Темные лошадки. У кого появятся шансы в американской предвыборной гонке

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото Carlos Barria / REUTERS
Политические аналитики начинают делать первые прогнозы относительно президентских выборов в США 2020 года: к концу лета должны будут определиться основные кандидаты для предварительного голосования

Дональд Трамп в конце марта получил дополнительный бонус для переизбрания: доклад бывшего директора ФБР спецпрокурора Роберта Мюллера полностью оправдал президента от подозрений в сговоре с русскими. Многие обозреватели даже сочли это поводом для эффектного старта избирательной кампании. Однако на самом деле Трамп, в отличие от предшественников, начал кампанию еще в январе 2017 года, через несколько дней после того, как въехал в Белый дом, приняв для этого все необходимые юридические меры.

Весна 2019 года — время, когда политические аналитики начинают делать первые прогнозы относительно президентских выборов в США 2020 года. За лето в обеих партиях страны должны будут определиться основные кандидаты. У республиканцев ситуация гораздо проще — серьезной альтернативы Дональду Трампу нет. В американской политической традиции вообще не принято действующему президенту, идущему на переизбрание, бросать вызов внутри партии. Последний раз в подобном случае серьезную конкуренцию Джеральду Форду составил Рональд Рейган в 1976 году.

Keep America Great

Встречи сторонников Трампа проходят по всем Соединенным Штатам ежемесячно, а сбор денег в его пользу продолжается беспрерывно (еще в мае 2017-го было собрано более $62 млн). В январе 2019 года Национальный комитет Республиканской партии единодушно поддержал Трампа. Как бы ни были низки текущие рейтинги у президента, реальной альтернативы ему не может появиться — слишком многое у республиканцев завязано на авторитет Трампа у твердых сторонников. Если партия откажет действующему президенту в поддержке, это будет тяжелейший удар по ее позициям, а времени на раскрутку нового кандидата не остается. Да и серьезных соперников в республиканском стане нет. Бывший (в 1990-е годы) губернатор штата Массачусетс Билл Велд, уже объявивший о таких планах, считаться конкурентом не может по определению: он глубоко маргинален, ибо проиграл все кампании с 1996 года, к тому же перебегал в Либертарианскую партию, от которой баллотировался в вице-президенты в 2016 году.

Трамп уже пообещал, что его лозунгом будет Keep America Great — творческое развитие слогана 2016 года, которое к тому же предполагает, что предыдущая задача, Make America great again, успешно выполнена. На нынешний момент переизбранием Трампа руководит Брэд Парскейл, который был директором по интернет-технологиям в кампании 2016-го. На президента работает и тот исторический факт, что трое его непосредственных предшественников — Билл Клинтон, Джордж Буш и Барак Обама — отработали по два срока. Сегодня каждый шаг Трампа, даже во внешней политике, следует оценивать с точки зрения его переизбрания — например, признание прав Израиля на оккупированные Голанские высоты. Подобное решение ориентировано на получение критически важной поддержки еврейской общины США.

У демократов ситуация сложнее. После неожиданного проигрыша Хиллари Клинтон на выборах 2016 года партия переживает непростые времена. Раскол между левым социалистическим крылом, олицетворяемым Берни Сандерсом, и умеренным истеблишментом никуда не исчез. Победа Трампа подействовала, с одной стороны, деморализующе, с другой — открыла новые возможности для ранее задвигаемых лидеров. Хиллари Клинтон доминировала на протяжении почти десяти лет, будучи одной из двух главных кандидатов на праймериз в 2008 году и затем основным противником Трампа в 2016 году. Теперь она ушла со сцены, и вакансия открылась.

Парад кандидатов

Среди множества претендентов-демократов выделяются четверо основных. Во-первых, это Берни Сандерс, создавший множество проблем Клинтон в 2016 году, когда он получил 43% голосов делегатов на съезде Демпартии. Самопровозглашенный социалист, формально являющийся независимым сенатором, хотя и блокирующимся с демократами, активно настроен на участие в выборах в следующем году. Его основная помеха — возраст (ему сейчас уже 78 лет) и политические взгляды. То, что дает популярность внутри Демпартии, не позволяет получить таковую в масштабах всей страны. Все-таки Америка остается страной, ориентированной на свободное предпринимательство и минимум государственного вмешательства. Выдвижение Сандерса станет политическим самоубийством демократов.

Второй по опросам идет Камала Харрис, обладающая всеми достоинствами, делающими ее предпочтительной для большинства в Демократической партии. Она представительница расового меньшинства, придерживается прогрессивных, но не радикальных взглядов. У нее огромный послужной список, несмотря на отнюдь не преклонный возраст (Харрис 1964 года рождения): она была и прокурором Сан-Франциско, и главным прокурором Калифорнии, и является сенатором от этого штата. Политически Харрис также очень искушена, ибо прошла множество избирательных кампаний (прокурорские должности в США на всех уровнях избираемые). Иными словами, она как бы объединяет в себе симпатии избирателей Обамы и Клинтон.

На третьем месте — Бето О’Рурк, любимец прогрессивных американских СМИ. Ему в этом году исполняется 47 лет. Выходец из влиятельной в техасской политике семьи, он занимался бизнесом, затем служил в городском совете Эль-Пасо — крупном городе штата Техас, три срока был конгрессменом. В 2018 году он выдвинулся в сенаторы от штата, но проиграл в упорной борьбе, уступив всего 3%. С учетом того, что Техас по преимуществу республиканский штат, это расценивается как значительное достижение. О’Рурк перестал быть конгрессменом, зато приобрел национальную известность. Он отлично выступает, харизматик, активно использует социальные сети, иными словами, прогрессивный, перспективный, молодой политик, свежее лицо. Слабым его местом является все-таки то, что сенатские выборы он проиграл, а не выиграл.

Есть у демократов еще несколько интересных лидеров, претендующих на участие в праймериз, хотя и без особенных шансов на успех. Кто-то из них раскручивается для других выборов, скажем, губернаторских, кто-то мог бы стать кандидатом в вице-президенты. Среди них сенатор Элизабет Уоррен 1949 года рождения с имиджем университетского профессора, чернокожий сенатор Кори Букер с немалым политическим опытом, мэр Саут-Бенда Пит Бутитджедж — самый молодой из претендентов (ему 37 лет), не скрывающий ориентации, женатый на мужчине, отличный оратор и управленец, один из лучших мэров небольших городов.

Бывший вице-президент Джо Байден также рассматривается как потенциальный кандидат, и у него та же проблема, что у Сандерса и Уоррен, — преклонный возраст: в 2020 ему будет 78 лет. Превращение кампании-2020 в поединок двух стариков — Трампа и кого-то из великовозрастных демократов — только дискредитирует политическую элиту страны, неспособную выдвинуть кого-то моложе и энергичнее. Уже кампания 2016 года была состязанием семидесятилетнего Трампа и 69-летней Клинтон, что выглядело весьма спорно.

Президентские выборы в США никогда не приводят к резким сменам политического ландшафта: правила игры определяет Верховный суд, а Конгресс контролирует каждый шаг президента. Избирательная кампания — это своего рода увлекательный марафон, когда любопытно делать ставки, подсчитывать шансы кандидатов. Поэтому она обставляется дополнительной шумихой для привлечения внимания, а с каждым циклом нарастает значение фактора новизны. Чтобы подогревать интерес, требуется что-то свежее. Необычным было избрание Барака Обамы, необычным было избрание Дональда Трампа. Поэтому нельзя исключать появления «темной лошадки» среди кандидатов-демократов.

Новости партнеров