«Болотный» приговор как попытка напугать общество

фото Макса Новикова для Forbes
Кремль дает понять, что продолжит «гнобить» либералов. Но это опасная идея

21 и 24 февраля на двух заседаниях огласили приговор восьми участникам манифестации 6 мая 2012 года на Болотной площади. Одновременно московские власти провели массовые задержания сторонников фигурантов дела. Еще в пятницу в отделениях полиции оказались более 200 человек. Несмотря на это, несколько тысяч оппозиционеров пришли в понедельник утром к зданию суда, а вечером того же дня — на Манежную площадь. У суда задержали 230 человек, на Манежной — более 400. Так же развивались события в Петербурге.

Массовые задержания происходят на фоне киевских событий, успеха «евромайдана». Надо напомнить, что «оранжевая революция» 2004 года оказала огромное и длительное влияние на внутреннюю политику Кремля. Именно под влиянием прошлого майдана произошла трансформация российского политического режима.

Из Владимира Путина окончательно выветрился «бывший сотрудник Собчака» и появился «будущий автор мюнхенской речи».

В 2004-2008 годах были заложены все основы специфической системы политического управления, которая через десять лет приняла свои окончательные формы.

Сегодня многие спрашивают: как скажется «евромайдан» на российской политике? Ответить на этот вопрос не так уж просто. С одной стороны, надо ожидать худшего. С другой — непонятно, что власть еще может сделать. Ведь за десятилетие не только закручены все гайки — произошло перерождение самой политической ткани российского общества. Оно уже не просто лояльно, оно породило в себе целое новое поколение пламенных антилибералов, сторонников войны с Западом и искренних потребителей идеологии «а-ля Дмитрий Киселев».

После московского протеста 2011-2012 годов приняты тотальные меры «нормализации». Законодатели уже утвердили все возможные законы, криминализующие любую независимую общественную и политическую активность. Проведены чистки НКО. В СМИ уже произошли и продолжаются смены собственников и руководителей. Что еще можно сделать? Наращивать список политзаключенных? Надо напомнить, что в 2004-2008 годах под следствием и в тюрьмах, кроме Михаила Ходорковского, находились исключительно радикалы-нацболы и национал-экстремисты. Но «болотное дело», Пусси Райот, уголовное преследование Алексея Навального и многие другие события последних лет направлены уже против людей и организаций, которых никак не запишешь в «экстремистские». Политика «нормализации» неизбежно порождает «диссидентов» и наращивает список преследуемых по политическим мотивам.

Очевидно, что четыре года лагерей кандидату физико-математических наук Сергею Кривову присудили как бы в «острастку» остальному обществу. Такова же и логика массовых задержаний. Но в чем смысл этих задержаний, если мы видим на площади известного филолога и издателя Ирину Прохорову, знаменитого театрального режиссера Владимира Мирзоева, а среди задержанных — главные редакторы известных изданий, профессор конституционного права из крупнейшего вуза страны, известнейший российский математик, студент консерватории и врач-рентгенолог? Половину московского культурного истеблишмента можно было увидеть вечером 24 февраля на подходах к Манежной площади.

С 2003 года в российском парламенте нет представительства либеральной части российского общества.

И удивительно, но Кремль десять лет неутомимо — и при Владиславе Суркове, и при Вячеславе Володине — делает все, чтобы ни один политический проект, представляющий эту — довольно многочисленную — часть общества, так и не получил представительства. За десять лет шесть раз стартовали партийные проекты разной мощности, ресурсов и обаятельности лидеров. Но даже Прохорову и Навальному не дали возможности довести дело до результата. И наоборот: вместо того чтобы предоставить либералам парламентское представительство, единственное, что делает Кремль, — подогревает идеологическую травлю в подконтрольных СМИ.

Три месяца назад Путин встречался с руководителями малых партий и на этой встрече сказал Владимиру Рыжкову: «Володя, мы не ставим себе целью вас гнобить». Смысл этой фразы совершенно неясен на фоне массовых задержаний 21 и 24 февраля, вульгарнейших диффамаций в программах Киселева и Владимира Соловьева и политическом вещании федеральных каналов, на фоне все новых инициатив Госдумы по части ограничений свободы высказываний. У Кремля нет никакой идеи относительно представительства 25% граждан в общественном и политическом процессе. В действительности идея одна: «гнобить». Идея архаичная, безумная и опасная.

Новости партнеров