«Антимагнитский закон»: иллюзорная поддержка

Андрей Литвинов Forbes Contributor
фото Макса Новикова для Forbes
Гражданам нравится и запрет на усыновление детей в США, и «Акт Магнитского», в ответ на который было принято это решение

Запрет на усыновление американцами российских детей власть, помимо спекуляций на конкретных трагедиях, таких как судьба Димы Яковлева, оправдывает и народной поддержкой. ВЦИОМ недавно сообщил, что не пускающий детей в США закон одобряет 76% опрошенных.

Но вот свежие данные Левада-Центра рисуют более сложную картину. И довольно парадоксальную. Граждане пытаются оценить очередной шаг власти, исходя из плохо сочетающихся представлений о жизни. Большинство согласно и с тем, что Америка — зло, и с тем, что российские детские дома в ужасном состоянии, и с тем, что страной управляют коррупционеры. Когда социологи задают прямой вопрос: «Одобряете ли вы «закон Димы Яковлева?» — 20% одобряет целиком, а еще 30% — частично. Не всенародное одобрение, конечно, но относительное большинство по сравнению с 31%, которые полностью или «скорее» против.

А вот если участникам опроса предлагают задуматься о мотивах, по которым американские родители забирали детей из России, то поддержка запрета становится еще менее «всенародной». 33% опрошенных уверены, что американцы действуют из гуманных соображений: просто в США больше возможностей для развития и лечения детей. Правда, столько же считает, что все делается в корыстных целях — ради льгот, которые щедрое американское правительство якобы предоставляет усыновителям. Такой результат, кстати, хорошо показывает, как у нас любят судить о том, в чем не разбираются, — вряд ли кто из отвечавших изучал американское законодательство. В США вопросы усыновления регулируются на уровне штатов и конкретные условия, естественно, могут отличаться. А по свидетельству самих американцев, воспитывающих детей из России, реально существующие пособия и налоговые льготы все равно не компенсируют приемной семье затрат на усыновление, включающих расходы на авиабилеты, оформление документов и множество других пунктов. Так что корыстный мотив выглядит совсем неубедительно.

Когда же начинается разговор о проблеме брошенных детей в целом, люди задумываются и еще дальше отходят от черно-белой матрицы. «Какие действия в отношении сирот должны были бы в первую очередь предпринять российские власти?» — спрашивают социологи. На первом месте (37%) ответ «Облегчить процедуру усыновления в России», 19% — за увеличение расходов на детские дома. Запрет отдавать детей в США как первоочередную меру указывает лишь 10% опрошенных — это четвертый по популярности ответ. Полностью запретить иностранное усыновление — а за это выступает детский омбудсмен Павел Астахов — считают необходимым лишь 6%.

И, наконец, о самом неприятном для власти заключении, сделанном Левада-Центром. Не только московские оппозиционные активисты, но и обычные избиратели уверены, что запрет на усыновление вызван не заботой о детях, а сиюминутными политическими причинами.

При этом «Акт Магнитского», в ответ на который Дума приняла «антимагнитский закон» народу, скорее, нравится. Большинство (54%) считает, что он направлен против коррупционеров и нарушителей прав человека. «Патриотов», озабоченных тем, что Конгресс США действует против России в целом (9%) и политики Владимира Путина в частности (9%), немного.

Впрочем, говорить о серьезных PR-проблемах Кремля из-за непопулярного закона пока не стоит. В исследовании Левада-Центра обращает на себя внимание большая доля затруднившихся дать ответы на основные вопросы — до 39%. «Люди не хотят делать выбор», — указывает глава центра Лев Гудков. Но им помогут, в этом можно не сомневаться. Для большей части страны основным источником информации остаются федеральные телеканалы, а там и через месяц после вступления запрета на усыновление в силу не устают рассказывать о злых кознях американцев.

Новости партнеров