Как наследница миллиардера Бронфмана попала в группу Nxivm, в которой практиковалось сексуальное рабство

Уилл Якович Forbes Contributor
Фото Brendan McDermid / REUTERS
Наследница миллиардера Эдгара Бронфмана Клэр в течение долгих лет была вовлечена в деятельность «секты», где держали в рабстве женщин

Сейчас 16:00, страстная пятница, и Клэр Бронфман стоит перед федеральным судьей, уже зная свою судьбу. Она заключила сделку со следствием и признает свою вину в совершении тяжких преступлений за время пребывания на должности исполнительного директора Nxivm — группы, похожей на секту, которую федеральный прокурор описывает как построенную на манипуляциях пирамиду, навязывавшую некоторым участникам рабские условия. Предположительно, их даже вынуждали заниматься сексом с основателем Nxivm Китом Раньером.

Пугающе худая Бронфман, которой несколько дней назад исполнилось 40 лет, часто кажется растерянной во время разбирательств и то и дело украдкой посматривает на журналистов и других зрителей, собравшихся в зале суда. Кажется, что она задает себе тот же вопрос, что и большинство из тех, кто наблюдает за скандальным делом: как наследница многомиллиардного состояния Seagram оказалась в центре «секты»?

Бронфман, которая отказалась побеседовать с Forbes во время ожидания приговора, согласилась выплатить $6 млн федеральному правительству и признать вину в совершении таких преступлений, как сокрытие нелегального мигранта и использование персональных данных умершего человека с целью мошенничества. Если бы она решила защищаться в суде, ей бы грозили 25 лет тюремного заключения. Сейчас она, вероятнее всего, пробудет в заключении не более 27 месяцев. Многие наблюдатели считают это отличной сделкой, учитывая, что она вложила в Nxivm (произносится как «нэксиум») примерно $150 млн с 2002 года.

Когда она обращается к судье, ее голос с правильным английским произношением едва слышен. Журналисты, заполонившие зал, наклоняются и прикладывают ладони к ушам.

Getty Images

«Ваша честь, мой дед и отец передали мне великий дар, — говорит Бронфман. — Дар несет с собой и огромные привилегии, и, что важнее, невероятную ответственность. Он не дает права нарушать закон, он несет с собой даже большую ответственность за поддержание закона. Я не смогла исполнить законы моей страны, и я искренне об этом сожалею».

Но, как объясняют люди, хорошо знавшие сестер Бронфман во время их пребывания в Nxivm, именно этот «великий дар» в виде огромного состояния превратил их в желанную цель для гуру группы Кита Раньера, которому сейчас предъявлены обвинения в семи составах преступления, в том числе организованном шантаже, работорговле и организованном использовании принудительного труда. Раньер, с которым мы связались через его юриста, не предоставил комментарии для этой статьи. Он отрицает все предъявленные ему обвинения.

Дочери миллиардера

Клэр и Сара были младшими детьми покойного миллиардера Эдгара Бронфмана-старшего, который покинул пост президента и генерального директора Seagram Company в 1994 году. У Эдгара-старшего, умершего в 2013 году, было пять детей от предыдущего брака, в том числе Эдгар Бронфман-младший, который принял управление компанией от отца. После того как Эдгар-старший и их мать, Рита «Джорджина» Уэбб, развелись (во второй раз) в 1990-х годах, девочки проводили время в Англии, где учились в интернате, и навещали мать, которая жила в Кении. Когда Клэр училась в 10 классе, она перевелась в закрытую школу в Коннектикуте, но через год бросила учебу, чтобы проводить время с отцом в его поместье в Вирджинии. Она так и не окончила старшую школу, но добилась больших успехов в конном спорте.

В 2002 году Сара, которой не предъявляли обвинений по этому делу, начала посещать занятия в офисе группы по саморазвитию недалеко от Олбани, штат Нью-Йорк. Основанный в 1998 году Раньером и медсестрой Нэнси Зальцман, центр предлагал тренинги по улучшению жизни на базе техник групповой терапии и элементов нейролингвистического программирования. Новички обычно посещали пятидневный интенсив. Студенты называли Раньера «Лидером» или «Грандмастером», а Зальцман — «Префектом». Nxivm делал громкие заявления по поводу своих практик. Раньер говорил, что, согласно исследованиям, его «технология», официально названная «Метод рационального исследования», облегчала симптомы синдрома Туретта, позволяла обучить детей говорить на 13 языках и помогала студентам университетов повышать их «способность к моральным решениям».

Он начал привлекать знаменитостей. В числе 17 000 учеников, которые, как сообщается, посещали занятия или семинары Nxivm, были Шейла Джонсон, основательница Black Entertainment Television, Антония Новелло, бывший главный хирург США, и Стивен Купер, сейчас генеральный директор Warner Music Group. Кроме того, Сара и Клэр организовывали мероприятие Nxivm на острове, принадлежащем их другу Ричарду Брэнсону.

Сара убедила Клэр, которая тогда, в возрасте 23 лет, занималась конкуром, вступить в группу, и вскоре они стали оплачивать услуги Зальцман как персонального тренера. Клэр купила дом недалеко от офиса Nxivm в Клифтон-парке, штат Нью-Йорк, и лошадиную ферму, чтобы продолжать тренировки. Между занятиями она участвовала в турнирах. В конце концов, она расторгла контракт со своим спонсором, немецким производителем одежды, и предпочла носить фиолетово-черный жакет с надписью NXIVM. Когда она начала побеждать в турнирах, в сфере конного спорта поползли слухи о том, что она состоит в странной группе из Олбани.

Бывшие члены организации говорят, что Раньер начал проявлять живой интерес к Клэр. Не имевший никакого опыта в конном спорте, он стал тренировать Клэр, пытаясь подготовить ее к участию в олимпийской сборной США. «Они подталкивали ее участвовать в соревнованиях, потому что Кит считал, что, если Клэр попадет на Олимпиаду, он станет известен как тренер международного уровня, прославится и получит доступ в олимпийский мир», — говорит Барбара Бучи, которая была лидером в Nxivm и девушкой Раньера до ухода из группы в 2009 году. Бучи говорит, что помнит, как ходила с Зальцман и Раньером посмотреть на соревнования, в которых участвовала Клэр. После того как Клэр попала в национальную сборную, но так и не прошла отбор на Олимпиаду 2004 года, она постепенно перестала участвовать в соревнованиях.

В начале 2003 года новое увлечение дочерей привлекло внимание Эдгара Бронфмана-старшего, который зарегистрировался на пятидневный интенсив в Nxivm. «Одна из причин, почему он решил посетить семинар, состоит в том, что он наблюдал, как его дочери выросли за несколько месяцев, — говорит Бучи. — Он был заинтригован». Вскоре он тоже стал поклонником программы и оставил блестящий отзыв, в котором назвал Зальцман «одной из самых значимых женщин в моей жизни». Он сказал, что тренинг научил его «иначе смотреть на мир на основе не какой-нибудь дешевой философии, но истины», — написал он тогда в отзыве, который Бучи предоставила Forbes.

Впрочем, его энтузиазм быстро угас. Старший Бронфман заподозрил неладное, когда узнал, что Клэр одолжила Раньеру и Зальцман $2 млн. Он перестал посещать занятия. «Он боялся, что Кит и Нэнси обчистят его дочерей», — говорит Бучи.

Затем в 2003 году Forbes опубликовал первую критическую статью о Раньере и его группе, где объяснялось, что, хотя они на первый взгляд лишь пользуются «модой на тренинги для топ-менеджеров», оппоненты замечают «более мрачные и манипулятивные» черты Раньера. Тема номера включала в себя ошеломляющее высказывание Эдгара-старшего: «Я думаю, это секта».

Статья вызвала немедленную реакцию. По словам Бучи, Раньер обвинял Клэр в появлении статьи и говорил, что ей не следовало рассказывать отцу о займе. Как говорит Бучи, Раньер был убежден, что Бронфман-старший нанял «двойного агента», чтобы проникнуть в Nxivm и собрать негативную информацию.

С того момента Раньер утверждал, что Клэр совершила «этический проступок» — страшный грех во вселенной Nxivm, как объясняет еще один бывший участник. Резкая критика со стороны ее отца и нежелательное внимание, возникшее из-за статьи, использовались как рычаг давления на нее на протяжении долгих лет, говорят бывшие участники.

Когда в 2011 году Кэтрин Оксенберг, наиболее известная ролью в сериале 1980-х годов «Династия», начала посещать занятия в Nxivm вместе с мужем и дочерью Индией, она слышала разговоры о том, что Клэр совершила «неисправимый» грех против Раньера и Зальцман. «Они пользовались этим, чтобы сделать ее своей вечной должницей», — говорит Оксенберг, которая написала книгу об опыте ее семьи в Nxivm.

Раньер взял слова ее отца и придал им оттенок заговора, как говорит Джозеф О’Хара, который в то время консультировал в Nxivm. Отец Клэр не просто дурно высказался о человеке, который, как верила Клэр, должен был спасти мир: по словам Раньера, Эдгар-старший и, возможно, даже Birthright Israel Foundation, основанный ее дядей Чарльзом, намеревались разрушить Nxivm. В письма от 6 января 2011 года, которое было представлено среди других доказательств в деле Раньера, Эдгар-старший пытался убедить дочь, что не финансировал противников группы.

«Веришь ты мне или нет, я не лгу, и я очень люблю вас обеих, — написал Эдгар-старший Клэр. — Кто-то тебя обманывает. Почему бы тебе не попытаться выяснить, кто это? Кто ищет выгоды? Определенно, не я. В чем бы состоял мой мотив?»

Он подписал записку: «Очень люблю тебя, даже если не взаимно, папа».

Отношения между Клэр и ее отцом оставались напряженными вплоть до его смерти в 2013 году.

«Очищение» наследия Seagram

По словам Стива Пиджина, который наряду с печально известным посредником Роджером Стоуном работал на Nxivm в качестве политического консультанта, Раньер убедил Клэр, что деньги ее семьи нечистые и она должна отмыть их, тратя на такие проекты, как Nxivm. Он напомнил ей, что Сэмюель Бронфман, дед Клэр, заработал семейное состояние на «сухом законе». Канадский производитель виски работал на границе США и Канады и заработал миллионы, когда конкуренция со стороны американских производителей сошла на нет.

Обе сестры, как рассказывают бывшие члены организации, видели финансовую помощь Nxivm как способ очистить свое состояние и оставить собственное наследие. «Девушки приняли на себя эту роль, считая, что смогут изменить мир, и для них это стало весьма целенаправленным карьерным выбором», — говорит Бучи.

Постепенно Клэр установила более тесные связи с организацией. Согласно судебным документам, сторона обвинения утверждает, что Клэр на протяжении многих лет финансово поддерживала Раньера, «предоставляя ему миллионы долларов и оплачивая путешествия на частном самолете, причем стоимость одного полета достигала $65 000».

Значительная часть их средств — примерно $50 млн, по словам Питера Сколника, юриста, годами сражавшегося с Nxivm, была потрачена на иски к врагам Nxivm — как реальным, так и вымышленным. После ухода из конного спорта Клэр описывала на личном сайте свою работу в Nxivm как «правовые вопросы» и «корпоративная этика». Предполагается, что за 15 лет она обращалась к услугам от 50 до 60 юристов примерно из 30 юридических фирм, чтобы вести дела против почти дюжины противников Nxivm, сообщает Сколник. Кроме того, Клэр финансировала два явно необоснованных иска против AT&T и Microsoft, в которых утверждалось, что компании нарушали права Раньера на интеллектуальную собственность (он проиграл и был вынужден заплатить сотни тысяч долларов в качестве компенсации судебных расходов компаний).

Brendan McDermid / REUTERS

«Nxivm был судебной машиной, — говорит Рик Росс, известный специалист по выводу из-под влияния сект, который был ответчиком в грандиозном разбирательстве, инициированном Nxivm и продлившемся 14 лет. — Счет Клэр со свистом опустошали юристы и суды. Если проследить, сколько раз они нанимали юристов для подачи исков или защиты в суде, сумма в $50 млн кажется вполне реалистичной».

По меньшей мере три человека, которые защищались от агрессивной судебной стратегии Nxivm (это бывшая участница Бучи, бывший консультант Nxivm Джозеф О’Хара и еще одна бывшая девушка Раньера Тони Натали), в конце концов подали заявления о личном банкротстве. Кроме того, Nxivm безуспешно атаковал журналистов, раскрывших секреты Раньера, в том числе журналиста-расследователя Джеймса Одато из Times Union из-за его скандальной статьи, Сюзанну Эндрюс из Vanity Fair за подробное расследование 2010 года и других.

Щедрость Клэр Бронфман защищала Раньера и от его неудачных инвестиционных идей. С 2005 по 2007 год Раньер, который любил хвастаться тем, что у него один из самых высоких IQ в мире, потерял почти $70 млн из-за необдуманного вложения в кукурузу. По словам Пиджина, который тогда работал на Клэр и Nxivm, Раньер утверждал, что товарный рынок контролировали иллюминаты, а те, в свою очередь, подчинялись Эдгару Бронфману-старшему. Пиджин говорит, что Клэр и Сара возместили почти $65 млн убытков Раньера.

В 2007 году сестры Бронфман потратили более $26 млн на проект в сфере недвижимости в Лос-Анджелесе, разработанный Раньером для строительства и продажи дорогих домов в престижных районах вроде Шерман-Оукс и Холливуд-Хиллс.

«В конце концов я понял, что Кит контролировал все, — говорит Пиджин, который работал на Nxivm с 2003 по 2011 год. — Она обожала его и абсолютно ему доверяла».

Клеймение, изнасилования и тюремное заключение

Помимо финансирования проектов, богатство и социальный статус семьи Бронфман сыграли ключевую роль в построении репутации Nxivm, как, например, в случае, когда сестры потратили предположительно $2 млн, чтобы убедить Далай-ламу посетить Олбани в 2009 году и встретиться с Раньером.

На протяжении нескольких лет все шло гладко. Однако в местных изданиях начали появляться негативные отзывы, и в октябре 2017 года давление со стороны прессы уже невозможно было игнорировать после того, как The New York Times опубликовала статью, в который были описаны ужасы маленькой элитной группы внутри Nxivm под названием DOS, что расшифровывается как «dominus obsequious sororium» — искаженный перевод на латынь фразы «господство над подчиненными женщинами».

Согласно статье NYT и более поздним заявлениям федеральной прокуратуры, DOS, описываемая как группа поддержки женщин в рамках Nxivm, предположительно, заставляла участниц называть себя «рабынями», передавать «господину» фотографии в обнаженном виде и другую потенциально опасную информацию в качестве залога. Это подтвердили и свидетели, выступавшие на публичных судебных заседаниях. Некоторых женщин в DOS клеймили инициалами Раньера с помощью коагулятора. Позднее Эллисон Мэк, актриса «Тайн Смолвиля» и давняя участница Nxivm и DOS, расскажет журналу New York Times, что клеймение было ее идеей.

Некоторым «рабыням» часто приказывали заняться сексом с Раньером в знак преданности группе, и ожидалось, что они будут следовать приказам «господина» и привлекать новых последовательниц, утверждает прокуратура. Сообщается, что рабынь заставляли следовать жесткой низкокалорийной диете и отращивать лобковые волосы, чтобы соответствовать вкусам «Лидера». Times описывает церемонию клеймения, в ходе которой шестерых участниц заставили раздеться и лечь на массажный стол, повторяя «Господин, пожалуйста, отметь меня, это будет честью», пока их связывали. Когда участник Nxivm выжигал инициалы на их коже, прямо под тазовой костью, запах горящей плоти был настолько сильным, что некоторые женщины надевали хирургические маски.

В ответ на статью Times Раньер выпустил официальное обращение к членам Nxivm, в котором отрицалась его связь с DOS и говорилось, что он нанял следователей, чтобы убедиться, что участницы DOS не подвергаются насилию или угрозам. «Картина, представленная в медиа, не соответствует тому, что я знаю о нашем сообществе и друзьях, или моему личному опыту, — написал он. — Наши эксперты, судебный психиатр международного уровня, психологи и бывшие сотрудники правоохранительных органов, сообщили, что участницы сестринства процветают, они здоровы, счастливы, их жизни стали лучше, и они не подвергаются давлению».

Согласно судебным документам, сторона обвинения утверждает, что в DOS применялись различные формы насилия. Мэк, которая в марте признала свою вину в нескольких случаях шантажа, сообщила, что обращала в «рабство» множество женщин и собирала «залоги», в том числе их фотографии в обнаженном виде и записанные на видео рассказы о различных правонарушениях. В деле против Раньера прокуратура утверждает, что он изнасиловал двух несовершеннолетних девочек и занимался жесточайшим психологическим насилием, в том числе приказал одной участнице оставаться в комнате на протяжении почти двух лет, чтобы загладить «этический проступок», который она совершила против Раньера. Раньер, тем временем, отрицает обвинения в насилии и утверждает, что все его отношения с участницами DOS были добровольными.

«[Раньер] властный человек? Ну, зачастую да, — сказал Марк Агнифило, адвокат Раньера, во вступительной речи во время суда над Раньером. — Спросите почему. Что происходит? Почему он это делает? И вы поймете, что на это люди и подписывались».

Прокурор не обвинял Клэр в участии в DOS или торговле людьми. Поначалу Клэр обвиняли в шантаже, краже личности и отмывании денег, и ей пришлось бы защищаться в суде вместе с Раньером и другими обвиняемыми, в том числе Мэк, Нэнси Зальцман и ее дочерью Лорен, а также давним бухгалтером Nxivm Кэти Расселл. Однако все женщины пошли на сделку со следствием.

Тем не менее из судебных документов можно сделать вывод, что сторона обвинения собиралась представить доказательства того, что Клэр состояла в сексуальной связи с Раньером и предоставляла ему доступ к женщинам.

В первый день суда над Раньером показания дала женщина, которую представили просто как бывшую участницу DOS по имени «Сильви». Она рассказала, как Клэр наняла ее в возрасте 18 лет, чтобы следить за конюшнями, и привела ее в Nxivm, где оплачивала ее занятия. Она утверждает, что позднее другая представительница организации, Моника, обратила ее в рабыню DOS, приказав ей встретиться с Раньером и делать все, что он потребует. Она говорит, что, когда она встретила Раньера, тот приказал ей лечь на постель и занялся с ней сексом.

Последнее выступление Клэр Бронфман

Вскоре после публикации статьи NYT в 2017 году, Федеральное бюро расследований начало опрашивать жертв и свидетелей, и Раньер бежал в Мексику. Он перестал пользоваться телефоном и общался только посредством электронной почты, защищенной шифрованием. В феврале 2018 года в США был выпущен ордер на арест, и в марте 2018 года федеральная полиция Мексики отыскала Раньера в чулане роскошной виллы недалеко от Пуэрто-Валларта, где находились также несколько женщин, в том числе Мэк.

По мере усиления давления со стороны властей Клэр Бронфман стояла на своем. 14 декабря 2017 года Клэр опубликовала на своем сайте следующее заявление: «Некоторые спрашивают, почему я остаюсь членом организации и почему я до сих пор поддерживаю Nxivm и Кита Раньера. Ответ прост: я видела, сколько добра приносят и наши программы, и лично Кит. Было бы трагедией потерять инновационные и революционные идеи и инструменты, которые по-прежнему меняют к лучшему жизни стольких людей».

В течение следующих двух месяцев Мэк, Зальцман, Расселл и Клэр Бронфман были предъявлены обвинения, и их заключили под арест. Клэр освободили под залог в $100 млн, причем $25 млн поступили из одного из ее трастов и $25 млн были представлены в форме недвижимости, включая принадлежащий ей остров в Фиджи.

Преданность Клэр Раньеру и группе сразу после ареста казалась непоколебимой. Согласно опубликованным документам, Клэр создала безотзывный траст для оплаты судебных расходов Раньера и других обвиняемых.

Но в конце концов в единой обороне семейства начали появляться трещины. К марту 2019 года, в преддверии приближающегося судебного заседания, Нэнси Зальцман признала себя виновной в одном случае организации шантажа.

Реальность и тяжесть предполагаемых преступлений, по-видимому, давят и на Клэр. Во время слушания 27 марта судья Николас Гарофис спросил Клэр, консультировалась ли она у знаменитого — и внезапно печально известного — юриста Майкла Авенатти (она консультировалась). За несколько дней до слушания Авенатти предъявили обвинения в попытке вымогать $20 млн у Nike. Кроме того, судья спросил Клэр, читала ли она сообщения о том, что Марк Герагос, ее главный адвокат, был неназванным подельником Авенатти. Как сообщается, Клэр побледнела и потеряла сознание. В конце концов судья приостановил слушание и приказал сторонам вернуться на следующий день.

На следующий день судья Гарофис спросил, поправилась ли Клэр окончательно. «Да, спасибо, — ответила она. — Я правда вчера была очень напугана». Через несколько дней она согласилась на сделку со следствием.

25 июля Клэр вернется в суд, чтобы заслушать приговор. Суд над Раньером продолжается. Если он будет признан виновным, ему грозит пожизненное заключение.

Перевод Натальи Балабанцевой

Новости партнеров