Любовь и смерть на карантине: как рождаться, жениться и умирать в период самоизоляции

Фото Andrew Medichini /AP/TASS
Фото Andrew Medichini /AP/TASS
Распространение коронавируса и принимаемые в связи с этим меры серьезно влияют не только на бизнес, но и на дела частных лиц, и с каждым днем это влияние проявляется все сильнее

Как заключить брак или развестись, когда органы ЗАГС прекращают регистрации, а работа судебной системы приостановлена? Как отдельно проживающему родителю не потерять контакт с ребенком? Возвращать ли похищенного ребенка в страну обычного проживания, если в ней бушует вирус? Как составить завещание или принять наследство, когда нотариальные конторы одна за другой закрываются на неопределенный срок? Как против воли не оказаться налоговым резидентом страны, границы которой закрыты?

Множество подобных вопросов возникает у граждан с введением ограничительных мер по борьбе с пандемией. Ответы на них пока не слишком хорошо проработаны. Тем не менее некоторые пояснения необходимо дать.

Браки

Во всем мире из-за вируса вводятся ограничения на регистрацию браков: ранее назначенные регистрации если не откладываются, то проводятся без гостей, с соблюдением требований предосторожности (перчатки и маски, дистанцирование – как бы нелепо это ни звучало), новые заявления не принимаются. Миллионы сорванных свадебных церемоний и несостоявшихся молодоженов позволили журналистам именовать коронавирус «wedding crasher».

В России в ряде регионов (например, в Самарской области, Республике Татарстан и др.), как было рекомендовало еще 31 марта Минюстом, регистрация браков приостановлена. Исключения допускаются для браков, которые требуют срочного заключения по уважительным причинам (угроза жизни, беременность). Примечательно, что, например, в штате Пенсильвания, США, в качестве «emergency» рассматривается наличие заболеваний, способствующих летальному исходу от коронавируса.

Очевидное решение для заключения браков в локдаун, которому уже последовали многие страны (штат Пенсильвания, США, Индонезия, ОАЭ) — проведение регистраций онлайн, в режиме видеоконференции. Детали прорабатываются: допустимо ли, чтобы жених и невеста подключались к конференции из разных локаций, как подтвердить согласие сторон и т. п. В России председатель правительства Михаил Мишустин поручил наладить дистанционную регистрацию браков: «Жизнь из-за ситуации с коронавирусом не останавливается, люди женятся и детей рожают, у них должна быть возможность регистрировать эти события».

Пары, относящиеся к ситуации с юмором, поддерживают такое решение и выкладывают в социальные сети скриншоты из приложения Zoom с десятками окошек с гостями. Большинство же откладывает свой big day до лучших времен и договаривается с организаторами и свадебными фотографами о новых датах.

Разводы

Ситуация с разводами сложнее: в большинстве стран развод — это судебная процедура, и рассмотрение дел о разводах постигла та же участь, что и любые другие споры — они отложены до возобновления работы судебной системы. Проблема стоит менее остро в странах, где налажено рассмотрение споров онлайн и где в семейных спорах реально применяется медиация (например, в Великобритании).

Россия является одной и немногих стран (наряду, например, с Бразилией), в которых допускается внесудебное расторжение брака. На сегодняшний день, вопреки рекомендациям Минюста, регистрация разводов приостановлена лишь в нескольких регионах (например, в Санкт-Петербурге, Тюменской области), в Москве регистрация разводов продолжается. Если развод в загсе недоступен (у супругов несовершеннолетние дети, эаксы прекратили регистрацию разводов), сохраняется возможность подачи заявления о разводе по почте в суд (в том числе и без посещения отделения Почты России), однако рассмотрения спора придется, вероятно, ждать месяцы.

Ситуация в определенном смысле неразрешимая: прогнозируется всплеск разводов (которому способствует длительное совместное нахождение семей в стрессовой ситуации), а обычные процедуры для развода могут оказаться недоступны. С другой стороны, невозможность развестись стимулируют обращение к семейным терапевтам, медиации и арбитражу — механизмам, которые в сфере семейных споров показывают эффективность.

Споры родителей о детях

Наиболее остро стоит вопрос о том, как отдельно проживающему родителю не потерять контакт с ребенком, постоянно проживающим и находящимся на карантине с другим родителем. Решения о порядке общения, которые предполагают регулярные перемещения ребенка (в мире все более популярны решения о совместной опеке над детьми и проживании детей на два дома) или общение в присутствии третьего лица (например, психолога) в условиях локдауна являются неисполнимыми.

В некоторых странах (например, в Великобритании) выпущены специальные разъяснения о порядке исполнения решений о детях, а перемещения во исполнение таких решений прямо включены в перечень исключений из правила stay at home. При этом прямо говорится о том, что родители могут, но не обязаны исполнять решения: если по их мнению перемещение создает риск для здоровья ребенка, родителю следует руководствоваться интересами ребенка, а отклонения от порядка, установленного судебным решением, зафиксировать обменом сообщений. Общая идея разъяснений в том, что ответственность за детей несут родители, а не суд и они должны оценивать риски в связи с вирусом и принимать решения соответственно, обеспечивать контакт с отдельно проживающим родителем по Face-Time, WhatsApp, Skype, Zoom, если невозможно следовать букве судебного решения, руководствоваться его смыслом, а после окончания пандемии компенсировать родителю, который был лишен контакта с ребенком, время, которое такой родитель имел право провести с ребенком по судебному решению.

Если же родители не в состоянии договориться о детях, то во многих странах их споры будут рассматриваться судами, несмотря на все ограничения, — посредством видеоконференцсвязи (с использованием Skype for Business или Zoom). На Петербургском международном юридическом форуме судья ВС РФ Виктор Момотов в числе неотложных споров, подлежащих рассмотрению в России в период карантина (видимо, речь о рассмотрении с личным присутствием), назвал «семейные споры о детях». «Споры о защите интересов несовершеннолетних» также названы в разъяснениях ВС РФ, однако в профессиональном сообществе говорят о том, что на практике рассмотрение споров о детях сейчас откладывается.

Особенно остро стоит вопрос со спорами о международном похищении детей. Очевидно, что такие споры являются безотлагательными, однако судьям не позавидуешь: далеко не очевидно, стоит ли, например, выносить решение о возврате похищенного ребенка в страну обычного проживания, если в такой стране бушует эпидемия, а авиасообщение прекращено.

Завещания и принятие наследства

По понятным причинам пандемия подтолкнула многих задуматься о наследственном планировании или пересмотреть имеющийся план, однако в условиях карантина формализация документов оказалось сопряжена с рядом сложностей. Ситуация парадоксальна: именно когда людям кажется особенно насущной необходимость выразить свою волю, они не могут этого сделать.

Возьмем наиболее простой инструмент — завещание. В мире предъявляются разные требования к форме завещания, и выполнить их в условиях карантина непросто. Так, может быть затруднительно элементарно удостоверить завещание у нотариуса — многие нотариальные конторы закрыты или работают в ограниченном режиме. Выполнить требование о присутствии свидетелей при подписании также сложно. В юрисдикциях, в которых существует такое требование (например, Великобритания), юристами обсуждается допустимость вариаций: присутствие свидетелей за стеклом, по видеосвязи или с использованием электронной подписи, однако английское право недвусмысленно требует личного присутствия.

В России большинство нотариальных контор закрыто в соответствии с рекомендациями Федеральной нотариальной палаты, для совершения неотложных нотариальных действий работают дежурные нотариальные конторы, и на текущий день требование о нотариальном удостоверении завещаний выполнимо (однако в Москве, очевидно, для большинства граждан в нарушение карантинных мер). Обсуждается вариант с досрочной реализацией проекта «цифрового нотариата» (переведения большинства нотариальных действий в онлайн), однако, как заявил президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик 11 апреля на ПМЮФ, «раньше декабря этого года это нереально». Экстренный переход нотариата в онлайн уже произведен в ряде стран, например во Франции.

Стоит сказать, что к нотариальным завещаниям в России приравниваются завещания, удостоверенные главврачами больниц — госпитализированные с COVID-19 пациенты при желании без завещания не останутся. Могут ли находящиеся на карантине дома составить завещание в простой письменной форме при свидетелях (это неприменимо для недавно введенных институтов совместных завещаний и завещаний в пользу наследственного фонда), со ссылкой на угрозу жизни и чрезвычайные обстоятельства? Есть подозрение, что скорее не могут. Кроме того, такое завещание должно быть в течение месяца после отпадения обстоятельства усилено (удостоверено нотариально — п. 2 ст. 1129 ГК РФ).

Закрытие нотариальных контор и ограничения в работе судебной системы создали также серьезные сложности для ведения наследственных дел и принятия наследства. В России сейчас принять наследство возможно в дежурных нотариальных конторах. Ведение наследственных дел (поиск наследственного имущества и его распределение между наследниками) в нотариальных конторах, которые закрылись, фактически приостановлено. Эти вопросы серьезно обсуждаются в странах, в которых высокий наследственный налог (от 40%) — помимо наследников, в скорейшем распределении наследства заинтересовано и государство, которому сейчас как никогда необходимо пополнение казны.

Налоговое резидентство

Во многих странах налоговое резидентство — исключительно или в комбинации с другими факторами — определяется количеством дней, физически проведенных на территории государства (183, 90 или другое число). Для людей, живущих на несколько стран, считающих дни пребывания и планирующих свои перемещения с оглядкой на риски потери или приобретения статуса налогового резидентства, закрытие границ создает серьезную проблему. Несколько дополнительных дней или недель, проведенных в стране временного пребывания из-за локдауна, может невольно сделать человека налоговым резидентом закрытой страны.

Налоговое законодательство ряда стран (например, Великобритании) позволяет не учитывать дни, вынужденно проведенные в стране, для целей установления налогового резидентства, однако в сумме не более 60 дней. В этой юрисдикции налоговые органы оперативно разъяснили, что будут считать, в частности, чрезвычайными обстоятельствами принудительный или рекомендованный врачами по состоянию здоровья карантин, закрытие границ. Аналогичные разъяснения опубликовали налоговые органы Ирландии. ФНС России свою позицию пока не озвучивала.

Для большинства так называемых COVID-refugees, являющихся налоговыми резидентами нескольких стран, вопрос будет на основании соглашений об избежании двойного налогообложения решаться в пользу страны, в которой находится центр их жизненных интересов, а лишние дни серьезной проблемы не создадут. 3 апреля секретариат ОЭСР выпустил общие комментарии на этот счет. Сверхоптимизм здесь, однако, недопустим: миграционные и налоговые ситуации всегда индивидуальны.