Право наций на самоизоляцию: как этническое разнообразие влияет на эффективность карантинных мер

Фото SERGEI CHIRIKOV / EPA / ТАСС
Фото SERGEI CHIRIKOV / EPA / ТАСС
Согласно недавнему исследованию группы экономистов, в этнически разнообразных обществах люди заметно охотнее соблюдали противоэпидемические ограничения. Почему это так и как эта информация поможет на выходе из пандемии и после нее, рассказывает один из авторов исследования, ректор РЭШ Рубен Ениколопов

Просоциальное — то есть общественно-полезное и одобряемое обществом — поведение может стать обычным явлением либо благодаря государственному регулированию, либо благодаря добровольному соблюдению социальных норм. Один из примеров такого поведения — социальное дистанцирование и самоизоляция во время пандемии. Соответствующие ограничения были введены правительствами большинства стран для борьбы с распространением коронавируса. Однако их реальное соблюдение в значительной степени зависело от добровольного согласия людей следовать установленным правилам.

Поддерживать такие социальные нормы (в том числе неформальные) в этнически разнообразных обществах, как правило, бывает труднее. Однако в случае пандемии и мер социального дистанцирования, рекомендованных для борьбы с ней, можно вообразить и другой вариант: в этнически и культурно однородных сообществах опасения людей заразиться могут быть меньше, поскольку они больше доверяют друг другу (то есть ожидают, что заболевшие будут безукоризненно соблюдать карантин). По этой причине добровольная самоизоляция здоровых будет менее эффективной.

В недавно опубликованном исследовании «Divided We Stay Home: Social Distancing and Ethnic Diversity» на примере России и США показано, что именно это и произошло в реальности : во время пандемии COVID-19 этническое разнообразие привело к усилению социально-полезного поведения.

Что говорят данные

Авторы использовали открытые данные о передвижениях (мобильности) людей — индекс самоизоляции Яндекса для России и SafeGraph для Соединенных Штатов. Оказалось, что после первого подтвержденного случая COVID-19 в этнически разнообразных регионах мобильность снизилась сильнее, то есть люди охотнее начали соблюдать социальное дистанцирование.

Сравним, например, достаточно однородный Воронеж, где вероятность того, что два случайно выбранных жителя принадлежат разным национальностям, равна всего 6%, и Калининград, где эта вероятность составляет уже 23%. Согласно расчетам, такое повышение этнического многообразия может приводить к снижению мобильности на 5,7%. Для сравнения: средняя разница мобильности в будни и выходные дни составляет 4,7%. В случае с США данные с мобильных устройств от SafeGraph также показали более сильное снижение мобильности в этнически более разнообразных округах, которое примерно соответствовало результатам анализа в России.

Эти результаты можно объяснить моделью, согласно которой больные люди самоизолируются по альтруистическим причинам, то есть из боязни заразить окружающих. В более разнообразных обществах они делают это менее активно из-за эффекта аут-группы («чужой» группы), который ведет к более низкому уровню заботы об окружающих. Это увеличивает риск заражения для людей, которые считают себя здоровыми. С другой стороны, в таком обществе уровень доверия к окружающим ниже, поэтому здоровые более склонны при первых известиях об эпидемической угрозе в качестве меры предосторожности самоизолироваться, а не полагаться на социальную ответственность своих соседей. Поскольку здоровые составляют большинство, — по крайней мере на ранних стадиях пандемии, — мы можем увидеть большее социальное дистанцирование в обществах с большим разнообразием.

В этих обстоятельствах частные выгоды тех, кто считает себя здоровыми, соответствуют социальным целям. В итоге, пока большинство считает себя здоровым, второй эффект (самоизоляция здоровых) будет доминировать, и в среднем в более разнообразных обществах мы увидим более высокий уровень добровольного социального дистанцирования.

Как это может помочь на выходе из пандемии

Исследование имеет важные последствия для государственной политики: в нем подчеркивается, что влияние разнообразия на стратегическое поведение людей может иметь не менее важные последствия, чем различия в просоциальном поведении между различными группами населения (этническими или социальными, либо здоровыми в противовес больным).

В контексте пандемии COVID-19 решения здоровых и больных людей о самоизоляции являются зеркальным отражением друг друга. Это означает, например, что в однородном обществе с высоким уровнем толерантности широкомасштабное тестирование позволит людям узнать, больны ли они, и изолировать себя в случае положительного теста, что позволит здоровым выходить на улицу без особого страха. В неоднородном обществе с низким уровнем толерантности такая же политика широкого тестирования может привести к тому, что люди с положительным статусом заболевания будут больше выходить на улицу, потому что им будет нечего терять (из-за отмечавшегося выше эффекта аут-группы («чужой» группы) и низкого уровня заботы о людях вокруг), а здоровым тогда придется быть более осторожными и больше самоизолироваться.

Исследование также может помочь в выборе оптимальной стратегии по открытию экономики после пандемии. Можно ожидать, что результаты исследования будут подтверждаться даже после отмены режима самоизоляции и ослабления внешней мотивации оставаться дома, и разнообразие в обществе будет влиять на поведение людей и в этом контексте. Ожидание добровольного соблюдения социального дистанцирования, вероятно, будет одним из ключевых элементов стратегии выхода: если люди соблюдают социальную дистанцию даже в отсутствие ограничительных мер, экономика может быть перезапущена даже до того, как будут найдены медицинские или технологические решения проблемы COVID-19. В более широком контексте, понимание последствий государственного регулирования в разнородных обществах будет иметь практическое значение и после пандемии.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции