«Бизнес оказался более приспособленным к внешним угрозам, чем мы предполагали»

Что случилось с корпоративным кредитованием за время пандемии? Какие тренды и перспективы наметились? Об этом рассказывает заместитель председателя правления ОТП Банка Игорь Беломытцев.

Центральный банк РФ подсчитал объем реструктуризации кредитной задолженности корпоративного сектора. На сегодня это около 4,3 трлн рублей, или почти 13,5% общего портфеля системно значимых кредитных организаций, плюс 790 млрд рублей реструктурированных долгов малого и среднего бизнеса. По оценке экспертов ЦБ, широкое использование механизма реструктуризации позволило снизить негативный эффект от ограничений, связанных с пандемией, и способствовало росту корпоративного кредитования в целом. В августе он составил 1,2%, что более чем вдвое выше среднемесячного темпа 2019 года. О переменах и трендах в сфере корпоративного кредитования рассказывает Игорь Беломытцев, заместитель председателя правления ОТП Банка.

 

Этот год стал хорошей проверкой для банковских риск-моделей. Изменился ли ваш подход к управлению рисками?

 

Риск-модели даже в условиях спокойного рынка требуют регулярной юстировки, не говоря уже о ситуациях, с которыми рынок столкнулся в 2020 году. Единственным продуктом, где мы используем риск-модели, является «Фабрика госгарантий», запущенная в марте. Основные изменения в период пандемии были направлены на более детальное изучение сделок, где присутствует валютная составляющаяся, связанных с отраслями или видом деятельности, наиболее пострадавшими в период карантина. Также были пересмотрены и скорректированы в консервативную сторону требования к финансовым метрикам и опыту клиента. При этом объем документов, требуемых от клиента, не изменился, его трудозатраты по получению гарантии остались без изменений, всю дополнительную нагрузку на изучение и рассмотрение сделки банк принял на себя.

Почему у вас это единственный продукт с риск-моделями?

 

Риск-модели в корпоративном бизнесе позволяют совершать большое количество сделок с минимальным погружением в каждый конкретный кейс. Проблема данного подхода заключается в обобщениях. Никакая риск-модель не может обеспечить должное внимание к уникальным риск-факторам каждой компании. Поэтому процесс принятия решений по большинству продуктов нашего корпоративного бизнеса в основном строится на экспертном индивидуальном подходе к конкретному кейсу, сделке, клиенту. Это дает нам определенную гибкость в принятии решений.

 

Что изменилось в работе с другими корпоративными продуктами?

 

Пандемия остро поставила перед ОТП Банком вопрос корректировки модели мониторинга текущего состояния клиентов. В первую очередь это оперативность анализа и оценки факторов, которые непосредственно влияют на деятельность клиента. Нам пришлось заняться переоценкой отраслей бизнеса, где работают наши клиенты. В пострадавших отраслях банк применял более консервативную позицию. При этом значительную и во многом определяющую роль в принятии риска играет наша внутренняя экспертиза — понимание того или иного сегмента рынка и присущих ему возможностей и угроз. Дополнительным плюсом данного подхода является возможность выстроить диалог с клиентом на первых этапах принятия риска и с самого начала обменяться информацией об опасениях и ожиданиях, открыто обсудить структуру сделки. Все это позволяет принимать взвешенные решения и поддерживать клиентов в сложный период.

 

Удалось ли сохранить объемы и темпы кредитования корпоративных клиентов?

 

Мы имели достаточно качественный по риску портфель, все, что от нас требовалось, — это еще раз посмотреть на каждого клиента и убедиться в правильности нашего выбора. В большинстве случаев коммуникации с клиентами превосходили наши ожидания. Нам, безусловно, потребовалось определенное время для того, чтобы объективно оценить ситуацию и понять, что никакой трагедии не произошло. Бизнес оказался более приспособленным к внешним угрозам, чем мы предполагали. Вероятно, это уже можно назвать в какой-то степени ДНК российского бизнеса, пережившего ряд кризисов и выработавшего устойчивую реактивность к изменениям внешней среды. Что касается темпов кредитования, то было бы лукавством сказать, что ничего не поменялось. Безусловно, потребовалось некоторое время на осмысление новых реалий и перестройку процесса поиска и привлечения новых клиентов. Также мы скорректировали подход к целевым отраслям, в которых мы работаем и привлекаем новых клиентов, ориентируясь в первую очередь на то, насколько хорошо отрасль пережила ограничения, связанные с коронавирусом. Часть отраслей у нас находится в красной зоне, где мы стараемся не предлагать кредитных продуктов.

 

Видите ли вы будущее в дистанционном взаимодействии с клиентами — от первого контакта до заключения соглашения по кредиту и проведения сделки?

 

Банк стремится развивать электронные каналы коммуникации. По ряду продуктов для небольших сделок мы уже полностью перешли на электронный документооборот и процесс одобрения. Особым аспектом является автоматизация мониторинга текущих сделок с использованием всего возможного набора открытых источников информации — налоговая, госзакупки, арбитраж, приставы, различные агрегаторы информации и т. д. Почти во всех кредитных процессах уже сегодня можно отказаться от физической передачи документов, так как банки и клиенты активно начинают пользоваться возможностями электронной подписи. При этом достаточно тяжело или практически невозможно проводить осмотр залогов и предприятий удаленно, соответственно, полностью отказаться от личных встреч мы точно не сможем. Это особенно актуально для средних и крупных сделок. Ценность личной встречи с собственниками или руководством компании сохраняется еще и потому, что позволяет понять, чем действительно живет бизнес. Можно бесконечно говорить о том, что современные средства коммуникации очень удобны и экономят много времени. Но бизнесу в целом еще предстоит оценить качество партнерских отношений, построенных полностью онлайн, в том числе договоренностей и заверений, которые давали или получали «по экрану», а не в ходе личной встречи.

Сталкивались ли вы с тем, что компании, пользуясь ситуацией, завышают качество залоговых активов, которые трудно проверить удаленно?

 

Нет бизнесмена, который бы не пытался в глазах банка повысить качество своих активов. С данным вопросом банки сталкиваются ежедневно, и пандемия в какой-то степени обостряет этот вопрос. Подход к оценке риска, базирующийся исключительно на оценке качества активов, передаваемых в залог, обречен на последующую кропотливую и непрофильную работу по их продаже. Получается замкнутый круг. В ОТП Банке принято концентрировать внимание на рисках и оценке первичного источника погашения, что, в свою очередь, в случае адекватной и прозрачной оценки позволяет делать скидку на размер покрытия и качества вторичного источника погашения.

 

В 2020 году некоторые стартапы и молодые бизнесы получили мощный импульс роста, а их инвесторы — серьезный рост доходности на вложенный капитал. Не пересмотрел ли ОТП Банк свое отношение к проектному финансированию?

 

Мы по-прежнему не занимаемся проектным финансированием как таковым, это не наш профиль. При этом мы готовы рассматривать сделки по проектному финансированию или инвестициям для действующего бизнеса, когда в случае неуспешной реализации проекта бизнес по регрессу сможет рассчитаться с банком.

 

Как банк работал с теми компаниями, которые потеряли темпы развития или даже часть бизнеса?

 

Мы вели общение с каждым из клиентов и искали возможности поддержать их в трудной ситуации всеми доступными способами. Например, большинству клиентов из сектора арендной недвижимости мы предоставляли отсрочки по уплате основного долга, так как видели, что они предоставляли арендные каникулы своим клиентам или теряли часть арендаторов. В большинстве случаев клиенты правильно и аккуратно подходят к заемным средствам и, соответственно, имеют возможность безболезненно пройти шоки карантина. Для нас также важно, что в трудный для бизнеса период клиенты были открыты к диалогу, не скрывали реальную ситуацию дел и не приходили под конец, когда становилось очевидно, что проблемы в бизнесе настолько глубоки, что их уже невозможно скрывать, а кредиты банков выходят на просрочку. Всегда проще договориться и найти совместное решение, когда еще не все потеряно и есть поле для маневра.

 

Наблюдается ли миграция клиентов? Если да, то как на нее повлияла пандемия?

 

Миграция клиентов была всегда, и не сказать, что пандемия на этот процесс радикально повлияла. Клиенты уходят из банка, и в то же время мы получаем новых клиентов из других банков, это здоровая конкуренция, и мы не заметили значимых изменений во время пандемии. Скорее наблюдается не столько выраженная миграция, сколько появление новых клиентов, которые ранее не использовали кредитные средства, а в сложных экономических реалиях хотят подстраховаться и иметь в запасе еще и кредитное плечо от банка.

 

Экономика развивается очень сложно. Есть предположение, что может быть восходящая коррекция ставок ЦБ. Пока что ставки по депозитам юрлиц сейчас практически по всему рынку невыгодные. Какие инструменты вы предлагаете клиентам, чтобы оптимизировать их управление временно свободными средствами?

 

Основная идея снижения ключевой ставки — это стимулирование инвестиционных вложений и заимствований в развитие бизнеса компаний. В этом плане снижение ставки действительно может стимулировать различные отрасли экономики. Например, это видно в жилищном строительстве. Мы не отрицаем возможность корректировки ставки в большую сторону в горизонте полугода, но прогнозы давать не беремся.

Что касается альтернативы классическим депозитам, то банк своим клиентам предлагает бивалютные депозиты, где ставка может быть существенно выше, а минимальный срок размещения составляет всего один день. Наш опыт показывает, что для компаний, ведущих активную внешнеэкономическую деятельность, правильное структурирование данного депозита позволяет сгладить существующие колебания на рынке, а также обеспечить доходность, превышающую среднюю кредитную ставку в портфеле клиента.

 

Как вы считаете, как скоро могут восстановиться пострадавшие отрасли и бизнесы?

 

Сложный вопрос… С большой долей вероятности до конца 2021 года будет чувствоваться негативный эффект и давление на экономику из-за ограничений, связанных с коронавирусом. При этом есть отрасли, которые восстанавливаются и приспосабливаются быстрее остальных. С одной стороны, мы видим достаточно быстрый возврат на докризисный уровень по ряду сегментов — например, в фэшн-индустрии, где уже в некоторых нишах наблюдается полноценное восстановление в сравнении с показателями прошлого года. Правда, тут нельзя игнорировать эффект отложенного спроса — чем дольше люди будут находиться в условиях ограничений, тем больше они начнут потреблять после этих ограничений на коротком промежутке времени. В ряде отраслей происходят серьезные изменения. Например, наши клиенты из сферы арендного бизнеса констатируют, что складские помещения уже сравнялись по стоимости даже с торговыми. По всей видимости, этот тренд будет продолжатся с развитием онлайн-торговли, где скорость доставки выходит на первый план и, соответственно, есть необходимость в большом количестве хорошо оборудованных складских помещений, которых, к слову, в Москве мало. С другой стороны, в некоторых других секторах экономики из-за наложенных ограничений идет очень слабое восстановление — например, в туризме. В целом пока нет очевидных признаков улучшения эпидемиологической ситуации, строить прогнозы сложно. Даже в пострадавших отраслях есть компании, которые сейчас чувствуют себя хорошо и активно стараются увеличивать свою долю рынка, занимая территорию конкурентов.

*Акционерное общество «ОТП Банк»

**На правах рекламы