К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

Недоверчивые трасти: как санкции мешают управлять семейными капиталами россиян

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Профессиональные управляющие, так же как и клиенты, оказались не готовы к жестким ограничениям против российского бизнеса. Результатом стал запретительный подход к работе с любыми российскими клиентами, в том числе учредителями и бенефициарами семейных трастов или фондов. О том, как не потерять контроль над капиталом, рассказывает партнер мультисемейного офиса ITS WM Игорь Кузнец

Одним из наиболее ощутимых ограничений в отношении российского капитала после февраля 2022 года, стал введенный в некоторых юрисдикциях запрет консультантам, а также трасти (компаниям, управляющим имуществом, переданным в траст. — Forbes) оказывать услуги российским клиентам в создании и поддержании персональных холдинговых структур, таких как трасты и семейные фонды. Такие запреты введены в ЕС регламентом Совета ЕС 2022/576 от 8 апреля 2022 года, в Великобритании — правилом 54С Положения о России (санкции), а в США — постановлением от 8 мая 2022 года, изданным Управлением по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) в рамках Указа 14071.

В результате принятых западными регуляторами решений возникли следующие проблемы:

  • профессиональные управляющие не оказывают российским клиентам услуги по управлению трастами и фондами, а в случае попадания учредителя таких структур в санкционные списки, полностью замораживают активы.
  • ограничения в отношении управления трастами и фондами носят не только персональный характер, но фактически действуют в отношении всех клиентов из определенной юрисдикции. При этом ограничения и блокировка активов применяются в отношении трастов, созданных задолго до февраля 2022 года.  
  • заморозке подвергаются трасты и фонды, в которых российские резиденты являются учредителями, даже если они не сохраняли контроль над структурой и среди бенефициаров санкционных лиц нет. Тем самым замысел траста/фонда как инструмента семейного планирования, защищенного стабильным развитым законодательством от рисков, поставлен под вопрос. 
  • трасти нередко игнорируют фундаментальные права бенефициаров на получение информации и поддержание активов в должном состоянии, отказываясь совершать какие-либо действия в отношении подконтрольных им трастов и фондов. 

Переоценка рисков

Вот несколько типичных примеров неправомерных ограничений:

 
  • Г-н Б. (гражданин и резидент России) учредил траст в Джерси в пользу супруги, г-жи В. (не гражданка и нерезидент России), при разводе в 2011 году и перечислил в него средства, которые управлялись в интересах г-жи В. При этом супруги не поддерживали контакт после развода. В 2022 году трасти приняли решение заблокировать активы траста и отказаться от дальнейшего управления им.  

Данные действия трасти являются примером избыточной трактовки ограничений. Санкционные ограничения в данном случае не должны применяться, так как бенефициар не является российским резидентом, а учредитель не сохранял все эти годы контроль над структурой.

  • В 2012 году г-н А. (гражданин и резидент России) учредил на острове Мэн траст в пользу своих несовершеннолетних детей (граждане и резиденты России). Г-н А. передал в траст средства, на которые было приобретено недвижимое имущество в Великобритании для сдачи в аренду. В 2022 году г-н А. попал под санкции США, Великобритании и других стран, но члены его семьи под санкции не попали. Трасти полностью заблокировали активы траста, перестали выходить на связь и принимать какие-либо решения в отношении поддержания активов траста. В результате возник риск ущерба для недвижимости, так как решения о ее содержании не принимались. Одновременно трасти отказались предоставлять какую-либо информацию и документы бенефициарам.  

И в этом случае действия трасти не могут считаться оправданными. Несмотря на попадание учредителя в санкционные списки, у трасти сохраняется обязанность и возможность принимать решения для поддержания и сохранения активов, а у бенефициаров сохранилось право на получение информации. 

 

Возникшая проблема стала следствием быстрого введения санкционных ограничений. Профессиональные управляющие, так же как и клиенты, оказались не готовы к внезапно возникшим рискам существенных штрафов за нарушение санкционного режима. Именно этим объясняется максимально запретительный подход к работе с российскими клиентами и нежелание вникать в нюансы. Такой нигилизм может и должен преодолеваться системной юридической работой с управляющими с целью снятия блокировок.

Как спасти свой траст 

Если кратко, то:

  • необходимо разобраться, как именно в вашем конкретном случае новые ограничения влияют на права участников траста или фонда, включая учредителя и бенефициаров. Например, ограничения на работу с российскими клиентами (включая санкционных лиц) не означают, что трасти не могут предоставлять документы и информацию о состоянии активов учредителю/бенефициарам или что активы должны подвергаться риску утраты.
  • поддерживать контакт с управляющими трастом/фондом через консультантов (трасти зачастую отказываются общаться напрямую с учредителем и бенефициарами) и согласовывать перевод структур и активов в пользу других управляющих в дружественных юрисдикциях, если это возможно. 
  • согласовывать с управляющими замену менее ликвидных активов траста/фонда на более ликвидные внутри траста для их сохранения в интересах бенефициаров. 

Если говорить более подробно, то прежде всего необходимо понять, под какие именно ограничения попадают учредитель и бенефициары траста. Если среди вовлеченных лиц нет санкционных, то при правильном подходе есть высокая вероятность разблокировки активов и согласования их перевода под управление другого управляющего или даже напрямую в пользу бенефициаров. Важно помнить, что блокировка активов траста является первой естественной реакцией управляющего траста на общие формулировки ограничений и риски существенных штрафов. Трасти максимально перестраховываются, к сожалению, иногда в ущерб интересам бенефициаров. В данном случае необходимо вести системную профессиональную работу по поиску правового решения совместно с управляющими.   

 

Если учредитель или бенефициары находятся под санкциями, то необходимо очень точно понимать нюансы ограничений в каждом конкретном случае. Важно помнить, что санкционные ограничения в разных юрисдикциях отличаются, если управляющий не находится в юрисдикции, наложившей санкции на участников траста, то они на него не распространяются.    

После установления рабочего контакта с управляющим и определения характера ограничений, необходимо совместно проработать варианты перевода траста/фонда в другую юрисдикцию и смены управляющего. 

В настоящее время в качестве альтернативных юрисдикций для перевода персональных структур можно рассматривать Гонконг и ОАЭ. Причем эти юрисдикции могут заинтересовать не только россиян. 

Рабочей альтернативы международным трастам и фондам фактически нет. Это одна из самых удобных форм передачи активов следующим поколениям, безопасный, качественный, прозрачный способ обезопасить семейные активы. Сейчас же действия управляющих в юрисдикциях, которые традиционно специализировались в создании и управления трастами, посылают тревожный сигнал клиентам из Китая, стран Латинской Америки или Индии. Теперь они не могут быть уверены, что в будущем из-за тех или иных санкций трасты не начнут блокировать и их активы. Поэтому есть вероятность, что скоро мы увидим перераспределение географии учреждения трастов — их все больше будет появляться в ранее менее популярных для этого странах.    

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

 

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2024
16+