К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Смена модели: можно ли переориентировать российскую экономику на внутренний спрос

Фото Кирилла Кухмаря / ТАСС
В условиях санкций экспорт уже не может быть главным фактором роста российской экономики. Но опора на внутреннее потребление предполагает высокие доходы населения, а для этого нужны инвестиции в человеческий капитал и развитие конкуренции, считает заместитель директора Центра развития ВШЭ Валерий Миронов

На ПМЭФ-2022 многие ключевые спикеры, в том числе и председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, указывали на необходимость переориентации российской экономики с внешнего на внутренний рынок. Дело в том, что поступающую в Россию валюту сейчас потратить затруднительно — в силу сокращения импорта из-за санкций. При этом сберечь на будущее ее тоже не получится: золотовалютные резервы и счета в резервных валютах могут быть заморожены. Но насколько подобная переориентация возможна, целесообразна и эффективна?

Источники роста

В экономике мейнстрима было принято говорить, прежде всего, о сравнительных преимуществах стран во внешней торговле, о пользе от участия в международном разделении труда. В такой логике оптимальной можно считать модель экспортно-ориентированного роста, основанного на прибыли и дешевом труде как первичном импульсе для развития («export-led growth»и «profit-led growth»). 

Однако относительный успех реализации подобной модели в последние десятилетия, например, в Китае и Германии, обернулся ростом глобальных дисбалансов, подрывающих долгосрочную устойчивость мировой экономики. Не все страны могут быть чистыми экспортерами. Кроме того, основанная на экспорте модель роста часто приводит к формированию долговых пузырей на рынке потребительского и ипотечного кредитования, так как долг домашних хозяйств в определенной мере поддерживает социальную стабильность на фоне тенденции к сдерживанию зарплат. Получается внешнее стимулирование спроса происходит либо через рост, обусловленный долгом, либо через рост, обусловленный экспортом. Оба механизма роста могут быть приемлемы в течение некоторого времени в некоторых экономиках, но в долгосрочной перспективе, как показывает опыт последних десятилетий, довольно неустойчивы. Международные дисбалансы повышают риски финансовых кризисов, таких как Великая рецессия 2008-2009 годов.

 

Не случайно именно после этого кризиса в прикладных работах экономистов все чаще описывается концепция роста, ориентированного на развитие внутреннего спроса («domestic demand- led growth» и «wage-led growth»), в том числе за счет увеличения зарплат. При этом  важность экспорта совсем не отрицается (валюта нужна для покупки импорта и покрытия внешнего долга), но он вторичен. Эксперты Международной организации труда (МОТ) и Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD) считают, что такая модель позволит при определенных условиях преодолеть негативную тенденцию, наблюдаемую в мировой экономике с 1980-х годов — снижения доли заработной платы в ВВП и увеличения неравенства в распределении доходов. В этой модели заработные платы и вообще доходы наемных работников являются фактором не только формирования издержек, но и текущего спроса домашних хозяйств. При достаточно низкой норме сбережений и соблюдении ряда других макроэкономических условий доходы населения, трансформируясь в расходы, могут становиться доминирующим фактором экономического роста. Этому способствует высокая доля доходов домохозяйств в ВВП, а также то, что подобные доходы скорее идут на текущее потребление, чем прибыль компаний, которая в условиях глобализации часто «утекает» за рубеж. 

Сторонники ориентации на внутренний спрос выделяют следующие типичные характеристики страны, которая может добиться экономического роста за счет увеличения зарплат: крупная, относительно закрытая экономика со значительным неравенством в оплате труда и относительно небольшим соотношением долга домохозяйств к ВВП. Россия всем этим условиям соответствует. Кстати, большинство развитых стран (США, страны ЕС, Япония) характеризуются экономикой, ведомой заработной платой, исключение — Австралия и Канада (играет роль их размер и открытость). И здесь уже вопрос для России — ведь это тоже сырьевые страны, только с более диверсифицированной экономикой. В развивающихся странах и странах с переходной экономикой (в частности, в Китае, Индии и ЮАР) экономический рост поддерживается ростом прибыли (исключение здесь — Южная Корея и Турция). Очевидно, что и российская экономика на нынешнем этапе ее развития ведома прибылью. 

Возможности и препятствия

Но сменить экономическую модель непросто. Увеличение доли зарплат в ВВП может привести к падению доли прибыли, а это грозит сокращением инвестиций и замедлением роста в будущем. Поэтому необходимо формирование таких инвестиционных механизмов, где главную роль играет не доходность проектов, а рост спроса по мере наращивания доходов (и расходов) домашних хозяйств, а также некие особые преимущества страны (например, у России — уникальное географическое положение) и инвестиционный климат. 

При этом рост производительности труда стимулируется ростом заработной платы (а не наоборот), что предполагает активное участие государства в финансировании инновационного процесса и системы воспроизводства человеческого капитала, особенно образования. В какой-то степени образцом может служить скандинавская модель, в которой высокие налоги и высокие зарплаты были закреплены через постоянно действующие трехсторонние комиссии (правительство, работодатели, профсоюзы) на рынке труда. Экспорт при этом должен быть ориентирован на предложение товаров и услуг нового типа, на их качество, а не на цену. Высокую долю труда в ВВП должны обеспечивать и защищать развитые профсоюзы и общественные организации. 

Предполагается также, что в этой модели фискальная политика должна взять на себя ответственность за реальную стабилизацию, полную занятость и более равномерное распределение располагаемого дохода. Прогрессивная налоговая политика, соответствующие налоги на богатство, имущество и наследство, а также перераспределительная социальная политика призваны улучшать условия для устойчивого роста доходов и обеспечения роста производительности труда. Дефицит государственного бюджета может поддерживать совокупный спрос на высоком уровне, обеспечивая тем самым высокую занятость.

 

Таким образом, мы получаем модель экономического роста, ориентированную на снижение расслоения по доходам и богатству, на экономическую активизацию широких слоев населения, на учет важных особенностей постсоветского менталитета с его запросом на справедливость в распределении доходов. В целом она может анализироваться как один из возможных ориентиров для России. Однако чтобы ее воплотить в жизнь, требуется соблюдение ряда очень жестких условий. Экономика должна быть реально инновационной, конкурентной, креативной, нацеленной на обновление, то есть на серьезные структурные изменения взрывного характера. Пока подобных условий в России нет, хотя достичь их при определенной целенаправленной работе возможно. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+