«Десятилетнего запаса прочности у власти нет»: главное из интервью Сергея Гуриева Юрию Дудю

Экономист Сергей Гуриев в интервью Юрию Дудю рассказал о возможностях российской экономики без нефти и газа и назвал три причины, по которым уехал из России. Также он заявил, что «Единая Россия» — «клеймо, а не актив», а пенсионная реформа — «изъятие денег»

Сергей Гуриев, ранее занимавший посты главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития, а также ректора Российской экономической школы, дал интервью журналисту Юрию Дудю. В нем он рассказал о том, почему в 2013 году уехал из России во Францию, поразмышлял о «нефтяной игле» и пенсионной реформе. Forbes собрал наиболее интересные цитаты Гуриева.  

Про российскую экономику без нефти и газа

У России есть много возможностей. Есть сельское хозяйство, есть туризм, есть высокие технологии <…> Кроме этого, это услуги. <…> Главный вопрос в том, услуги это уборщиц или услуги таких высокооплачиваемых и креативных людей, как вы [обращаясь к Дудю]. <…> В этом смысле Россия — это страна, у которой по-прежнему есть будущее. Мы не знаем, как много образованных людей из страны уехало, но в ней по-прежнему их много, много возможностей для образования, в том числе для привлечения студентов из других стран. Есть много стран, которые живут без нефти. Думать, что Россия не может прожить без нефти, - это, извините меня, расизм. Это представление о гражданах России как людях второго сорта, которые не могут работать.

Про пенсионную реформу

Я по-прежнему считаю, что пенсионная реформа нужна, но я не считаю то, что происходит, пенсионной реформой. То, что происходит, — это изъятие денег. <...> Пенсионная реформа — это когда вы балансируете пенсионную систему, но при этом даете возможность молодым людям накопить деньги на старость, а пожилым людям, которые уже внесли свой вклад в формирование бюджета, вы отдаете то, что они заработали. <...> В 2018 году правительство сказало: «Мы проведем пенсионную реформу, но несмотря на то, что вы уже 30 или 40 лет платили налоги для того, чтобы вы нам платили пенсию, мы не будем вам ее платить на протяжении дополнительных пяти лет». 

Про лучший год для России за последние 20 лет

С точки зрения меня как бывшего главного экономиста ЕБРР больше всего мне нравится год, где были надежды на реформы, — это, наверное, 2003 год, может быть 2002 год. С точки зрения экономики, наверное, это был 2007 год, может быть начало 2008 года. Это годы, когда экономика еще росла, когда было понятно, что страна куда-то движется. В последние несколько лет в России возникает ощущение, что не только вы понимаете, что страна идет не туда, но вы понимаете, что нет четко сформулированного видения, куда нужно идти, что предложить народу. И это, конечно, вгоняет людей в депрессию.

Если ничего не менять, что будет с Россией через 10 лет?

Ничего не менять нельзя. Потому что просто в России падают рейтинги власти, кончаются деньги, цены на нефть тоже в течение 10 лет снизятся. Поэтому что-то изменится. <...> Если бы спросили меня год назад, будет ли партия «Единая Россия» участвовать в выборах в Мосгордуму, ответ был бы: «Конечно». Уже сейчас партия «Единая Россия» является клеймом, а не активом. <...> Я думаю, что десятилетнего запаса прочности у власти нет.

Про три причины отъезда из России 

В 2012 году Владимир Путин вернулся на пост президента и началась так называемая первая волна «демедведизации» — атаки против людей и организаций, которые ассоциировались с вещами, проектами, которые возникли во время президентства Медведева. Одна из этих вещей — это общественная экспертиза второго дела ЮКОСа. <…> Я до сих пор считаю, что то, что я там [в экспертизе] написал, это правда, и если вы прочитаете приговор, вы со мной согласитесь. Там нет доказательств вины Ходорковского и Лебедева. Вторая история связана с Навальным и Фондом борьбы с коррупцией. В мае 2012 года ФБК начал делать публичный фандрэйзинг. Алексей Навальный и Владимир Ашурков [бывший исполнительный директор ФБК] считал, что нужно начать с привлечения людей, которые публично готовы дать деньги. Я и моя жена были в числе этих 16 людей, которые поддержали ФБК публично, сказали: «Мы не стыдимся публично давать деньги». <…> Третья история — просто то, как я слышал, что Владимир Путин был не очень доволен тем, что я говорил в публичных интервью.

Про фильм «Он вам не Димон»

Если вы меня спрашиваете, знал ли я хоть что-нибудь из того, что мы узнали из фильма «Он вам не Димон» [снятый Фондом борьбы с коррупцией], я не знал ничего из этого. Сейчас для меня это на самом деле большая проблема, потому что многие из тех предложений, о которых мы говорили в 2006-м, 2007-м году, с 2008 по 2012 год, не были реализованы. И сейчас понятно, чем занимались некоторые люди вокруг тогдашнего президента [Медведева], и сам этот президент. Они были заняты другими вещами.