Со всем уважением. Чем обернется для Рунета закон об оскорблении власти

Фото Сергея Мальгавко / ТАСС
Противодействие «фейк ньюс» и штрафные санкции за оскорбление власти не спровоцируют массовых репрессий, хотя и открывают путь к злоупотреблениям

Президент Владимир Путин в понедельник, 18 марта, подписал резонансные законы о наказаниях за неуважение к власти, госсимволам, а также за распространение недостоверной общественно значимой информации («фейков»). Документы были подписаны Путиным несмотря на то, что президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека указывал на необходимость доработки законов и направил главе государства экспертное заключение с призывом не подписывать законы о «фейках» и оскорблении власти.

Распространение «фейк ньюс» через СМИ или интернет физическими лицами, повлекшее причинение ущерба жизни и здоровью, общественному порядку, работе транспорта, объектов жизнеобеспечения и так далее, будет караться штрафом от 30 000 до 100 000 рублей с конфискацией «предмета административного правонарушения». Должностных лиц оштрафуют на сумму от 60 000 до 200 000 рублей, а юридических — от 200 000 до 500 000 рублей.

Максимальная сумма штрафа за фейки будет назначаться в случае, если их публикация повлекла за собой смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу: 400 000 рублей для граждан, 900 000 рублей для должностных лиц и 1,5 млн рублей для юридических лиц.

Закон также предусматривает немедленную блокировку ресурса, на котором эта публикация была размещена. Однако у зарегистрированных СМИ есть возможность самостоятельно удалять спорную публикацию.

Штраф за «явное неуважение» к обществу, государству, госорганам и государственным символам составит от 30 000 до 100 000 рублей. За повторное оскорбление оштрафуют на сумму от 100 000 до 200 000 рублей или дадут административный арест на 15 суток. Каждое новое оскорбление государства в интернете будет стоить нарушителю уже в 200 000–300 000 рублей.

Законы, подписанные Путиным, не спровоцируют массовых репрессий в отношении пользователей Рунета, хотя и открывают путь к злоупотреблениям. К такому выводу пришли опрошенные Forbes эксперты.

Охладительная мера

«Ничего супернового и сверхъестественного в сфере государственной политики регулирования интернета с принятием этих законов не произошло. Политика остается неизменной с 2011 года. Тогда была принята, фигурально выражаясь, концепция фильтрации и чистки контента», — рассказал руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Новые законы концептуально повторяют предыдущие, например закон о внесудебной блокировке сайтов. Это может свидетельствовать о том, что у государства нет ничего более эффективного или же, наоборот, пока все устраивает, продолжил руководитель «Агоры».

«За 7 лет титанического Сизифова труда насадить самоцензуру среди пользователей интернета или сотрудников СМИ не получилось. Хотя некоторые запретные темы удалось выкосить начисто, например все, что связано с суицидом. С точки зрения контента сказать трудно, исследований на этот счет не проводилось. По ощущениям, значительного влияния на контент запретительная политика не оказала», — считает Чиков.

Массового преследования пользователей Рунета по новым статьям не последует, продолжил он: «Самая репрессивная статья КоАП — митинговая. По ней в год привлекается несколько тысяч человек. Есть статья о публикации экстремистской символики — около 1000 в год. Это, кстати, была «рабочая» статья для Центра «Э» много лет. Или миссионерская деятельность без разрешения — 250-300 человек. Потенциальная глубина новой статьи — 500-1000 человек».

Ограничения связаны с возможностями административного аппарата. Такого рода дело представляет собой многомесячный цикл: нужен протокол, экспертиза, обязательно последует обжалование. Задействованы полиция, прокурор, судья. Невозможно одновременно вести тысячи таких дел, убежден эксперт.

Ставка идет на то, что всего несколько реальных процессов напугают огромное множество пользователей, предположил Чиков: «Это будут громкие истории, хорошо освещенные СМИ, с жалобами в Конституционный и Европейский суды. В этом смысле медийный эффект охладит людей больше, чем сами репрессивные меры».

Конец смешных заголовков

Принятый законопроект позволит очистить информационное поле от порталов, публикующих «фейки», избежав таким образом возможных волнений, исключив провокации и сохранив общественную безопасность, убежден партнер юридической компании Atrium Consult Group Сергей Веремеев.

В качестве примера фейковой новости юрист приводит распространение информации о дожде с химикатами в Краснодарском крае. В марте 2018 года жителей Краснодарского края напугал коричневый дождь, от капель которого оставались грязные следы. В интернете его быстро прозвали химическим и связали эту особенность с недавней аварией на местном маслопрессовом заводе. На самом же деле капли дождя просто смешались с частицами пыли, принесенными циклоном со Средиземного моря.

Однако под удар могут попасть и те, кто играет по правилам, предупреждает Веремеев: «У законопослушных сайтов могут возникнуть проблемы. Дело не в самих текстах, а в заголовках, которые им предшествуют. Зачастую для повышения посещаемости в названии статьи используется искаженная формулировка, а содержание соответствует действительности», — отметил он.

В законе прописано, что решение о признании информации подлежащей блокировке будет принимать генеральный прокурор или его заместители, однако в точности не сказано, как будет функционировать алгоритм, указывает управляющий партнер юридического бюро U&Partners Андрей Андреев.

Если с фейковыми новостями ситуация в целом понятна, то с «информацией, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, выражает явное неуважение к обществу, государству, официальным госсимволам, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть», разобраться сложнее, продолжил эксперт.

«В первую очередь вопросы вызывает определение «оскорбляющих материалов». Так как как в законе не прописан порядок, то вычленение подобной информации будет субъективным, — отметил Веремеев. — То, что одному покажется забавным или ироничным, может глубоко ранить чувства другого. Вспоминаются случаи, когда граждан задерживали за размещение или репосты материалов, оскорбивших личные чувства некой группы людей. Признание той информации экстремистской, оскорбляющей или разжигающей ненависть, было субъективно».

Каким образом будет действовать закон об оскорблении власти и какие высказывания будут считаться недопустимыми, покажет время, уверена юрист практики имущественных и обязательственных отношений юридической службы «Амулекс» Виктория Соколова: «Практика, которую можно будет анализировать, сформируется не раньше чем через год после вступления закона в силу. Только тогда станут понятны критерии разграничения понятий «свобода слова» и «неуважение к власти».

Новости партнеров