Почему российским силовикам выгодно сотрудничать с ФБР

Андрей Солдатов Forbes Contributor
Фото East News / AFP / ImageForum
Разрыв связей между правоохранительными органами России и США ударит, прежде всего, по интересам Госнаркоконтроля

Решение разорвать сотрудничество с американцами в правоохранительной сфере и борьбе с наркотиками выглядит странным со всех точек зрения. Меньше всего это выгодно нашим силовикам. Российские полицейские понимали под сотрудничеством с коллегами из США в основном работу по двум направлениям — выдача подозреваемых и обмен информацией. В обеих областях подчиненные Колокольцева больше нуждались в американцах, чем американцы в них, следовательно, поток арестованных и информации прекратится с одной стороны, и это будет не Россия. Кроме того, отдел международного сотрудничества в МВД плюс сотрудники, прикомандированные к нашему посольству в США вряд ли будут довольны тем, что в их услугах российское государство, по большому счету, больше не нуждается.

Стоит еще учитывать, что взаимодействие МВД и ФБР было единственным достаточно успешным примером сотрудничества оперативников двух стран. Когда такое же сотрудничество попытались наладить ФСБ и ФБР по линии борьбы с терроризмом, результат был более чем скромным. 6 декабря 2004 года директор ФСБ Николай Патрушев и директор ФБР Роберт Мюллер подписали специальный меморандум, но все кончилось одной совместной операцией по перехвату ПЗРК «Игла», оказавшейся к тому же спланированной спецслужбами провокацией — сначала неудачливому индийцу Хеманту Лакхани сотрудники ФСБ продали неисправную «Иглу», а потом агенты ФБР у Лакхани ее купили.

Впрочем, больше всего разрыв сотрудничества, похоже, повредит позициям ФСКН. Не секрет, что ведомство Виктора Иванова уже много лет рассматривается в Кремле как структура с большой внешнеполитической нагрузкой. Все дело в Афганистане, где американцы, в отличие от других направлений, действительно заинтересованы в российской помощи. Дипломатические игры за влияние в Центральной Азии ведутся с живейшим участием ФСКН, под предлогом налаживания совместной борьбы с наркотиками. В результате Виктор Иванов то критикует НАТО, то призывает крепить единство ОДКБ, то есть занимается отношениями между военными альянсами, а не антинаркотическими агентствами, что больше подходило бы ему по должности. Разрывая сотрудничество с американцами, ФСКН ставит себя в крайне неудобное положение: отказ от участия в игре никогда не приносит победу. Может быть поэтому, сразу после заявления МИДа, в антинаркотическом ведомстве заявили, что рассчитывают на продолжение сотрудничества с США.

Был и еще один аргумент в пользу сохранения соглашения, о котором, похоже, мало думали на Смоленской площади.

Полицейские вне зависимости от гражданства склонны в конфликте режима и общества, особенно если дело доходит до уличных протестов, вставать на сторону режима и тех, кто его защищает.

Только что в Лилле прошел форум по кибербезопасности, организованный при живейшей поддержке французского МВД и национальной жандармерии. Одна из панелей, названная «информационные и коммуникационные технологии и общественный порядок», была посвящена соцсетям. Ее организаторы прямо сослались на лондонские волнения и «арабскую весну» и поставили вопрос: «Могут ли они (соцсети) угрожать законности и правопорядку в нашем обществе?» Эта постановка вопроса, как и перечисление через запятую лондонских погромов и арабской весны, не показалась странной ни французским полицейским, ни приглашенному шефу полиции Манчестера.

До последнего времени в Москве это, казалось бы, понимали. Пока российские полицейские из ведомства как Колокольцева, так и Иванова оставались коллегами для западных правоохранительных органов, пока они ездили на одни тренинги, использовали одни термины, в том числе в области слежки и действий во время массовых мероприятий (что бы под этим ни понималось) они, в общем, находили общий язык. Молчаливая поддержка западными полицейскими ведомствами жестких мер по разгону антиглобалистов во время саммита G8 в 2006 году в Санкт-Петербурге — тому лучший пример. Молчаливая поддержка в данном случае — это ключевое слово: если российские полицейские вряд ли нуждаются в публичном одобрении своих действий, то они точно нуждаются в каналах по получению информации из большого мира. Из-за разрыва соглашения российские полицейские статус коллег утратили.

Новости партнеров