Культ личности. Почему России и Китаю важна власть Назарбаева

Фото Михаила Метцель / ТАСС
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ушел с поста, но лишь укрепил свою власть и свой культ личности. И это хорошая новость для России

Нурсултан Назарбаев отсутствовал на вершине власти всего одну ночь. Заявив о своей отставке вечером 19 марта в эфире республиканских телеканалов, Лидер нации (Елбасы) утром 20 марта стал всеобъемлющим понятием для всей страны. Помимо сохраненных постов лидера партии «Нур Отан» и главы усиленного Совета безопасности (эта должность дает Назарбаеву неограниченные полномочия — больше, чем у президента), Елбасы стал почетным сенатором, обладателем ордена «Герой народа», его портреты запрещено снимать в госучреждениях, столица переименована в Нурсултан, а все центральные проспекты во всех городах — в проспекты Назарбаева. В обед 20 марта спикером верхней палаты парламента — Сената — стала старшая дочь Назарбаева Дарига, которая, видимо, и станет следующим президентом в 2020 году или чуть раньше. Назарбаевский флеш-рояль, занавес.

То, что Назарбаев никуда на деле не уходит, можно было понять еще из его выступления и из фразы «Буду с вами до конца». Это было бы слишком: в стране несколько лет идет так называемый транзит власти, в ходе которого немолодой Назарбаев должен передать страну молодой Назарбаевой. Совет безопасности, чьи полномочия были усилены и превратили его в главную политическую надстройку, будет обеспечивать спокойный характер этого транзита. В его состав входят силовики, у которых в числе прочего есть полномочия отключать интернет в стране и вводить режим чрезвычайного положения в любой момент. Да и присутствие самого Назарбаева во власти и дальше — по крайней мере до выборов — должно подчеркнуть, что ничего не изменилось. Погуляли один вечерок — и будет.

Для казахстанцев, многие из которых не жили при другом президенте, эта новость скорее печальная. Но для взаимоотношений с другими странами, сколь бы цинично это ни звучало, сегодняшний расклад наилучший из всех возможных. Политика многовекторности Назарбаева предполагала хорошие отношения практически со всеми странами, от России и Китая до Сирии и Палестины. У географических соседей к тому же существуют актуальные экономические интересы. Китай в Казахстане качает нефть и газ с помощью зашедшего еще в 1990-е годы гиганта CNPC, Россия также имеет интерес в газовой отрасли («КазРосгаз»). В сфере углеводородов есть интересы у европейцев и американцев («Карачаганак Петролеум Оперейтинг»). Казахстан — крупный торговый партнер и для России, и для Китая. По данным посольства Казахстана в России, товарооборот Казахстана и России по итогам 2018 года составил $17,6 млрд. Китай в 2017 году по товарообороту стал для Казахстана партнером номер два ($10,5 млрд), а кроме того, он крупнейший инвестор в транспортную инфраструктуру Казахстана. Во многом это прямое следствие активно развивающейся программы «Один пояс, один путь», в котором Китай отводит Казахстану и его территории едва ли не ключевое значение: через республику будут проходить основные транспортные магистрали в рамках программы.

Разумеется, чем стабильнее политическая система в стране, тем спокойнее и для России, и для Китая. Назарбаев в роли третейского судьи и человека, обладающего неограниченными полномочиями, эту стабильность обеспечивает. Для России стабильный Казахстан важен еще и как главный стратегический партнер в Евразийском экономическом союзе. Напомню, что именно Назарбаев в 1994 году, выступая в МГУ, фактически придумал ЕАЭС. Учитывая, что ЕАЭС как альтернатива Евросоюзу получился не совсем (хотя и совсем провальной идеей его все-таки называть нельзя), сохранить внутри союза партнера, который любит Россию куда больше остальных, важно для Москвы. Важно, чтобы Казахстан не менял свой курс, а сделать это можно лишь в случае, если Назарбаев поставит на место президента человека, который беззаветно будет продолжать курс предыдущего лидера. Так что и Москва, и Пекин сейчас закроют глаза на любые шаги внутри Казахстана, сколь бы далекими от приличия они ни были.

Другое дело, что уход Назарбаева из президентского кресла — это первый шаг к будущим изменениям в отношениях республики со своими партнерами. Когда Елбасы не станет совсем, новые лидеры, какую бы фамилию они ни имели, вынуждены будут подстраиваться под реалии Казахстана. А они таковы, что страна постепенно уходит из орбиты влияния других стран и обретает национальное самосознание. Для России побочный эффект заключается в том, что обычные люди в республике не очень довольны попытками Москвы представить ЕАЭС как политическое в будущем объединение с центром в Кремле; им не нравятся действия президентской администрации в отношении Украины; а от навязываемой телевизионной пропаганды в виде Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева они уже просто устали. Для Китая важно знать, что в Казахстане растет официально не признаваемая синофобия; к тому же соседям не могут простить «лагеря перевоспитания» в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, куда власти Китая загоняют в том числе этнических казахов.

Все это — еще несколько причин, почему и Москве, и Пекину важно, чтобы Назарбаев и его последователи в виде дочери и главного соратника Касым-Жомарта Токаева оставались у власти как можно дольше. Они умеют сглаживать углы во внешней политике, не особо считаясь с тем, что эти углы начинают выпирать во внутренней повестке. Да и правила работы со старым добрым авторитарным режимом интуитивно понятнее, чем с любыми, даже самыми лояльными на вид реформаторами. Новые люди могут попробовать что-то начать менять кардинально, хотя бы внутри страны. А это раздражающий фактор и дурной пример, который, к ужасу казахстанских соседей, всегда заразителен.

Новости партнеров