Осень патриарха: что изменит закон о наследственных фондах
Фото Getty Images

Осень патриарха: что изменит закон о наследственных фондах

Фото Getty Images
Чем успешнее человек работал над созданием благ, тем больше он думает об их дальнейшей судьбе

Достигнув определенного социального уровня и уровня жизни, каждый человек формирует для себя картину того, как он хотел бы распорядиться теми благами, что заработал и создал за свою жизнь.

Мысленно он уже представляет: «Вот это предприятие, которое я начал создавать 30 лет назад, — старшему сыну; квартиру и дачу — младшей дочери, жене — «легкий бизнес для души», счет в Швейцарии и дом на Лазурном Берегу». Такую картину можно назвать волей отца–основателя, патриарха или … наследодателя — да, к сожалению, до открытия бессмертия все активы или блага обречены быть передаваемыми по наследству. Основатель хочет, чтобы то, что он создал за свою жизнь, было распределено между его наследниками именно так, как он решил, сообразно его воле.

Однако есть две большие группы причин, мешающих или не позволяющих реализовать волю основателя благосостояния так, как он это себе представлял.

Первая группа причин «вмешивается» в сам процесс перехода благосостояния по наследству, не позволяет или существенно затрудняет именно передачу активов в том порядке и объеме и тем людям (наследникам), как это представлял себе наследодатель.

Препятствия на пути к богатству

Давайте рассмотрим эти причины подробнее.

Воля основателя не выражена юридически — то есть основатель благосостояния банально не составил никакого, даже самого простого завещания. Ну а раз нет завещания — все активы будут разделены по закону, то есть, как правило, поровну и только между «ближайшей» очередью наследников. Например, к первой очереди относятся родители, супруги и дети. И если основатель хотел оставить что-то внукам, но завещание не составил, то все его имущество будет распределено, например, между его женой и детьми в равных долях. А передача чего-либо внукам основателя будет уже прерогативой его детей, а не его самого.

Будущие наследники не понимают, что будет переходить им по наследству.

На самом деле — это очень серьезная помеха. Серьезная настолько, что наследники вообще могут не вступить в права наследства, а имущество будет утрачено. Если наследники банально не понимают, что именно должно перейти им по наследству, в какой стране находятся эти активы и как по законам именно этой страны заявить свои права на них, то и вступить в права наследства они не могут. Пока наследники разберутся, что и как им делать, как заявить или подтвердить свои права, актив может быть полностью или частично утрачен — например, перейдет в доход того государства, где он находится как «невостребованный» (в России это называется «вымороченное имущество»).

Основатель ошибается в оценке того, что именно ему принадлежит. Он искренне полагает, что имущество принадлежит ему единолично и он имеет право так же единолично им распоряжаться, в том числе завещать. Однако, например, если наследодатель состоит в браке, не заключал с супругой брачного договора и приобрел актив во время брака, то половина актива уже принадлежит супруге. Следовательно, в наследственную массу, т. е. в то имущество, которое основатель может завещать по своему усмотрению, войдет не весь актив, а только его часть. И супруга, несмотря ни на какое завещание, получит в этом активе так называемую долю пережившего супруга.

Наличие наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве. Это люди, имеющие безусловное право на долю в имуществе наследодателя даже в том случае, если в завещании они не указаны. Такими наследниками могут быть престарелые родители, малолетние дети, в некоторых странах — супруг или супруга, а также иные родственники или даже лица, не имеющие с наследодателем родственных связей, но проживавшие с ним совместно и находившиеся на его обеспечении (так называемые иждивенцы). И если основатель полагал, что оставит вот этому «обязательному наследнику», скажем, 100 тысяч, да и хватит с него, то рассчитанная по закону обязательная доля этого наследника от всей наследственной массы может быть, например, миллион. И тогда «недостачу» этот наследник заберет из долей других наследников.

Долги основателя благосостояния перед кредиторами. Как бы это ни было для кого-то удивительным, но долги и обременения тоже переходят по наследству. Хороший, наверное, сюрприз будет для наследников, если после того, как они станут собственниками активов, кредиторы у них эти активы отнимут — в счет уплаты не погашенных основателем долгов.

Ограничения прав наследников в учредительных (корпоративных) документах бизнес-компаний, или так называемые Корпоративные ограничения прав наследников в случае перехода по наследству бизнес-активов. Здесь речь идет о том, что в учредительных или уставных (корпоративных) документах компании в отношении наследников может быть предусмотрен не переход им доли в компании, а всего лишь выплата другими партнерами (соучредителями) так называемой действительной доли в стоимости компании. Разумеется, разница между долей в натуре и ее действительной стоимостью, особенно в России, может быть колоссальной.

Вторая группа причин, ограничивающих волю основателя, — это причины, которые повлияют на будущую судьбу имущества и активов, уже перешедших в собственность наследников.

Казалось бы, сама процедура вступления в наследство прошла совершенно спокойно — именно так, как и задумывал наследодатель. Но что потом? Будет ли старший сын действительно продолжателем дела, начатого отцом, или он «выйдет в кэш», продав полученный по наследству бизнес?

К таким причинам можно отнести следующие.

Невозможность ограничить права наследников на распоряжение имуществом в будущем. К сожалению, в российском праве в подавляющем большинстве случаев нельзя обязать наследников поступать с полученным по наследству имуществом или активами так, как этого хотел основатель, за очень редкими исключениями. То есть наследодатель ни завещанием, ни иным распоряжением фактически не может запретить наследнику продать, подарить, обменять или иным образом избавиться от полученного имущества или актива после того, как этот наследник станет полноценным собственником.

Риски личности наследника. Нет никаких гарантий, что поведение человека не изменится, когда из «простого сына» богатого человека он сам станет богатым человеком. Какие идеи посетят его в момент осознания самостоятельности и полной власти над активом? Что придет ему в голову? Будет ли он вести себя как адекватный человек или пустится «во все тяжкие»?

Риски негативного влияния на наследника его окружения. Допустим, сам наследник получил хорошее образование и имеет достойный опыт работы. Но что будет, если он поддастся на уговоры друзей, родственников или подпадет под влияние мошенников? Сколько времени понадобится, чтобы в такой ситуации наследник из рачительного и разумного бизнесмена превратился в человека, оторванного от реальности, сорящего деньгами или «инвестирующего» в сомнительные проекты?

Риски экономических кризисов. Сможет ли наследник управлять активами в стрессовой ситуации в результате локальных или глобальных экономических потрясений? Хватит ли его образования и жизненного опыта, чтобы без потерь или с минимальными потерями пройти очередной «ипотечный кризис»?

Научно-технологическая революция, то есть столь глобальные изменения в науке и технике, что их влияние будет поистине колоссальным. Изменения в технологиях — от открытия новых способов использования старых ресурсов до внедрения новых технических решений — приводили не только к разорению отдельных компаний, но и к запустению целых городов и даже стран.

Политические риски. Сможет ли наследник выбрать оптимальную линию поведения и сохранить или как минимум потерять немногое в случае серьезных политических потрясений?

Разумеется, кроме указанных выше могут существовать и, наверняка, существуют и другие «факторы неопределенного будущего» или могут наступить события, которые невозможно спрогнозировать здесь и сейчас, невозможно оценить влияние этих будущих событий и, соответственно, заложить в наследственные механизмы адекватную реакцию на такие события.

Как решить проблему наследования

Но кое-что сделать все же можно, и об этом — немного подробнее.

В 2017 году в Гражданский кодекс Российской Федерации были внесены поправки. Настолько значимые, что можно дать им собственное имя (по аналогии с Законом о КИК) — «Закон о наследственных фондах». Да, следует иметь в виду, что, хотя закон был принят летом 2017 года, в силу его основные положения вступают с 1 сентября 2018-го. Вполне возможно, что будет принят еще один или даже ряд законов, более детально описывающих правила создания и функционирования этих фондов. Так же, как в случае, например, с обществами с ограниченной ответственностью: базовые принципы изложены в Гражданском кодексе, более конкретные правила — в отдельном законе.

Частично это связано с тем, что в России уже сформировалась определенная практика работы с аналогичными зарубежными институтами — трастами. В данном случае имеются в виду как testamentary trust — завещательные трасты, так и привычные «обычные» трасты.

Теперь законом предусматривается возможность создания после смерти наследодателя отдельного юридического лица (наследственного фонда). Очевидно, что решение о создании наследственного фонда принимается гражданином прижизненно, при составлении им завещания. Такое решение, как это установлено «Законом о наследственных фондах», «должно содержать сведения об учреждении наследственного фонда после смерти этого гражданина, об утверждении этим гражданином устава наследственного фонда и условий управления наследственным фондом, о порядке, размере, способах и сроках образования имущества наследственного фонда, лицах, назначаемых в состав органов данного фонда, или о порядке определения таких лиц».

Отличие российского наследственного фонда от обычного траста состоит в том, что до смерти учредителя наследственного фонда не существует, даже если его правила, устав и остальные документы созданы за несколько лет до открытия наследства. Формально фонд учреждается нотариусом или судом. Так, после смерти наследодателя нотариус, ведущий наследственное дело, в течение трех дней с момента открытия наследственного дела направляет документы о создании фонда в «уполномоченный орган». Сегодня это налоговые органы, вносящие сведения о создаваемых юридических лицах в Единый государственный реестр юридических лиц — ЕГРЮЛ.

Наследственный фонд — это, по сути, юридическое лицо, в которое может быть «упакован» актив или активы, причем в самом широком перечне: от недвижимости до компаний, ценных бумаг, денег и т. д., и являющееся юридическим собственником этих активов. А наследники — физические лица будут являться бенефициарами — т. е. выгодоприобретателями этого фонда.

Таким образом, механизм наследственного фонда позволяет исключить влияние действий наследников в будущем на состояние актива. Например, если по решению наследодателя бизнес (доля в компании) переходит в собственность наследственного фонда, а старший сын назначается выгодоприобретателем, то этот сын не сможет по своему, может быть, не самому мудрому решению бизнес продать, а вырученные деньги прогулять.

Как минимум наследственный фонд позволяет нивелировать воздействие нескольких указанных выше факторов «неопределенного будущего»: отсутствие юридического механизма неизменности воли наследодателя, риски личности наследника, риски окружения наследника.

Мы видим, что на самом деле создан правовой механизм с очень широкими возможностями, и нивелирование вышеуказанных рисков — далеко не единственное, для чего этот механизм пригоден. Ожидаем, что грамотное использование наследственных фондов позволит устранить множество причин, мешающих реализации воли наследодателя.

Конечно, механизм крайне молодой, строго говоря, даже младенцем его нельзя назвать — по-настоящему он родится только в сентябре 2018 года. Тем не менее ожидаем, что запросы на наследственные фонды в перспективе будут достаточно многочисленными.

Новости партнеров