать свою оценку как менеджера и как человека и воспринимать возможности, даваемые ему руководящей должностью, как проявление своих личных качеств. В этой ситуации потеря лидерской позиции или оставление должности воспринимается как утрата части личных качеств и потеря большой части общественного признания, что эмоционально граничит едва ли не с разрушением идентичности.

Дважды, когда я уходил с позиции замминистра и заммэра в частные структуры, то замечал, что некоторые из тех, кто ранее звонил мне постоянно, теряли ко мне интерес. Сначала меня это огорчало, но потом я понял, что не имею права считать, что люди могут быть заинтересованы именно во мне, а не в моих должностных полномочиях. Сейчас я понимаю, что надо готовить себя заранее к тому, что с уходом с должности количество «поклонников» уменьшится в разы — и это очень естественный процесс. Мы часто путаем свои личные качества и должностные возможности. Люди притягиваются к источнику власти, и как только источник меняется, то меняется и вектор интереса. С другой стороны, такой переход позволяет понять, кого вы интересуете как человек, а кому интересна ваша должность.

Конечно же, и страх потери власти, и подогретое эго толкают лидера-руководителя на защиту своего статуса до победного конца, поскольку масштаб потерь как в собственных глазах, так и в общественном сознании становится очень велик. И здесь кроется причина многих неудачных проектов и личных историй, поскольку у лидера-руководителя возникает конфликт интересов: реализовать проект, продвигать организацию, но при этом защищать свое положение. Рано или поздно эти цели начинают противоречить друг другу. Например, лидер начинает бороться с сильными людьми вокруг, поскольку видит в них угрозу собственному положению — некоторые делают это с самого начала карьеры/проекта, задолго начиная готовить эшелонированную оборону своего кресла. Или под разными предлогами начинает корректироваться стратегия организации, в действительности подгоняемая под цель сохранения личного положения.

В мире прямых инвестиций не менее важным, чем поиск достойного объекта инвестирования, является поиск стратегии выхода из инвестиций (exit strategy). И история знает немало примеров, когда перспективные с самого начала инвестиционные проекты превращались в кошмар, поскольку по разным причинам инвесторы не могли найти покупателя на следующий раунд. Вступая в любой проект, мы должны понимать, что в определенный момент должны будем выстроить exit strategy и сделать это с пользой для себя и для проекта.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции