Крепкий автократ. Что значит для России отставка Назарбаева

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото Алексея Дружинина / пресс-служба президента РФ / ТАСС
Отставка Нурсултана Назарбаева означает конец эпохи, но вряд ли сулит резкие перемены в отношениях Казахстана и России

Ушел в отставку Нурсултан Назарбаев — последний из руководителей республик Советского Союза, правивший до сегодняшнего дня. Эпоха закончилась, и под ней можно подводить черту. Но в первую очередь эпоха завершилась в Казахстане, которым Назарбаев правил ровно 30 лет, начиная с 1989 года — тогда еще в статусе первого секретаря республиканского ЦК.

Назарбаев сделал впечатляющую советскую карьеру. В 39 лет, в самые глухие времена брежневского кадрового застоя, он стал секретарем ЦК по промышленности, а в 1984 году — председателем Совета министров союзной республики. Приход к власти Михаила Горбачева поначалу не оправдал его надежд на дальнейшее продвижение: в декабре 1986 года вместо ушедшего на пенсию Динмухаммеда Кунаева первым секретарем стал этнический русский Геннадий Колбин, присланный из Ульяновска, что породило первый перестроечный бунт — в Алма-Ате. Возмущенные студенты вышли на улицы протестовать. Так Горбачев своей кадровой политикой неожиданно взорвал, наверное, самую спокойную советскую республику.

Опытный аппаратчик Назарбаев затаился на время и сумел выстроить отношения с Кремлем, демонстрируя свою лояльность. В итоге спустя 2,5 года он стал первым секретарем. Более того, Назарбаев выступал на заключительном этапе перестройки одним из ближайших соратников Горбачева — тогда его кандидатура рассматривалась на должность главы правительства СССР, что послужило одной из причин ГКЧП.

После распада СССР прогрессивный реформатор оказался вполне себе крепким автократом, не выпускавшим власть из рук. Назарбаев сделал ставку на рыночные преобразования под контролем сильной власти. На словах поддерживая интеграционные процессы, выступая одним из авторов «евразийства», он одновременно всячески усиливал этнократию, видя в ней гарантию стабильности режима. Исконно русские города переименовывались, из соседних стран приглашались на жительство так называемые казахи-«оралманы». Если в советское время в Казахстане русских было больше, чем автохтонного этноса, то сегодня казахов уже почти в четыре раза больше. Крупнейшим шагом за время его президентства был переезд в новую столицу — Астану, призванный укрепить национальную государственность в прежних целинных районах, населенных по преимуществу славянским населением.

В отличие от соседей из Узбекистана и Туркмении Назарбаеву удавалось поддерживать на Западе имидж сравнительно умеренного политика, несмотря на обвинения в коррупции и диктаторских замашках. Изгоем он никогда не был — нефтяные и прочие природные ресурсы Казахстана, его огромная территория в центре Азии — это факторы, с которыми надо считаться.

Несмотря на то что отставка была объявлена внезапно, к ней Назарбаев готовился заранее. В мае прошлого года был принят закон о Совете безопасности республики, согласно которому «Первому президенту Республики Казахстан — Елбасы принадлежит право пожизненно возглавлять Совет безопасности». А совет наделяется широчайшими полномочиями в области контроля за властью. Кроме того, Назарбаев остается председателем правящей партии «Нур Отан». В феврале этого года был назначен новый премьер Казахстана — Аскар Мамин, а за день до отставки президента — новый генеральный прокурор. Теперь все эти шаги вкупе с другим кадровыми назначениями приобретают логическую завершенность. Касым-Жомарт Токаев, председатель Сената, в соответствии с конституцией стал исполнять обязанности президента.

Жомарту Токаеву 65 лет, он выпускник МГИМО, проработал в советском МИДе до 1991 года, значительную часть времени — в посольстве в Пекине. Затем он был приглашен на родину, где дважды был министром иностранных дел и дважды — председателем Сената. Он опытный чиновник, дипломат советской школы, осторожный политик, всецело преданный Назарбаеву. Токаев вполне мог бы заменить уходящего президента. На это намекают слова из обращения: «Я верю, что Токаев именно тот человек, кому мы можем доверить управление Казахстаном». Аскар Мамин — значительно моложе и как управленец сложился уже в постсоветские времена, был мэром Астаны, министром транспорта, руководителем казахстанских железных дорог. Эта связка будет управлять республикой до выборов.

Имя преемника будет объявлено уже в ближайшие дни. В любом случае неожиданностей ожидать не приходится. Казахская элита довольно сплоченная и прекрасно понимает, что любая публичная борьба за власть может только взорвать ситуацию. Скорее всего, преемник попытается проводить курс с учетом интересов всех заинтересованных сторон — то есть кланов и олигархических семейств Казахстана, в первую очередь связанных с дочерьми Назарбаева. В любом случае сам Елбасы уходить из политики не собирается, о чем он и сказал в обращении. Его слово, по крайней мере в ближайшее время, будет решающим.

Российский вариант, когда «семья» (Ельцина), стремясь сохранить свое состояние и положение, выдвинула Владимира Путина и лишилась взамен всякого политического влияния, в Казахстане не пройдет. Назарбаев — не Ельцин, и молодой преемник им не продвигается. Ситуация политически совсем другая: нет ни войны с сепаратистами, ни открытой борьбы кланов между собой, как в России в 1999 году. Ситуация в Казахстане больше напоминает Сингапур (где также служил в посольстве Токаев) с Ли Куан Ю в роли elder statesman или Китай с Дэн Сяопином — главой комиссии советников. Думается, Назарбаев рассчитывает на подобный плавный транзит власти.

Что означает для России эта отставка? Объем взаимной торговли в 2018 году чуть превышал $18 млрд. Доля Казахстана во внешнеторговом обороте России составляет чуть более 2,5%, причем она снижается, а российский экспорт примерно в 2,5 раза превышает импорт из Казахстана. Из Байконура Россия постепенно уходит. Так что экономически республика не так уж важна для России, как обычно думают. Она скорее важна политически: с Казахстаном у России самая протяженная граница, Астана — краеугольный камень в интеграционных проектах, таких как Евразийский экономический союз. То поколение, которое приходит на смену Назарбаеву, активно работало под его руководством и в формате ЕАЭС, и в ЕЭП, и других, и потому нет никаких оснований предполагать, что они откажутся от этих форм сотрудничества. Для Москвы главное — сохранение политической стабильности на своих южных рубежах. Думается, в ближайшее время стоит ожидать визита Токаева в Кремль, во время которого и будут подтверждены прежние договоренности, и неизменность курса на евразийскую интеграцию.

Новости партнеров