Крымская надбавка: будет ли увеличен пенсионный возраст?

фото ИТАР-ТАСС
Рост рейтинга и торможение экономики подталкивают президента и правительство к неожиданным решениям

Представим себе такой поворот. На предстоящей «Прямой линии с Владимиром Путиным», наряду с неизбежной Украиной, кто-то — то ли Алексей Кудрин, вновь играющий роль экономического «рояля в кустах», то ли (что вероятнее) очередной Игорь Холманских — поднимает тему пенсионного возраста. Дескать, правительственные монетаристы (министр финансов Антон Силуанов) и бизнесмены-олигархи (глава РСПП Александр Шохин) опять предлагают отсрочить выход тружеников на заслуженный отдых. Причем, Шохин, ничтоже сумняшись, ссылается даже на украинскую пенсионную реформу, уравнявшую в этом вопросе мужчин и женщин. Мол, в связи с присоединением Крыма и Севастополя «надо воспользоваться случаем и принципы гендерного равенства реализовать». Готовиться ли россиянам к таким нововведениям, Владимир Владимирович?

С одной стороны, учитывая то, что президент говорил по этому поводу ранее, логично ожидать очередной умеренно гневной отповеди в адрес инициаторов непопулярных пенсионных реформ. Но если декабрьская большая пресс-конференция Путина закончилась объявлением о помиловании Михаила Ходорковского, что мешает ожидать аналогичных «разрывов шаблонов» от «Прямой линии»? Благо определенные реверансы в сторону право-либеральных «военспецов» — не просто следование законам жанра президентских интерактивов.

В нынешней ситуации это едва ли не единственный способ минимизировать экономические, а то и политические издержки геополитических триумфов.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов в интервью Forbes признал, что в правительстве уже нет консенсуса по поводу бюджетного правила и необходимости поддержания макроэкономической стабильности. Наверное, впервые с докудринских времен о несбалансированном увеличении госрасходов на Краснопресненской набережной перестали говорить, как о непреложном табу. И эта тактическая победа неокейнсианцев-теоретиков и лоббистов-практиков не может не быть связана с украинскими событиями.

В отсутствие сколько-нибудь значимых излишков частных денег внутри страны и в свете почти неизбежного, на фоне санкций, закрытия или как минимум «прикрытия» западного кредитного окна и оттока капитала бюджетные ресурсы становятся ключевым драйвером экономического роста.

А точнее, если принимать во внимание неутешительные прогнозы Всемирного банка, — противоядием от рецессии.

Но ведь сравнительно небольшая или, скорее, предсказуемая инфляция до сих пор являлась одним из главных экономических атрибутов путинской стабильности, в немалой степени обеспечивающих и ее политическую составляющую. Разумеется, отсутствие (за исключением кризисных 2008-2010 годов) серьезных проблем с занятостью и поддержание номинально достаточно высоких социальных выплат тоже играют свою роль. Однако сложно представить обывателя, который сохранит лояльность властям при стремительно скачущих ценах. Как показывает свежий опрос ВЦИОМ, уже сегодня инфляцию считают важнейшей национальной проблемой 62% россиян. Цены волнуют их гораздо больше, чем, например, состояние ЖКХ, коррупция и наркомания.

Еще один козырь в руки главы Минфина Антона Силуанова и его союзников, настаивающих на сохранении бюджетного правила, дают сами оппоненты. Игорь Шувалов убежден, что «появление в стране двух миллионов человек и двух новых территорий, требующих серьезных инвестиций, в том числе в инфраструктуру, невозможно сделать только путем перераспределения расходов внутри существующих государственных». Но, делая исключения, ради Крыма и Севастополя правительство рискует вызвать недовольство у других, «старых» субъектов федерации. Что вдвойне неосмотрительно, поскольку такая избирательность внутри страны не слишком сочетается с активным содействием федерализации соседней Украины.

Между тем, компромиссных вариантов, позволяющих избежать упомянутых ловушек, не так уж и много. Введение новых налогов или повышение существующих ударит по экономическому росту. «Оптимизация» госпрограмм, никак не связанных с Крымом, неизбежно затронет интересы какой-либо группы влияния и отрицательно скажется не только на позициях правительственных лоббистов (что терпимо), но и на столь необходимом сейчас элитном единстве (что уже существеннее). Поэтому увеличение сроков выхода на пенсию и, соответственно, сокращение бюджетных трансфертов в адрес Пенсионного фонда может стать оптимальным выходом.

Тем более что нынешний рейтинг позволяет Путину пойти на эту непопулярную меру, не лишаясь титула «политика №1».

Впрочем, отсюда вовсе не следует, что о назревших изменениях в экономической политике будет объявлено непременно на «Прямой линии». Не исключено, что эту почетную миссию по умолчанию возложат на премьера. Тогда, если уж новации совсем не приживутся, появится лишний повод для смены правительства. И новый повод для роста президентского рейтинга.

рейтинги forbes