закрыть

Великие открытия. Как Михаил Задорнов управляет самой дорогой санацией в российской истории

Фото Семена Кац для Forbes
На что Банк России потратил 1,3 трлн рублей

Сентябрьским днем 2018 года в холле «Открытие Арены» было многолюдно, хотя футбольный матч не планировался. Председатель правления банка «Открытие» Михаил Задорнов, вооружившись ножом, ловко разрезал на куски торт, в очертаниях которого легко угадывался стадион. Задорнов подписал с владельцем «Спартака» Леонидом Федуном контракт, по которому домашний стадион клуба еще на пять лет сохраняет название банка «Открытие». Предыдущий пятилетний контракт обошелся банку более чем в 1 млрд рублей. Федун подарил Задорнову красную именную майку. Заядлый болельщик ЦСКА подарок принял, но надевать не стал.

Леонид Федун и его старший партнер по «Лукойлу» Вагит Алекперов до 2017 года были миноритариями «Открытия». Когда банк отправили на санацию, они лишились его акций и потеряли порядка 10 млрд рублей на облигациях. Но «Лукойл» все равно продолжил сотрудничество с банком. С другими бывшими собственниками у Задорнова не такие конструктивные отношения: зачастую общаться с ними приходится в судах по всему миру. Бывшему министру финансов России Задорнову приходилось бывать по другую сторону баррикад. После дефолта 1998 года он договаривался с многочисленными держателями ГКО о вариантах реструктуризации. Сам Задорнов параллелей с тем опытом не проводит.

Банк России потратил на спасение «Открытия» и присоединенного к нему Бинбанка 1,3 трлн рублей (подсчитал для Forbes директор по финансовым институтам Fitch Александр Данилов). Как Задорнов руководит крупнейшей банковской санацией в истории России?

Переходное состояние

«У меня было ощущение, что я работаю на кладбище» — так описывает лето 2017 года бывший менеджер ВТБ 24. Годом ранее руководство банка во главе с Михаилом Задорновым узнало о присоединении к материнскому ВТБ и теперь с мрачной решимостью работало над тем, чтобы гладко провести интеграцию.

Задорнову было что терять. Когда в 2005-м глава ВТБ Андрей Костин предложил ему сменить кресло депутата Госдумы на карьеру банкира, ВТБ 24 не существовало. Строить второй по размеру розничный банк в России предлагалось на базе Гута-банка, который рухнул в 2004 году и достался ВТБ за символический 1 млн рублей. В интервью Forbes Задорнов вспоминает, что его отговаривали: банковская розница казалась малопонятным бизнесом, и за исключением «Русского стандарта» Рустама Тарико активных игроков в нем почти не было.

ТАСС

Это, впрочем, и стало вызовом для Задорнова. Он принял предложение Костина и получил в распоряжение розничную сеть ВТБ. Бывший зампред ЦБ Олег Вьюгин вспоминает, что сильных конкурентов похожего масштаба у ВТБ 24 на тот момент не было, зато был доступ к сотрудникам корпораций, обслуживавшихся в головном ВТБ. Помог Задорнову и макроэкономический ветер, дувший в спину российской экономике в середине 2000-х, и зарождавшийся средний класс. Неудивительно, что Задорнов без восторга встретил дискуссии о том, что делать с розничным бизнесом ВТБ, начавшиеся как минимум с 2014 года. Его знакомые говорят, что он до конца бился за сохранение бренда ВТБ 24, например предлагал частичную интеграцию в виде объединения бэк-офисов.

Смутными представлялись и карьерные перспективы самого Задорнова. Принципиальное решение об объединении ВТБ и ВТБ 24 было принято летом 2016 года, но епархию для Задорнова в новой структуре подобрали только через год. Костин предложил ему курировать финансы и HR вместо финансиста Герберта Мооса, который должен был заняться стратегией и IR. «К 2017 году Задорнов был сильной фигурой в мире бизнеса, состоявшимся менеджером, умеющим реализовывать общенациональные проекты, — рассуждает бывший вице-президент ВТБ 24 Михаил Кожокин. — Вряд ли ему было бы комфортно работать подчиненным Костина, поэтому в его переход в ВТБ верили не все». К тому же отношения Костина и Задорнова были натянутыми примерно с 2007–2008 годов, когда финансовые результаты ВТБ 24 стали лучше результатов материнской структуры, рассказывает один из банкиров.

Кожокин вспоминает, что, несмотря на неопределенность, команда ВТБ 24 старалась не рефлексировать. Во-первых, у всех была цель довести начатое дело до конца; во-вторых, в конце пути ждал щедрый бонус по итогам проекта.

А пока менеджеры ВТБ 24 думали о своем будущем, на всех парах мчался к краху второй частный банк страны «Открытие», увлекая за собой подконтрольные НПФ и «Росгосстрах»

Двадцать девятого августа 2017 года ЦБ ввел в банке временную администрацию. «Открытие» стал первым банком, для санации которого регулятор не стал искать частного инвестора, а решил провести процедуру оздоровления своими силами — через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС). Спустя пару недель глава ЦБ Эльвира Набиуллина на банковском форуме в Сочи объявила, что после завершения работы временной администрации «Открытие» возглавит Задорнов.

Сам он рассказал Forbes, что перейти в «Открытие» ему предложила Набиуллина летом 2017 года, то есть еще до объявления о санации, и об этом предложении уже знал рынок. Глава ЦБ обсудила с Задорновым условия, потом его кандидатуру согласовал президент. Задорнов и Набиуллина — давние приятели, дружат семьями, могут, например, все вместе слетать в Вену в оперу, уверяет их знакомый. Но помимо Задорнова были и запасные варианты на пост главы «Открытия», рассказал Forbes зампред ЦБ Василий Поздышев, не назвав имен. Глава ВТБ 24 подошел благодаря своей кристально чистой репутации, считает зампред ВЭБ Николай Цехомский: «Его чистоплотность известна, а по умению работать с государством ему почти нет равных на финансовом рынке».

Эмоции на миллиард

Пока Задорнов и его менеджеры всю осень 2017 года передавали дела в группе ВТБ, в главном офисе «Открытия» рядом с Павелецким вокзалом кипела работа. Временная администрация выяснила много всего интересного — о чем задолго до начала ее работы говорил весь финансовый рынок: собственники «Открытия» использовали банк и принадлежащие ему НПФ для финансирования собственных проектов. В состав акционеров на момент объявления о санации входили четыре участника списка Forbes: Вагит Алекперов, Леонид Федун, Александр Несис и Вадим Беляев. Финансирование получали и бывшие совладельцы, миллиардеры Борис Минц, Александр Мамут и Сергей Гордеев.

Зачастую менеджеры банка выстраивали крайне нетривиальные цепочки владения. Например, сотрудники временной администрации с удивлением узнали, что «Открытие» — второй после государства собственник ВТБ с пакетом около 15%, но на балансе банка учитывался только 1%. «Ни в одном из санируемых банков не было такого, как в «Открытии», числа схем, которые использовались для сокрытия реальных активов, находившихся на балансе, — вспоминает Василий Поздышев. — Я говорю об акциях «Росгосстраха», ВТБ, Киви Банка и др. Все эти схемы пришлось распутывать временной администрации».

Vivaldi plaza

Поздышева называют идейным вдохновителем и архитектором Фонда консолидации банковского сектора. В беседах с собственниками попавших на санацию банков он принимал активное участие и вспоминает, что с каждым из них общаться было крайне сложно: «Человеку, который привык видеть себя в списках Forbes, летать на частном самолете, кататься на яхтах, вести на протяжении последних 10–15 лет жизнь олигарха, очень трудно признать, что на самом деле он финансово несостоятелен, что он, скорее всего, банкрот, если свести все его активы и пассивы. Это редко вызывает положительные эмоции».

За осень с Беляевым удалось договориться о передаче «Открытию» для ликвидации дыры в балансе активов примерно на 125 млрд рублей, среди которых были акции Polymetal International Plc, Киви Банка, ВТБ и бизнес-центра «Вивальди Плаза», где располагалась штаб-квартира «Открытия». Аналогичные договоренности были достигнуты с Микаилом Шишхановым, чей Бинбанк отправился на санацию через три недели после «Открытия». Банк, как и «Открытие», финансировал проекты акционера — группы «Сафмар» миллиардера Михаила Гуцериева, дяди Шишханова, но как минимум с 2016 года он вел с ЦБ диалог о финансовом оздоровлении. Заняться Бинбанком планировал сам Гуцериев, в марте 2017 года возглавивший совет директоров. Источник Forbes в группе «Сафмар» говорит, что Гуцериев сам планировал докапитализировать банк. Но когда ЦБ решил забрать Бинбанк в ФКБС, миллиардер отстранился. А Шишханов передал на баланс банка свои активы более чем на 300 млрд рублей, среди них акции строительных компаний «Интеко» и «А101», «Русснефти», а также много объектов недвижимости.

Главой временной администрации «Открытия» стал Дмитрий Пожидаев из департамента финансового оздоровления ЦБ. Но по факту всем процессом руководила его заместитель Анна Орленко. Менеджер крупного госбанка рассказал Forbes, что Орленко считается человеком Поздышева, который был очень вовлечен в дела временной администрации. Вместе с Орленко Поздышев лично обзванивал крупных клиентов с просьбой вернуть или не забирать деньги из банка.

Орленко активно погружалась в бизнес, хотя не все понимала, вспоминает бывший менеджер «Открытия». Она настоящий трудоголик: приходила на работу одновременно со всеми, а домой уходила в 4–5 часов утра, хотя и была в положении. Она явно хотела разобраться и дальше управлять бизнесом банка, считает собеседник Forbes. Но когда фигура Задорнова приобрела физические очертания, Орленко с временной администрацией устроила итальянскую забастовку — администрация блокировала подавляющее большинство предложений сотрудников «Открытия» по текущей работе банка. В свой последний рабочий день на прощальном чаепитии в ноябре 2017-го Орленко пожелала им «удачи с госбанкирами».

«Госбанкиры» себя поставили довольно жестко, причем заблаговременно. Еще до выхода на работу в «Открытие» Задорнов публично обвинил руководство «Росгосстраха» в воровстве. Бывший собственник страховщика Данил Хачатуров незамедлительно ответил, что банк «Открытие» нарушил ряд обязательств по сделке о слиянии. Через несколько месяцев взаимные обвинения стали уже уголовными. Задорнов лично написал заявление на Сергея Хачатурова, брата предпринимателя, которого в апреле 2018 года задержали по подозрению в хищении акций «Росгосстраха».

Большой ремонт

В декабре 2017 года на 11-м этаже бизнес-центра «Вивальди плаза», из окон которого открывается унылый вид на задворки Павелецкого вокзала, начался ремонт. Задорнов с командой готовился въезжать в кабинеты Вадима Беляева и бывшего президента «Открытия» Рубена Аганбегяна. На том же этаже был оборудован массажный кабинет для руководителей банка. По распоряжению Задорнова его демонтировали.

В «Открытии» не без тревоги ожидали прихода команды Задорнова. Сотрудники пересылали друг другу в мессенджерах мем из «Одноклассников» «Главного бухгалтера наградили поездкой в Амстердам»: полная женщина в юбочном костюме с химической завивкой и потрясенным лицом позирует на фоне трансвеститов. Примерно так им представлялась разница корпоративных культур ВТБ 24 и «Открытия».

Часть корпоративной культуры госбанка действительно пришла в «Открытие» вместе с командой Задорнова. Бывший сотрудник «Открытия» рассказывает, что в банке удлинилась иерархия, у руководителей сократилось количество подчиненных, полномочия и вознаграждение. «Если раньше в «Открытии» можно было напрямую созвониться или встретиться с руководством, то в новом банке вся переписка ведется через служебные записки в защищенной системе, у нижестоящих не всегда есть номер мобильного телефона вышестоящих», — рассказывает один из бывших сотрудников «Открытия», недавно покинувших банк.

Семен Кац для Forbes

Знакомые Задорнова говорят, что его минусы вытекают из плюсов. У него феноменальная память, он глубоко погружается в детали. Обратная сторона медали: он замыкает на себе те решения, которые мог бы делегировать, склонен все контролировать, всегда попросит доработать проект, найдет в нем минусы.

Удлинение цепочек согласований в итоге привело к провалу некоторых проектов, например прекратился кобрендинговый проект «Аэрофлота» и «Открытия», рассказывает источник в банке. Собеседник Forbes, близкий к авиакомпании, вспоминает, что перспективы банка тогда были туманны, в «Аэрофлоте» опасались, что при негативном сценарии развития ситуации «Открытие» не сможет полноценно обслуживать этот проект, перестанет начислять мили клиентам, а это удар по репутации перевозчика. «Возможно, просто кто-то не сходил вовремя на встречу к представителям «Аэрофлота», — пожимает плечами бывший сотрудник «Открытия».

Еще одна отличительная особенность Задорнова — жесткий тайм-менеджмент.

Однажды организаторам завтрака Сбербанка на одном из Санкт-Петербургских экономических форумов пришлось испытать неловкость при объяснении Задорнову, что хозяин мероприятия Герман Греф обычно опаздывает на 20–30 минут, а значит, и важным гостям необязательно приходить вовремя

ЦБ поставил Задорнову задачу — к 2021 году продать минимум 20% объединенного банка. Сразу несколько инвестбанкиров рассказали Forbes, что Задорнов уже обсуждает с ними подготовку к продаже акций. Причем и он, и ЦБ рассчитывают получить за пакет сумму из расчета оценки банка не ниже одного капитала (для сравнения: Сбербанк сейчас торгуется на уровне 1,12 к капиталу, ВТБ — 0,32). Сделать для этого предстоит немало. Перед санацией по итогам шести месяцев 2017 года кредитный портфель «Открытия» составлял 1,6 трлн рублей, на 30 сентября 2018 года — всего 379 млрд рублей. Таков результат передачи токсичной части портфеля на баланс банка «Траст», его санацией занимался банк «Открытие», пока сам не попал на санацию.

За 2019 год Задорнов планирует увеличить кредитный портфель на 70% и обещает не демпинговать. Но руководители нескольких компаний, обслуживающихся в ВТБ и Сбербанке, рассказали Forbes, что клиентские менеджеры «Открытия» предлагают им ставки на 0,5–2 п. п. ниже. «Они сорвали нам несколько сделок, — уверяет менеджер корпоративного блока Сбербанка. — Хотя конкурента мы в этом банке не видим — масштабы несопоставимы».

Возрождать из пепла «Открытие» Задорнову придется в довольно жестких условиях. KPI по основному показателю эффективности банка — cost to income (отношение расходов банка к операционной прибыли) — у Задорнова такой же, как у Грефа, — 35%, рассказывает банкир, знакомый с требованиями, установленными акционером для банка. Больше никто на рынке не показывает такого фантастического результата. У успешных банков он составляет 45%, в среднем же по рынку — 50–60%.

Безвозвратный бизнес

«Доверяйте мне», — призывал голливудский актер Брюс Уиллис в телевизионной рекламе банка «Траст», пока на заднем фоне разыгрывались апокалиптические события и взрывались небоскребы. Настоящий апокалипсис случился в декабре 2014 года, когда Центральный банк объявил о санации «Траста». Спасением банка занялось «Открытие» и в итоге утянуло его за собой в ФКБС. Но Брюс Уиллис и сейчас мог бы быть рекламным лицом «Траста». Непреклонность и беспощадность к оппонентам, совсем как звезда «Крепкого орешка», проявляет нынешняя команда «Траста», получившего новое название — Банк непрофильных активов (БНА).

Василий Поздышев называет две причины создания БНА. Во-первых, он позволил очистить от токсичных активов балансы «Открытия» и Бинбанка. В итоге им потребовалось меньше средств на докапитализацию, а команда Задорнова сбросила балласт, с которым было бы сложно выставить объединенный банк на продажу. Во-вторых, сгруппированные на балансе «Траста» активы еще можно перезапустить, сделать рентабельными, а затем продать.

Реклама банка «Траст» с участием Брюса Уиллиса

Проблемные и непрофильные активы из «Открытия» перешли в БНА в июне 2018 года. Затем БНА достались активы Бинбанка (и находившихся у него на санации банков группы «Рост») и Промсвязьбанка братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Возглавил БНА Александр Соколов, до этого 10 лет проработавший с Задорновым в ВТБ 24. Из просторного кабинета, некогда принадлежавшего Микаилу Шишханову, где одна из стен от пола до потолка украшена искусственными цветами и тропическими растениями, он управляет активами на 2 трлн рублей. Речь идет о коммерческой недвижимости площадью 1,5 млн кв. м, кредитах более 600 компаниям, среди которых структуры Александра Мамута и Сергея Гордеева, а также акционерном контроле в двух десятках компаний: от девелопера «Интеко» и холдинга «Ростагро» до цементных заводов и производства холодильников.

Задорнов принимает в БНА ключевые решения и общается с миллиардерами. Например, для встреч с Вадимом Беляевым, который с учетом переданных активов еще должен БНА порядка 300 млрд рублей, Задорнов вылетал за границу.

Общение с Шишхановым и Гуцериевым проходит в России, у команды БНА к ним все еще есть претензии. Например, «Интеко» Шишханов передавал по балансовой стоимости 70 млрд рублей. Соколов считает, что компания стоит в районе нуля. В БНА надеются перезагрузить стратегию девелопера и через пять лет продать компанию за 30 млрд рублей. Задорнов и Соколов считают, что и другие активы, доставшиеся от Шишханова, тоже переоценены. Источник Forbes в «Сафмаре» сетует, что команда Задорнова не соблюдает договоренности, достигнутые Гуцериевым и Шишхановым с временной администрацией и не учитывает, что активы теряли в цене из-за кризиса. Но на стороне Задорнова Эльвира Набиуллина: в одном из интервью она подтверждала, что стоимость активов, поступивших от Шишханова, завышена.

ЦБ предоставил БНА фондирование на 1,8 трлн рублей на пять лет и к концу этого срока, по словам Поздышева, рассчитывает, что возврат активов (recovery rate) составит 40%. В БНА пока что анализируют доставшиеся активы и не спешат называть собственные ориентиры по recovery rate. Но цель в 40% кажется слишком оптимистичной. Управляющий директор Alvarez & Marsal Алексей Евгеньев вспоминает, что после банкротства Lehman Brothers остались непрофильные активы на $1 трлн. Конкурсному управляющему удалось вернуть около 10% этого объема. «На возврат ушло 10 лет, это был ликвидный рынок непрофильных активов с готовыми участвовать в нем инвесторами», — отмечает Евгеньев.

За 2018 год объем урегулированной задолженности, которую собрал БНА, составил порядка 230 млрд рублей — в первую очередь наличными или активами, переданными по рыночной стоимости. Соколов сказал, что с просьбой досрочно погасить часть задолженности, несмотря на отсутствие просрочки, обращались к Сергею Гордееву, и миллиардер выплатил 40 млрд рублей. Знакомый Александра Мамута говорит, что к тому тоже обращались с просьбой о досрочном погашении кредитов.

Но далеко не все готовы следовать примеру Гордеева. По инициативе БНА прокуратура уже возбудила уголовные дела на 80 млрд рублей. Пока что главной жертвой санации стал Сергей Хачатуров, сидящий в СИЗО. Соколов обещает иски и к семье Бориса Минца, и к братьям Ананьевым — все они покинули Россию.

На возврат денег от плохих активов приходится примерно 25% итогового KPI Задорнова. «Какой-либо экономической мотивации устанавливать высокий уровень возврата активов нет, есть только репутационный стимул, который не всегда работает сильнее экономического», — говорит бывший зампред ЦБ Михаил Сухов. Почему? Формально «Открытию» принадлежит только 2% БНА, остальное — у ЦБ, который печатает деньги на санацию и не преследует целей извлечения прибыли. Такая ситуация позволяет Задорнову не портить отчетность «Открытия», ведь в ней не нужно указывать БНА.

Семен Кац для Forbes

В кабинете Задорнова рядом с электрокамином лежит характерный для влиятельного банкира сувенир — связка поленьев, на каждом — логотип крупного банка: Альфа-банк, ВТБ, Raiffeisen, Промсвязьбанк. И здесь же на стене табличка с двери его кабинета в Минфине. «Задорнов, конечно, менялся с течением времени, становился увереннее в себе, но успехи не вызвали коррозии его личности, как это порой бывает, когда человек не готов к взлетам», — утверждает Кожокин. По его словам, Задорнов получил противоядие головокружению от успехов: дефолт 1998 года, который продемонстрировал, как за несколько дней может рухнуть финансовая система страны и как стремительно можно упасть с пьедестала власти.

Новости партнеров