Как крупнейший производитель игрушек намерен снизить издержки с помощью картошки и кукурузы

Фото Gordon Lund for Forbes Asia
Фото Gordon Lund for Forbes Asia
Миллиардер из Гонконга Фрэнсис Чой Чи-Мин разбогател на игрушках, которые в детстве не мог купить. Теперь он окружает себя игрушками другого рода — в его коллекции больше 70 автомобилей и два десятка яхт. Не ущемляя себя ни в чем, предприниматель активно сокращает издержки своего бизнеса. Он уволил 40 000 человек и рассчитывает, что его новейшее увлечение — биопластик из крахмала — также поможет ему сэкономить на производстве

Для большинства игрушки — это просто развлечение, но для гонконгского миллиардера Фрэнсиса Чой Чи-Мина это серьезный бизнес. Он утверждает, что по объемам производства его частная компания Early Light International является крупнейшим в мире производителем игрушек. Именно игрушки изначально сделали Чоя богатым — Forbes оценивает его состояние в $6,6 млрд. Но сейчас основу его капитала составляют также дочерние компании Early Light, занимающиеся автосервисами, образованием, строительством и недвижимостью, а также розничной торговлей ювелирными изделиями и часами.

Его новейшее увлечение — органический пластик. За последние два года 73-летний миллиардер потратил $100 млн собственных средств на строительство пятиэтажного современного завода по производству биопластичной смолы в китайском Шаогуане. В здании разместится предприятие под названием NuPlastiQ, которое он создал совместно с американским производителем экологически чистых пластмасс. Запустить производство планируется в конце этого года.

Пока что пандемия не затронула ни это предприятие, ни другие проекты Чоя. Он утверждает, что, по состоянию на начало апреля, на его фабриках в Шэньчжэне и Шаогуане не было заболевших коронавирусом, а работают там, в основном, местные жители. «К счастью, у нас нет предполагаемых или подтвержденных случаев коронавируса», — говорит Чой. Кроме того, по его словам, компания не потеряла ни одного из имеющихся заказов.

Бизнес со Свинкой Пеппой: как зарабатывает крупнейший в мире производитель игрушек

Чой пережил много кризисов с тех пор, как в 25 лет основал Early Light. Он вспоминает бессонные ночи во время эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году, когда он опасался, что вирус может поразить его рабочих, чего в итоге не произошло. Больше Чой решил не рисковать — по его словам, он заранее предпринял шаги по контролю за здоровьем своих китайских работников.

Не имея причин беспокоиться о вирусах, Чой может погрузиться в свой проект по производству биоразлагаемого пластика. Сидя в своем офисе в Гонконге, где он установил 10-метровый аквариум и статую антилопы, Чой держит в руках нечто похожее на обычный пластиковый пакет для продуктов.

«Это станет для нас большим бизнесом», — говорит он в интервью, которое мы записываем еще до пандемии. Материал NuPlastiQ, использованный для изготовления этого пакета, можно сплавить с обычным пластиком для создания более экологически чистых игрушек или других вещей. NuPlastiQ соответствует сразу нескольким требованиям экологичности: он сделан из растительного крахмала, а не из нефтехимических веществ и может разлагаться естественным путем, если его утилизировать на свалке или поместить в воду.

BioLogiQ
BioLogiQ

Чтобы добиться синергии, завод расположили всего в двух шагах от принадлежащей Чою фабрики игрушек площадью почти 2 млн кв. м в Шаогуане. Его партнером в совместном предприятии стала компания из Айдахо BioLogiQ, в которой Чой также является совладельцем. Завод в Шаогауне будет обслуживать не только фабрику игрушек по соседству, но и других производителей изделий из биопластика, таких как кухонные принадлежности, мебель и бытовая техника.

Затраты в размере $100 млн — скромная сумма по сравнению с состоянием Чоя в $6,6 млрд, но она включает в себя страховку от растущих затрат на оплату труда. В среднем по всему Китаю они увеличились более чем на 70% за последнее десятилетие. Чтобы противостоять этому, Чой потратил миллионы на автоматизацию своих фабрик и снизил расходы на рабочую силу. Пока ему удалось сократить численность своих рабочих вдвое — до 40 000 человек сегодня с 80 000 человек на пике в 2008 году. Владея частной компанией, Чой не обязан раскрывать свои финансовые результаты, но он признает, что прибыль сокращается.

Чоя также ограничивает его стратегия, основанная на производстве исключительно в Китае. Вместо того чтобы диверсифицировать производство на заводах в Юго-Восточной Азии, как это сделали многие другие бизнесмены, он оставил все фабрики игрушек на материке. Чой настаивает, что это правильное решение. По его словам, переезд в Юго-Восточную Азию напоминает ему о том, как 40 лет назад, когда затраты в Гонконге выросли, местные компании перенесли производство на Тайвань. «Через несколько лет все вернулись, потому что Тайвань стал слишком дорогим, и было трудно найти рабочих», — говорит он.

Как два брата и сестра создали бизнес на $1 млрд, продавая дешевые игрушки

Таким образом, его биопластиковый маневр убивает двух зайцев одним выстрелом. Чой получает еще один источник дохода, чтобы меньше зависеть от производства игрушек, и приобретает возможность держать под контролем один из основных источников издержек своего бизнеса — пластик, из которого изготавливаются игрушки. Это создает экономическое преимущество для его фабрик. «Мы точно начнем производство в этом году, — говорит его 34-летний сын Карсон Чой, который является вице-президентом Early Light. — Как только ситуация стабилизируется, мы запустим массовое производство».

 

Секретная формула

Производство биопластика — многообещающий и быстрорастущий рынок, поскольку по всему миру растет интерес к защите окружающей среды. В 2019 году глобальный рынок биопластика оценивался в $7 млрд, и в ближайшие пять лет он продолжит расти на 16% в год, прогнозирует индийская исследовательская фирма Fortune Business Insights.

«В будущем миру понадобится биопластик», — уверен Чой. Спрос на экологичный пластик для производства игрушек и других продуктов растет. «Многие производители игрушек переходят на экологичные материалы при создании не только игрушек, но и упаковки», — отмечает Джим Сильвер, издатель нью-йоркского сайта TTPM (Toys, Tots, Pets & More), где публикуются обзоры игрушек.

В числе тех, кто принял на себя обязательство использовать более экологичные материалы в производстве, — гиганты рынка игрушек Hasbro, Lego и Mattel.

Куклы Эльзы и Pink Shong Baby Shark — две из самых популярные игрушки, выпущенных компанией Early Light
Куклы Эльзы и Pink Shong Baby Shark — две из самых популярные игрушки, выпущенных компанией Early Light

Однако конкуренция на рынке биопластика высока: на нем присутствуют такие игроки, как американская Cargill, японская Mitsubishi Chemicals и французская Total. Маржинальность биопластика ниже, чем у обычного пластика из-за высоких расходов на производство, отмечает аналитик Химаншу Васишт из индийской исследовательской фирмы Mordor Intelligence. «Поскольку это молодая отрасль, производители биопластика почти всегда теряют деньги», — говорит специалист по рынку полимеров Кент Ферст из американской исследовательской компании Freedonia Group. Прибыльность «зависит от более широкого распространения материала или крупных контрактов с производителями упакованных потребительских товаров», — добавляет Ферст.

Чой уверен, что совместное предприятие окупится, но отказывается подробно обсуждать свое конкурентное преимущество или структуру затрат. Однако он все же признает, что пластмассы на основе NuPlastiQ можно продавать с наценкой благодаря «секретной формуле», которая дает им превосходство над конкурентами. В свою очередь его сын Карсон обещает, что уже скоро они получат «двузначную» прибыль от нового бизнеса. В конце концов, их рынок включает в себя и материковый Китай, и остальную часть Азии. «Стоит привезти бизнес в Китай, как объем начнет расти», — говорит Карсон.

Как бывший футболист заработал миллионы на «умных» игрушках из Китая и сохранил бизнес вопреки пандемии

Партнер Чоя — предприниматель из Айдахо Брэд ЛаПрей, который в 2011 году создал производителя биопластика BioLogiQ. Чой планировал совместный бизнес с ним с 2017 года, когда он впервые инвестировал в BioLogiQ (его доля и размер вложений не раскрываются). Переговоры о создании совместного предприятия в Шаогуане он вел полтора года. В США BioLogiQ использует для производства биопластика картофельный крахмал, но для завода в Китае, говорит Карсон, крахмал можно получать из китайской кукурузы или тапиоки, которая растет в Юго-Восточной Азии. «Нам нужно найти много источников сырья», — говорит он.

Что, по мнению Чоя, биопластик значит для его бизнеса по производству игрушек? «Это гораздо более качественные игрушки!» — восклицает он.

Игрушки миллиардера

В офисе Чоя и рядом с ним полно игрушек для детей — и для взрослых тоже. У штаб-квартиры в Гонконге, расположенной неподалеку от границы с  Шэньчжэнем, припаркованы два Rolls Royce Phantom и два одинаковых черных Porsche. Это только часть автопарка бизнесмена, состоящего из 70 с лишним машин. С 2005 года Early Light управляет автосервисным подразделением под названием Fastwheel, расположенным в Гонконге, и осуществляет через него продажу и обслуживание люксовых машин, таких как Aston Martin, Ferrari и Lamborghini.

Чой создал этот бизнес, потому что у него было два пуленепробиваемых автомобиля, и он не мог найти специализированную мастерскую, которая бы их чинила, рассказывает сын миллиардера.

Чой со своим сыном Крсоном
Чой со своим сыном Крсоном

 

Чой родился в Шанхае и вырос в провинции Гуандун. Он говорит, что его родители не могли позволить себе такие игрушки, какие сегодня производят его фабрики, поэтому теперь он окружает себя различными трофеями. Мы проходим через зону ресепшн, мимо винтажного мотоцикла Harley Davidson и трех статуй римских воинов в натуральную величину, мимо стеклянной витрины, где стоит стол для игры в пинг-понг с Олимпийских игр 2008 года в Пекине. Поднявшись по спиральной лестнице, мы оказываемся в устланном коврами кабинете Чоя. Все поверхности заставлены фотографиями.

Чой указывает на свои фотографии с гонки Nascar в Финиксе. Рассказывает, что купил акции оператора Nascar, компании International Speedway, по $2 за штуку и продал их почти по $46 за акцию. У него тут есть и совместное фото с Присциллой Пресли, и еще одно — с Дональдом Трампом. «Мы были там вместе, но у нас нет общих дел, — говорит Чой. — Просто посмотрели гонку». Early Light давно сотрудничает с International Speedway и производит продукцию под брендом Nascar: футболки, сувениры, награды и миниатюрные гоночные машинки.

Детский мир на Манхэттене: директор по маркетингу BuzzFeed придумал новый формат магазина игрушек

Помимо машин, Чой любит яхты, и эта любовь хорошо сочетается с его девелоперским бизнесом. Пока его команда ищет объекты для инвестиций среди жилой недвижимости Мельбурна и коммерческих небоскребов Сиднея, он перевел три из двух дюжин своих яхт в Австралию. «Мне нравится Австралия, — говорит Чой. — Мне нравится океан. Нравится рыбачить на Золотом побережье».

Чой, возможно, любит автомобили и яхты, но его сын предпочитает часы. Он возглавляет гонконгскую компанию Unique Timepieces Watches Group, которая известна под брендом Halewinner Watches и продает часы класса люкс в Гонконге и Макао. В 2010 году Early Light приобрела компанию за 1,6 млрд гонконгских долларов ($205 млн). «Теперь мы крупнейшая сеть магазинов часов в Макао», — говорит Карсон.

Прошлое биопластика

История модного сегодня биопластика началась более века назад. Первая в мире пластмасса — «паркезин» — была биопластиком: ее создали в 1856 году на основе растительной целлюлозы. В 1930-х годах Генри Форд использовал для производства некоторых запчастей материал, полученный из соевых бобов. Но в конце концов нефтехимические вещества заменили органическое сырье как основу пластика. Только в 1990-х годах появились новые технологии, которые позволяли сделать биопластик коммерчески выгодным. Спрос на биопластик рос, и к 2016 году, по данным европейской ассоциации European Bioplastics, производство достигло 4 млн тонн в год. Большая часть спроса приходилась на биоразлагаемые пакеты и пленки, а также на стаканчики и контейнеры.

Золотая соломинка: как предприниматель из Петербурга заработал 150 млн рублей на отказе бизнеса от пластика

Поначалу интерес к биопластику  был связан с попыткой найти более дешевые альтернативы пластмассе, произведенной с использованием ископаемого топлива, говорит Ферст. Однако когда после сланцевой революции 2015 года цены на нефть упали, стоимость производства пластика тоже снизилась. «Биопластик отошел на второй план, и на первое место вышли новые масштабные инвестиции в традиционные пластмассы», — говорит Ферст. Однако теперь новые технологии позволяют уменьшить расходы на производство биопластика и повысить его качество, а значит, экологичные альтернативы становятся более конкурентоспособными как материал для производства упаковки и одноразовых продуктов вроде столовых приборов. отмечает он.

Дополнительные материалы

20 богатейших людей мира — 2020. Рейтинг Forbes

Перевод Натальи Балабанцевой