закрыть

Асфальтовые джунгли. Как мегаполисы пытаются впустить в себя дикую природу

Ville de Paris / Apur / Luxigon
Для чего на крыше Берлинского кафедрального собора живут тысячи пчел? Кому нужны «карманные прерии»? И почему перед мэрией Парижа скоро вырастет сосновый бор?

В своей «Книге джунглей» Редьярд Киплинг описывал город, оставленный людьми и побежденный джунглями: приподнятые и раздвинутые молодыми деревьями плиты княжеского двора, опутанная ползучими растениями башня, разрушенные корнями стены. Эта картина невольно вспоминается, когда читаешь о современных способах борьбы с изменением климата и снижением влияния человека на планету. Впустить природу обратно в город — к этой идее сводятся многие программы. Для чего на крыше Берлинского кафедрального собора живут тысячи пчел? Кому нужны «карманные прерии»? И почему перед мэрией Парижа скоро вырастет сосновый бор?

Бороться с потеплением

Париж, Франция

Первая женщина-мэр Парижа Анна Идальго считает своим большим достижением, что трафик в столице Франции каждый год снижается на 5%. Идальго много сделала для этого: ограничила въезд на некоторые центральные улицы города всем автомобилям по воскресным и праздничным дням, сделала пешеходными несколько набережных. А дизельным автомобилям старше 13 лет въезд в город с 1 июля и вовсе запрещен — под ударом оказалось сразу 800 000 автовладельцев, посчитали французские СМИ.

Если трафик снижается на 5% ежегодно, то городу требуется все меньше парковок, рассуждает мэр в интервью газете Le Parisien. На главных площадях количество мест, отведенных машинам, с 2016 года уменьшается, а пространство для пешеходов и зелени увеличивается. Парковки заменены садами на одной из осевых магистралей юго-востока. Дело в том, что сейчас только 30% поверхностей Парижа (не включая площадь домов) проницаемы, то есть не заасфальтированы, не покрыты камнем и т. д. В результате великолепные улицы и площади фактически лишены растительности (вся она собрана в ухоженных парках), а дождевая вода стекает по асфальту, перегружая канализацию. К 2030 году, по плану городских властей, на 50% поверхность города должна стать проницаемой.

Не заметить перемен будет невозможно. Уже через год, надеется Анна Идальго, начнутся работы по снятию твердого покрытия с площади возле Отель де Вилль, то есть мэрии Парижа. Площадь для проведения торжественных мероприятий сохранят, но она будет окружена соснами. Вместо всем известной парковки туристических автобусов позади Оперного театра будет разбит вишневый сад. Часть набережных Сены тоже сделают проницаемыми, то есть там посадят траву. Все растения будут высаживаться прямо в грунт, ведь смысл не в красоте, а в том, чтобы дать городу возможность дышать и создать дренажную систему. Власти ожидают, что к 2050 году летние температуры начнут доходить до 50 градусов, и нужно будет как можно больше тенистых оазисов.

Обо всех этих переменах сайт мэрии Парижа рассказывает как о деле решенном, хотя в разговорах с журналистами Анна Идальго признает, что предстоит еще большая работа с муниципалитетами и прочими заинтересованными сторонами. С момента ее избрания мэром в 2014 году площадь зеленых насаждений Парижа увеличилась почти на 40 га. В планах Парижа стать углеродно нейтральным и перейти на возобновляемые источники энергии к 2050 году. Для этого, возможно, придется засадить растениями не только площади, но и крыши домов.

Сохранить пчел

Берлин, Германия

«Что в Берлине с пчелами? Они повсюду», — задавался вопросом пользователь Reddit в 2015 году. Пчеловоду Уве Марту и его жене биологу Карине Хельцер наверняка было бы приятно это прочитать. Именно они придумали акцию «Берлин жужжит» для поддержки популяции городских пчел. Им удалось договориться и установить ульи в знаковых зданиях города — Берлинском соборе, планетарии, здании парламента, резиденции президента и др. Вдохновил их пример знакомого пожилого пчеловода, который долгие годы ухаживал за пчелиной колонией на крыше Оперного театра в Париже. Как сообщает Deutsche Welle, на крыше Берлинского собора сегодня живет 30 000 пчел. Уве Март обеспечивает их водой и пищей и ухаживает за ульями, а в остальном жизнь на высоте почти 100 м пчел не смущает.

Getty Images

За последние 30 лет популяция пчел в Германии сократилась на 75%. Причем в основном страдают сельские районы: именно там агрохолдинги используют поля максимально эффективно для себя, не заботясь о сохранении лугов, на которых могли бы обитать пчелы. В городах же Германии регулярно проходят мероприятия, посвященные сохранению пчел, опытные пчеловоды учат молодых энтузиастов обращаться с ульями и сотами. В садах и парках строят специальные отели для колоний медоносных пчел. Оборудовать под руководством наставника свой улей на две колонии пчел со всем необходимым стоит около €1500.

Восстановить разнообразие видов

Хьюстон, Техас, США

«Построй свою маленькую прерию (pocket prairie)!» — с таким призывом обращается к жителям Хьюстона общественная организация Katy Prairie Conservancy (KPC), учрежденная в 1992 году. Она создана, чтобы восстанавливать биоразнообразие больших прерий: организация собирает пожертвование и выкупает у фермеров землю, после чего восстанавливает на ней естественную среду обитания для животных, насекомых и птиц. Сегодня в активах организации больше 8000 га земли стоимостью $32 млн. Заявленная цель — поддержание биологического баланса, сохранение исчезающих видов насекомых, животных и птиц.

Jaime Gonzalez / Katy Prairie Conservancy

Но восстановить прерии можно не только в сельской местности. Ученые из KPC разработали программу, которая позволяет в несколько понятных шагов превратить в мини-прерию и небольшой городской участок, например возле бизнес-центра или на островке без­опасности на шоссе. Сначала нужно тщательно задокументировать всю живность, которая есть на участке, используя, например, приложения iNaturalist. Потом безжалостно удалить сорняки, подготовить почву и т. д. KPC предлагает энтузиастам выбор из девяти видов растений — они специально выбраны из всего многообразия видов техасских прерий, потому что лучше всего подходят для насекомых и птиц, а кроме того, радуют глаз. Идеей пользуются не только офисы, муниципальные власти и школы, но и частные лица.

«Прерии карманного формата» есть не только в Техасе. «Штат Огайо испытывает серьезный отток населения, — говорится на странице Университета Огайо. — Многие дома пустуют, и участки не используются. А они могли бы стать домом для растений, птиц, пчел и бабочек». В рамках Cleveland Pocket Prairie Project его участники высадили на 64 пустующих участках восемь видов дикоросов. Всего в Кливленде 20 000 таких участков общей площадью 14 кв. км.

Новости партнеров