Чиновники задумали снизить налоговую нагрузку на бизнес

Вычет части социальных взносов с работников может стимулировать уход в тень

Минздрав и РСПП, пишут СМИ, активно обсуждают возможность вычета части социальных взносов не с работодателей (через взнос 34% с первых 463 000 рублей зарплат), а с работников. Это должно позволить снизить налоговую нагрузку на бизнес, с одной стороны. Однако с другой стороны, снижение зарплат в результате таких мер представляется крайне опасным, ибо увеличивает стимулы для работников уходить в тень.

Сама по себе идея взыскивать часть взносов на содержание внебюджетных фондов, которые до прошлого года были скомпонованы в ЕСН и до сих пор полностью взимаются с работодателей, сама по себе разумна. В большинстве развитых стран применяется софинансирование пенсионных взносов и медицинского страхования. В случае внедрения такой практики в России, это поможет урегулировать такие вопросы, как право собственности на пенсионные накопления, упростить корпоративный переход из ОМС в ДМС (идея, давно обсуждаемая в деловых и правительственных кругах), в конце концов, дать гражданам осознать, сколько стоит государство и его социальная политика на самом деле. За сбор взносов все равно будут отвечать работодатели, так что технических проблем с их сбором в первые годы возникнуть не должно, точнее, они будут не сложнее тех, с которыми работодатели столкнулись в этом году после отмены ЕСН.

Достаточно странна сама идея того, что от переноса тяжести взносов на работников чистая зарплата должна быть уменьшена. Такое возможно по двум причинам: если реформа непродуманная или же если идет ее подрыв из ведомственных интересов. Перенос тяжести взносов — скорее учетная операция, которая может быть проведена нейтрально: с адекватной индексацией зарплат, без изменений как фонда оплаты труда, так и чистой выплаты работникам. При наиболее успешных реформах пенсионных систем и систем социального страхования перераспределение взносов с работодателей на работников проводилось так, что чистые выплаты работникам вырастали на 4-5% (Чили, Польша) либо остались неизменными (Казахстан). Происходило это за счет автоматического и предписанного государством перерасчета зарплат и некоторого снижения совокупного размера взносов в социальные фонды в первый год реформы. Как правило, перерасчет назначался на период традиционной индексации зарплат, чтобы рост доходов был еще более заметен. Естественно, что все это делалось, в том числе, и для увеличения популярности этих мер — последующие изменения самих взносов бывали достаточно разными. Еще один вариант — направление на пенсионные взносы части прироста зарплаты в рамках соглашений правительства и профсоюзов (как в Австралии).

Взносы с работников, скорее всего, будут введены в обозримом (3-5 лет) будущем. Но польза реформы и ее устойчивость, в первую очередь, будут связаны с тем, что люди не почувствуют себя обманутыми в очередной раз, ибо получат хоть маленькую, но ощутимую прибавку к доходам. Если этого не произойдет, то виноваты в этом будут чиновники, вне зависимости от наличия или отсутствия у них умысла на вредительство.

Новости партнеров