Поймать момент истины

Что помогает фотографу снимать так, как хочется

Петербургского фотографа Женю Петрушанского можно назвать счастливцем: он нашел идеальный для себя способ выражать свои чувства и мысли — при помощи объектива фотокамеры. Кажется, будто она позволяет ему быть свободным. За 15 лет Петрушанский снимал в Индии и Марокко, Каире и Златоусте, сделал множество портретов и фешен-съемок. Сегодня он один из самых востребованных людей, занимающихся документальной съемкой. В его портфолио работа с журналами «Русский репортер», Port, «Афиша», Forbes. 

Но больше всего глаза горят, когда он рассказывает о том, что делает для себя. Евгений начал снимать еще во время учебы в Университете ИТМО в Санкт-Петербурге: то, что начиналось как простое увлечение, превратилось в профессию. Не единственную — Петрушанский еще и продюсирует джазовых музыкантов. Фотография при этом никогда не была для него способом заработать — это давало и дает до сих пор ту творческую свободу, в которой нуждается художник. «Мне несложно было заниматься тем, чем я хотел. Я мог погружаться в съемки, в которых мне не приходилось думать о том, что мне необходимо добиться результата, нужного заказчику, и ограничивать себя рамками», — говорит фотограф.

 

Свой язык

«Ковыряться с фотоаппаратом» он начал в 2005 году. Поначалу фотография была для Евгения Петрушанского увлечением в свободное от учебы время. «В процессе поиска какого-то своего видения я увлекся настолько, что начал посвящать этому большую часть времени», — признается он. 

Ранние работы, как вспоминает Евгений, были вдохновлены работами других фотографов — так художник учился и искал себя. Он запоем смотрел тех, кто ему нравился, следил за деятельностью фотографических агентств и мог легко назвать множество имен мастеров, чья эстетика ему близка.

Сейчас ему уже сложно навскидку сказать, чьи работы ему интересны. Важнее то, что делает он сам. «Мне стало понятно, как мне хочется. Лет через пять я уже без оглядки на чье-то мнение начал ориентироваться только на свое понимание и видение», — признается фотограф.

Лусон, Филиппины
Лусон, Филиппины / фотограф Евгений Петрушанский

Выработать свой визуальный язык помогали поездки — одной из таких знаковых стало путешествие на пять месяцев по Азии. Фотограф стартовал из Санкт-Петербурга во Владивосток, а затем двинулся в Китай. Без четкого плана он перемещался из региона в регион: побывал в Тибете, Индии и в других странах.

Что нужно человеку в длительном путешествии без плана? Разумеется, техника, которая помогает этот план создавать — посмотреть карту, просчитать транспортный маршрут, узнать, какие события происходят поблизости, узнать традиции региона. Когда-то спутниками путешественников были путеводители Lonely Planet.

 

Снимать документальную фотографию в Юго-Восточной Азии Евгению Петрушанскому оказалось комфортно. «Люди с большим интересом относятся к другим людям, без неоправданной ненависти, если ты откровенно не наглеешь и не ведешь себя так, как не нужно себя вести нигде. Люди гораздо более открыты», — рассказывает он. По его словам, жители бедных стран меньше беспокоятся о собственном статусе, и, когда их фотографируют, это не вызывает отторжения. Даже не нужно пытаться установить контакт — достаточно идти по городу или деревне, где уклад жизни радикально отличается от привычного нам, и снимать то, что кажется интересным.

Эспланада Андре Шамсона, Париж
Эспланада Андре Шамсона, Париж / фотограф Евгений Петрушанский

Гораздо сложнее в Европе, Евгений вспоминает, как однажды, когда снимал в Париже группу людей в парке, к нему подошел мужчина и схватил за руку. Пришлось сходить с парижанином в полицию и объяснять там, что фотограф не покушался на их личное пространство.

 

Свой путь

Карьера профессионального фотографа началась после путешествия по Транссибу. Он сопровождал друзей, снимавших дипломную работу, и одну из сделанных в путешествии фотографий опубликовал журнал «Русский репортер». В тот же год он отправился по тому же маршруту с писателем Петром Алешковским по заказу издания.

Именно в этих поездках обнаружилось, насколько непросто у нас снимать людей: приветливость может сочетаться с закрытостью, яркие типажи — с ощущением, что некоторые не любят даже самих себя. Разумеется, не везде так — Евгений с удовольствием вспоминает о Приморье и Сибири. Но проблема в том, что для того, чтобы оказаться в России в каком-то интересном месте, будь то Камчатка или Крайний Север, нужно приложить массу усилий.

Неожиданные повороты могут случиться в путешествии в любой стране мира. Евгений проще относится к тому, что происходит в Азии, потому что там ты, скорее, сторонний наблюдатель. Однажды в Дели ему пришлось выпрыгивать из поезда, уже отошедшего от станции, — в конец вагона вломились грабители в маске. В другую поездку по дороге в Калькутту он лишился вещей, техники и документов, потому что по привычке оставил сумку без присмотра.

Бангкок, Тайланд
Бангкок, Тайланд / фотограф Евгений Петрушанский

Рассказывая об этом, Евгений не жалеет ни о вещах, ни о технике, а только о пропаже пленок, отснятых на севере Индии, в горных монастырях на границе с Китаем. Он побывал тогда в городе, который через несколько дней смыло селевым потоком, переезжал с места на место на грузовиках и бензовозах, ночевал под открытым небом, доехал до Кашмира… Но ни одного кадра из этой поездки, где он чувствовал себя как персонаж приключенческого фильма, не осталось. 

Кстати, не в любых путешествиях хочется снимать. В прошлом году Евгений дважды ездил в Нью-Йорк и не сделал там почти ни одного снимка. «Там слишком много всего происходит, и снимать просто не хотелось», — признается он. И добавляет: «Если бы я оказался там лет 10 назад, я бы, конечно, не переставал снимать. Но теперь я понимаю, что я все это уже видел».

 

Своя эстетика

Долгое время Евгений Петрушанский занимался черно-белой фотографией, в том числе и потому, что в родном Санкт-Петербурге не находил игры цвета, света и теней, которые бы ему нравились. Интерес к цветной фотографии придет уже в путешествиях, хотя и в Индии он делал черно-белые снимки. Еще одна его особенность — любовь к пленочной фотографии: он до сих пор предпочитает снимать на пленку.

Варанаси, Индия
Варанаси, Индия / фотограф Евгений Петрушанский

Конечно, он снимает на цифровую фотокамеру, когда это нужно, а нужно это обычно для коммерческой съемки. Но даже на заказ Евгений Петрушанский многие работы принципиально делает на пленку. «Я даю заказчику понять, что буду делать это именно так, и люди либо соглашаются, либо нет», — говорит он.

В основном, кстати, соглашаются — Женя Петрушанский не берется за работу, которую не хочет делать, и об этом, как правило, знают. Совершенно не возражали, например, БДТ и журнал «Сноб» — это один из недавних проектов фотографа. Фотографа попросили сделать портреты всех актеров к столетию театра, отмечавшемуся в прошлом году.

«Я снимал все на пленку, зная, какие минусы меня поджидают, — рассказывает Женя. — В первую очередь я выбрал для себя формат без использования искусственного света, потому что это увеличило бы время съемки в несколько раз. Была задача отснять около 90 актеров в неопределенное время — кто-то может именно сегодня на полчаса после обеда, кто-то может только в пятницу утром, и нужно снимать только в три четверти или со спины, потому что есть какие-то особенности, кого-то можно снимать только в гримерке и так далее». Как ни странно, благодаря тому, что все портреты были сняты на пленку, Петрушанский сэкономил время. «Я знал, что мне придется повозиться, чтобы получить тот результат, который я хочу», — объясняет он. Снимать на цифру все равно было бы проще, но тогда художник не смог бы передать эстетику, которая была ему интересна.

Свои снимки Евгений предпочитает практически не обрабатывать — однако совсем без ретуши все же нельзя. Дело в том, что, отсканировав пленки на профессиональном сканере, непременно обнаруживаешь пылинку, волосок, царапинку, которую запечатлел сканер, поэтому минимальное вмешательство, чтобы вычистить элементарную грязь, все же необходимо.

При работе с фотографиями разработчик рекомендует размещать панели инструментов и исходные файлы на сенсорном экране и освободить таким образом основную рабочую область. Кстати, ScreenPad Plus позволять и рисовать от руки, и вводить рукописный текст, что открывает еще больше творческих возможностей при работе с изображениями.

Своя цифра

Тот факт, что он снимает преимущественно на пленку, Евгению не кажется вещью, на которую стоит обращать внимание: «Многим кажется, что это какое-то высшее проявление творчества. Нет. Просто кто-то ездит на коробке передач, а кто-то — на автомате».

Сейчас Евгений Петрушанский снова снимает для БДТ, но уже фотоспектакль, для которого нужно сделать большое количество снимков за короткий промежуток времени. Разумеется, он это делает на цифровую камеру, потому что нельзя иначе получить нужный результат.

«Когда я снимаю, я всегда знаю, как я хочу. На пленке мне проще рассказать и показать то, что хочу», — повторяет Женя. Но бессмысленно заставлять его объяснить на словах, что это. «Я старался никогда не описывать фотографии, особенно свои. Мне всегда было проще показать», — ответит он. И в пример приводит случаи, когда в путешествиях он оказывался там, где уже снимали фотографы, которые ему нравятся: «Естественно, у тебя есть визуальная память про эти места, потому что ты уже видел фотографии отсюда. Этот опыт влияет на то, что ты можешь снять. Или не влияет — и тогда ты перевариваешь и снимаешь по-своему».

репетиция выпускного спектакля учащихся Академии Русского балета им. Вагановой
репетиция выпускного спектакля учащихся Академии Русского балета им. Вагановой / фотограф Евгений Петрушанский

Несколько лет назад Евгений Петрушанский начал работать с русской профессиональной велокомандой, которая базируется в Италии, и попал с ней на юбилейную сотую гонку Giro d’Italia. Он проехал с ними практически весь маршрут — получилось огромное количество материала, где были снимки для технического использования и соцсетей, и базовые портреты, сделанные на цифровую камеру, и процесс гонки, отснятый на пленку. Результатом этой поездки стала любовно сделанная, самостоятельно сверстанная и напечатанная книга фотографий — она вышла небольшим тиражом.

Сейчас Евгений Петрушанский работает над другой книгой своих фотографий и ретроспективной выставкой: в этом году он планирует скрупулезно отбирать снимки, сделанные за последние 10 лет, — те, что для него важны и собираются в единую поэтическую серию.

Это огромная техническая работа — Евгений будет отбирать около 200 кадров и печатать фотографии. Как правило, он сканирует негативы, но для книги нужно идеальное качество, важно передать глубину снимка на печати.

При обработке фотографий ему придется выравнивать баланс цвета, который сканер не всегда соблюдает. Евгений жалуется, что иногда аппарат совсем не хочет правильно передавать оттенок, лицо смуглого человека может оказаться фиолетовым, а красная стена — зеленой.

Не должна пугать и необходимость запускать одновременно несколько «тяжелых» программ — в ноутбуке установлен многоядерный процессор Intel Core i7 10-го поколения, что делает его весьма производительным при запуске приложений на основном и дополнительном экранах и позволяет плавно переключаться между окнами.

Когда речь идет о фотографии и изображении, технологии оказываются важной частью творческого процесса — и чем больше они облегчают жизнь, чем незаметнее процессы, связанные с технической стороной работы, тем легче сосредоточиться на том, что волнует прежде всего. Эмоции от снимка или пережитого опыта, поэзия рыбацкой деревни, узор марокканского ковра, глаза известного актера: между зрителем и поэзией всегда стоят художник и его инструмент.

 

Сайт Евгения Петрушанского — http://eugenepetrushanskiy.com/

* На правах рекламы