К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Инфляционная развилка: разгонит ли глобальная рецессия рост цен в России

Покупатель в супермаркете в Южном Берлингтоне, штат Вермонт (Фото Robert Nickelsberg / Getty Images)
Покупатель в супермаркете в Южном Берлингтоне, штат Вермонт (Фото Robert Nickelsberg / Getty Images)
Рост цен в развитых странах бьет рекорды. В Берлине, Лондоне или Нью-Йорке все чаще говорят, что инфляция надолго или даже навсегда. Однако в 2023 году вероятная глобальная рецессия может затормозить инфляцию в развитых странах и, наоборот, способствовать ускорению роста цен в России, считает профессор РЭШ Валерий Черноокий

Инфляция мертва — такие слова нередко можно было услышать от экономистов и политиков развитых стран еще буквально два года назад. И действительно, начиная с 90-х годов прошлого века высокая инфляция оставалась уделом бедных развивающихся стран, в то время как уже несколько поколений американцев и европейцев привыкли жить в условиях низкой и предсказуемой инфляции. Стабильные цены и близкие к нулю ставки процента казались незыблемыми, как скала.  

За последние полтора года все изменилось. Рост цен в развитых странах бьет все мыслимые и немыслимые рекорды. Инфляция восстала из пепла. И в 2022 году в Берлине, Лондоне или Нью-Йорке все чаще говорят, что инфляция надолго или даже навсегда.

Жители России не могут похвастаться длительным опытом жизни в условиях низкой инфляции. Однако за последние пять-шесть лет россияне стали отвыкать и от резких колебаний курса рубля, и от двузначной инфляции. 2022 год напомнил нам о том, что цены могут расти очень быстро. 

 

Что же вызвало рост инфляции в мире и в России? И надолго ли она останется с нами?

Почему растут цены

Первые ростки нынешней глобальной инфляции стали заметны еще в 2021 году. Быстрое восстановление мировой экономики после пандемии, подпитанное масштабными стимулами и сверхмягкой денежно-кредитной политикой, привело к значительному повышению потребительского и инвестиционного спроса. Сильно выросли мировые цены на продовольствие и энергоносители, составляющие значимую долю расходов в потребительской корзине. Рост цен на металлы и стройматериалы увеличил издержки производителей промышленной продукции и строителей. Произошел и значимый восстановительный рост тарифов в наиболее пострадавших от коронавирусных ограничений отраслях сферы услуг. 

За быстрым восстановлением спроса не поспевали производство и логистика. Нарушения глобальных цепочек поставок, связанные с длительными задержками в портах и сохраняющимися в ряде стран коронавирусными ограничениями, вызывали дефицит комплектующих и временную остановку производств. Например, глобальный дефицит микропроцессоров затормозил мировой автопром, что наряду с отложенным во время пандемии спросом вылилось в значимый рост цен как на новые, так и на подержанные машины. 

Конфликт на Украине только усугубил эти проблемы. Порожденный им энергетический и продовольственный кризис еще сильнее подогрел инфляцию во всем мире и заставил вспомнить события 1970-х годов, когда два нефтяных шока (эмбарго 1973 года и Иранская революция 1979-го) не только запустили двухзначный рост цен во многих развитых странах, но и погрузили их экономики в серьезную рецессию. Именно тогда в словарь экономистов, политиков и обывателей вошло слово «стагфляция». 

Российская специфика

Высокая инфляция не обошла стороной и Россию. Но если в 2021 году и в начале 2022-го причины роста цен у нас были теми же, что и в развитых странах, то после начала «спецоперации»* у российской инфляции появилась своя специфика. 

 

Значительный рост цен в марте-апреле 2022 года был обусловлен целой серией серьезных ударов по российской экономике. Блокировка резервов Банка России и резкий отток капитала привели к значительной девальвации рубля и быстрому росту цен на импорт. Финансовые санкции, проблемы с логистикой и оплатой новых импортных поставок еще сильнее подогрели импортную инфляцию. Немалую роль в мартовском скачке цен сыграл и ажиотажный потребительский спрос, запущенный девальвацией и ожиданиями еще более высоких цен в будущем. В итоге к концу апреля годовая инфляция в России достигла почти 18%.

Однако этот скачок оказался довольно кратковременным. Повышение ключевой ставки Банком России до 20% и введение ограничений на вывод иностранного капитала остановили падение рубля, а высокие мировые цены на нефть наряду с сильным сжатием импорта не только вернули обменный курс российской валюты к докризисному уровню, но и привели к ее серьезному укреплению. Существенно снизился потребительский спрос, постепенно заработал механизм параллельного импорта, и уже начиная с апреля-мая этого года инфляция в России стала снижаться. В ноябре 2022-го годовая инфляция лишь немного превышала 12%.

Действия регуляторов

Серьезное замедление инфляции во второй половине года позволило Банку России постепенно снизить ключевую ставку до 7,5%. Это даже ниже, чем перед началом конфликта на Украине. В настоящее время цикл понижения ключевой ставки завершен, и дальнейшая ее динамика будет зависеть от развития как экономической, так и геополитической ситуации в России и мире.    

Центральные банки развитых стран вступили в схватку с инфляцией довольно поздно, когда она стала приобретать угрожающие размеры. В течение нынешнего года ФРС США повысила ставку по федеральным фондам с нулевого уровня до 3,75-4%. Как ожидается, ставка продолжит рост до уровня 5% в I квартале 2023 года и затем, вероятно, ФРС возьмет определенную паузу.

ЕЦБ пока действует более осторожно, хотя инфляция в Европе еще выше, чем в США. Вызвано это, прежде всего, более серьезным влиянием энергетического кризиса на европейскую экономику и высокой вероятностью ее вхождения в рецессию уже в 2022 году. К росту ставок европейский регулятор приступил только в июле, и сейчас ключевая ставка ЕЦБ составляет 2%. Прогнозы финансовых рынков и аналитиков говорят еще о двух повышениях по 50 б. п. в декабре и феврале 2023-го. 

Повышают свои ставки центробанки и многих других развитых и развивающихся стран. Такое синхронное ужесточение монетарной политики серьезно замедляет глобальный экономический рост и грозит вхождением многих развитых стран в рецессию в следующем году. Однако оно же позволяет ослабить инфляцию и помогает развернуть глобальные инфляционные тренды. Но для этого потребуется время, так как инфляция имеет высокую инерцию, денежно-кредитная политика влияет на нее с лагом от нескольких кварталов до полутора лет.  

Что дальше

Определенные сигналы о развороте глобальной инфляции уже поступают. В США годовая инфляция в октябре снизилась до 7,7% с пиковых 9,1% в июне. Во многом это связано с замедлением роста цен на бензин и продовольствие. На торможение инфляции работают и другие факторы, в частности разрешение проблем с логистикой и поставками комплектующих. Так, например, индекс напряженности глобальных цепочек поставок Федерального резервного банка Нью-Йорка, отражающий ситуацию с логистикой и транспортными издержками, снижается начиная с мая 2022 года. Вслед за ростом процентных ставок падают темпы роста американской экономики, замедляется потребительское и ипотечное кредитование, становится менее напряженной ситуация на рынке труда. Все это оказывает и будет оказывать понижательное давление на инфляцию.

Более сложной остается ситуация в европейских странах. В отличие от США, где энергетический кризис ударил по экономике в основном за счет высоких цен на нефть и бензин, на инфляцию в Европе в большей степени оказывают влияние высокие цены на природный газ и электроэнергию. Они сильно бьют как по европейской промышленности, так и по бюджету европейских домохозяйств, вынужденных сокращать потребление других товаров и услуг. Высокий риск рецессии не позволяет европейским центральным банкам действовать настолько же решительно, как ФРС.

Тем не менее высокие цены на энергоресурсы и продовольствие сами по себе не могут подпитывать инфляцию в течение длительного времени. Для этого нужно, чтобы цены на нефть, газ или пшеницу не просто оставались высокими, но и продолжали расти. Это не исключено, особенно если возникнет риск новых конфликтов на Ближнем Востоке. Однако не стоит забывать, что замедление мировой экономики и торговли, вызванное энергетическим кризисом и ужесточением денежно-кредитной политики, приводит к падению спроса на нефть и другие сырьевые ресурсы, а это уже грозит снижением самих цен на сырье.

Нет пока и свидетельств того, что энергетический кризис может запустить инфляционную спираль. Инфляционные ожидания и в США, и в еврозоне хотя и немного выросли за последний год, все равно остаются хорошо заякоренными. Рост заработных плат также сильно отстает от инфляции и не позволяет подпитывать рост издержек и цен. Профсоюзы и в США, и в Европе сегодня далеко не так сильны, как это было в 70-х годах прошлого века, а политика центральных банков, наоборот, пользуется гораздо большим доверием, чем это было в эпоху стагфляции. Да и сама современная мировая экономика, основу которой образует сфера услуг, гораздо меньше зависит от нефти и газа, чем это было во времена, когда доминировала промышленность.

 

Все это говорит о том, что в 2023 году мы, скорее всего, увидим разворот инфляционных трендов в развитых странах, а проблема высокой глобальной инфляции начнет уходить на второй план. 

В России же, наоборот, замедление месячной инфляции, которое мы наблюдали с апреля-мая 2022 года, закончилось, хотя годовая инфляция будет продолжать свое снижение за счет эффекта высокой базы. В ближайшее время на динамику цен будут оказывать влияние разнонаправленные факторы. С одной стороны, в экономике России продолжается экономический кризис. Высокая неопределенность и частичная мобилизация негативно влияют на потребительский спрос, что давит на цены в сторону понижения. С другой стороны, замедление мировой экономики и падение спроса и мировых цен на нефть, металлы и другие сырьевые ресурсы могут вызвать падение курса рубля, что придаст новый импульс инфляции в нашей стране. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+