Последний дворец: почему Конституционный суд разрешил отбирать у банкротов единственное жилье

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Решение Конституционного суда можно признать логичным — роскошное жилье не должно исключаться из конкурсной массы при банкротстве. Однако нужно точное определение такого жилья и механизм защиты прав должника, который не позволит ему остаться на улице, считает партнер и руководитель практики банкротства компании «Инфралекс» Станислав Петров

Позиция Конституционного суда (КС) России, который в своем постановлении № 15-П предоставил кредиторам право реализовывать единственное жилье банкрота, вызвала дискуссию среди юристов и немало опасений в обществе. Попробуем разобраться в его причинах и последствиях. 

от 14 мая 2012 года

На что опирался КС

При анализе постановления КС становится очевидным, что все не так страшно. Суд не произвел какой-то «революции» в праве и не дал кредиторам безусловного права выселять людей на улицу. Напротив, суд подчеркнул, что снятие иммунитета возможно только при недобросовестном поведении должников. В частности, к случаям злоупотребления суд отнес приобретение должником единственного роскошного жилья при наличии неисполненных обязательств перед кредиторами. В деле, которое послужило основанием для постановления КС, должник перевел все свои активы в единственное роскошное жилье с целью защитить их от взыскания. Такие действия по сути являлись способом вывода активов из-под взыскания в рамках дела о банкротстве. 

Карантинное право: как Конституционный суд упростил чиновникам введение запретов

При этом судебная практика и ранее допускала в исключительных случаях реализацию единственного роскошного жилья. Так, в одном из дел о банкротстве Верховный суд указал на недопустимость исключения из конкурсной массы трехуровневой пятикомнатной квартиры должника. Суды установили, что должник искусственно создал ситуацию, когда у него осталось одно пригодное для проживания жилье. Такие действия Верховный суд квалифицировал как неправомерные и допустил реализацию роскошного жилья в конкурсной массе. Аналогичная позиция встречается и в ряде других судебных актов. Во всех этих случаях судьи исходят из принципа недопустимости использования норм закона с неправомерной целью в ущерб интересам третьих лиц, которая зафиксирована в статье 10 российского Гражданского кодекса. 

Однако такие решения до сих пор были скорее исключениями, чем общим правилом. По общей практике суды сохраняли исполнительский иммунитет за любыми единственными домами или квартирами банкротов, даже если жилье признавалось «роскошным» (примеры — постановления Арбитражного суда Московского округа от 1 сентября и от 25 ноября 2020 года).

Нельзя не отметить, что в мире полное исключение жилья из конкурсной массы является скорее исключением, чем правилом. В развитых правопорядках жилье включается и реализовывается в составе конкурсной массы должника. Так, в большинстве штатов США подлежит исключению лишь определенная стоимость недвижимости, при превышении которой жилье подлежит реализации и должнику выделяется сумма в пределах порогового значения.

Таким образом, решение КС выглядит разумным и соответствующим общемировым подходам.

Но все же стоит отметить возможные риски, которые могут возникнуть в случае полного отказа от исполнительского иммунитета единственного жилья или введения абстрактной нормы о включении в конкурсную массу «роскошного жилья».

КС не отвечает на вопрос, каким образом будет обеспечиваться право должника на новое жилье взамен реализуемого. Если обязанность приобрести жилье будет возложена на кредиторов, то для них это создаст колоссальные дополнительные затраты при наличии риска, что жилье должника будет реализовано с существенным дисконтом. 

Возлагать функции риелтора на финансового управляющего тоже было бы странно, это не соответствует задачам, выполняемым управляющим в рамках процедур банкротства. 

Конец безумия: почему ипотечный бум в России завершается

Наиболее рациональным представляется вариант, когда должнику за счет конкурсной массы выделялись бы денежные средства на аренду жилья на период, пока его жилье не будет реализовано с торгов. 

После реализации должнику выделялась бы сумма, определенная судом, достаточная для приобретения жилья с учетом средней рыночной стоимости в соответствующем населенном пункте с учетом минимально необходимой площади для должника и его семьи.

Мнение редакции может не совпадать с позицией автора

Дополнительные материалы

Короли российской недвижимости — 2021. Рейтинг Forbes