Победа Лужкова. Как бывший мэр Москвы создал модель сегодняшней России

Фото Вячеслава Прокофьева / ТАСС
Юрий Лужков Фото Вячеслава Прокофьева / ТАСС
Модель власти, выстроенная в Москве Юрием Лужковым, победила тех, кто в 1999-м победил его на выборах. Именно Лужков показал, что автократия возможна в России без крови и без садизма

О Юрии Лужкове хочется рассказывать только хорошее. Он самое человечное лицо нашей власти и — вопреки перебранке «людей с хорошими лицами» — сумел быть лицом общества и лицом государства одновременно. В этом смысле, конечно, Юрий Михайлович был демократом, но — российским, посткоммунистическим. Он абсолютно воплощал шутливый мем другого человека своего поколения, Михаила Федотова: «Высшая форма демократии — это абсолютная диктатура настоящего демократа».

Лужков правил Москвой почти 20 лет, чуть меньше, чем Путин. И в его случае выражение «править Москвой» вполне оправданно, несмотря на трех президентов. Несколько раз — например, в 1993 и в 1996 годах — только от Лужкова зависело, кому остаться в Кремле. Но и без того он выстроил модель личной власти в Москве, которая  с тех пор  служит эталоном «вертикали власти» для всех президентов России.

Неуемный враг «приватизации по Чубайсу», Лужков в беспримесно чистой форме воплотил практику приватизации власти. Ельцин часто вел себя как полноправный хозяин страны, но Лужков не только заявлял об этом, — он и был хозяин города, царь Москвы. Его модель власти «Я — и все остальные», освободила граждан от забот самоуправления, как и от трудности выбора, стоять или не стоять небоскребу в их уютном дворике.

Хозяйственный Лужков первым указал москвичам, что они получили от Гайдара в частную собственность: не их собственное жилье, а лишь квартирные блоки без земли под ними. Это горожане поняли, лишь когда стали сносить их пятиэтажки или строить новые многоэтажки, окно в окно. В этом Лужков проложил рельсы следующему мэру. Хотя он и не мог предугадать, насколько иную, более дорогостоящую модель разрушения старой Москвы выберет человек из Когалыма.

Москва еще в начале нищих 1990-х аккумулировала бычью долю российского бюджета и десятую часть всех российских избирателей. Оба этих ресурса Лужков консолидировал, поставил под личный контроль, и второй из них — а именно, избирателей — время от времени предоставлял для федеральных выборов Кремлю.

Буквально ни одна будущая тема Путина не прошла мимо мэра Москвы. Еще в первый год его мэрства забота о возвращении Крыма была присвоена Юрием Михайловичем.

Московское мэрство Юрия Лужкова сформировало повестку бессчетных президентств Владимира Путина. Буквально ни одна будущая тема Путина не прошла мимо мэра Москвы. Еще в первый год его мэрства забота о возвращении Крыма была присвоена Юрием Михайловичем, и не только на словах. Он туда ездил, помогал неудачным попыткам тогдашнего президента Крыма Юрия Мешкова отделить Крым и, наконец, финансировал крымский филиал МГУ. А определение «поураганили» в отношении столичных либералов я слышал от Лужкова еще в 1990-е, и думаю, Путин снял это с его языка. 

Преподнеся Москву Путину, Лужков  мог повторить знаменитое посвящение Жуковского: «Победителю-ученику от побежденного учителя». Да, сегодня модель Лужкова победила тех, кто его когда-то победил на выборах. Но Юрий Лужков показал, что автократия возможна в России без крови и без садизма. Этого мало? Не думаю. В России есть вещи поважнее великих свершений.

Дополнительные материалы

10 главных примет лужковской Москвы