Вышки связи в прошлом. Как «Русские Башни» меняют подход к инфраструктуре сотовой связи

С каждым годом люди предъявляют все бОльшие требования к мобильной связи. Если лет десять назад была важна возможность совершить звонок, то сейчас пользователь хочет разговаривать по видеосвязи не только из дома, но и по дороге в офис, смотреть видео со смартфона в любой момент времени в любом месте и без прерываний. Конечно, без серьезного развития инфраструктуры связи реализовать эти ожидания мобильных пользователей было бы невозможно.

Группа компаний «Русские Башни» является лидером рынка независимых инфраструктурных операторов России, предоставляя операторам связи телеком-инфраструктуру для функционирования и развития их сетей. В портфеле компании более 6,5 тысяч объектов в 63 регионах России. Президент «Русских Башен» Александр Чуб рассказал, почему инфраструктурные операторы становятся одними из главных участников телеком-рынка и что потребуется для развития сетей 5G.

— Вы недавно сообщили, что «Русские Башни» перешли на следующий этап развития — от классической башенной компании к инфраструктурному оператору. Расскажите, пожалуйста, подробнее, что это значит и как это изменяет ваш бизнес?

— Когда в 2009 году компания «Русские Башни» и сам рынок независимой телеком-инфраструктуры только зарождались, главной идеей было строительство простых вертикальных объектов: сначала башен, затем столбов и опор связи — с последующей сдачей их в аренду нескольким мобильным операторам одновременно. Совместное использование инфраструктуры мобильным операторам выгодно, но при условии, что этой инфраструктурой должна владеть независимая компания. И на этих простых и очевидных постулатах мы начинали строить бизнес. Но на рынке всегда происходят изменения. Во-первых, развиваются стандарты связи, поэтому сети должны постоянно меняться и модифицироваться. Во-вторых, пользователи теперь хотят не просто звонить по телефону, а иметь возможность быть на связи в реальном времени 24 часа в суткиили, например, начинать смотреть на смартфоне видео дома, продолжать по дороге на работу и досмотреть в офисе. Для этого плотность покрытия должна постоянно развиваться, а сети должны быть бесшовными.

Одно дело — поставить одну вышку где-то в области и обеспечить покрытие на 10 км. Другое дело — обеспечить покрытие в городской среде, где есть и небоскребы, и низкие строения, где нет прямой видимости для сигналов и где масса дополнительных обстоятельств и согласующих организаций. Операторам стало выгоднее функцию построения телеком-инфраструктуры делегировать нам, инфраструктурному оператору. Эта тенденция привела к тому, что от классической башенной компании «Русские Башни» перешли к компании, которая владеет набором различных инфраструктурных активов впервую очередь в городской и транспортной среде ипредоставляет широкий спектр услуг. Мы перестали быть просто башенной компанией, а стали технологическим партнером мобильных операторов. И как технологический партнер мы обеспечиваем покрытие там, где это нужно нам с вами, мобильным абонентам. Сегодня это крупные города, автомагистрали, жилые комплексы, торговые центры. Теперь операторам связи нет необходимости тратить время и средства на решение инфраструктурных задач, и они могут сосредоточиться на поиске новых способов развития бизнеса, предлагая абонентам все больше сервисов.

— А можете на примере рассказать, как вы работаете?

— Раньше классическим продуктом инфраструктурных операторов являлось строительство одиночных объектов. Но сегодня на территориях с недостаточным, фрагментарным покрытием мы создаем инфраструктуру системно — мы анализируем существующее покрытие, определяем минимально необходимое количество объектов и предлагаем уже единое эффективное технологическое решение, к которому могут подключиться сразу все операторы. Расскажу на примере строительства комплексного покрытия целого города — Кронштадта. Это был сложный и интересный проект. 

С одной стороны, Кронштадт — это отдельный город с богатой историей, с другой — формально это район Санкт-Петербурга, который представляет собой архитектурный памятник. С точки зрения девелопмента делать здесь нельзя почти ничего — ни вверх, ни вниз. При работе над проектом мы сначала решили определить потребность района в развитии мобильной связи и провели вместе с Университетом ИТМО социологическое исследование, показавшее, что большинство населения недовольно качеством мобильной связи. Мы сделали инженерные замеры, и они подтвердили мнение жителей. Какая-то связь была, но даже обычный телефонный разговор мог прерываться.

Мы обсудили наше предложение развития связи в городе с руководством Кронштадта, получили поддержку. Тем более, что город активно превращается в туристический кластер, в котором современная связь необходима априори. Нам потребовалось полтора года, чтобы найти решение, удовлетворяющее и техническим требованиям, и ожиданиям жителей, и критериям других участвующих сторон, в частности различных комитетов Санкт-Петербурга. Особенности города не позволяют строить объекты нужной высоты, из-за этого требовались другие варианты. Специально для Кронштадта мы разработали технологическое решение невысоких опор, отвечающее всем требованиям городских комитетов. Ряд опор оснащендополнительными функциональными возможностями для жителей и гостей острова: информационными панелями и станциями для зарядки телефонов. Это был очень сложный проект, но в итоге все получилось, и большинство населения довольно результатом.

— «Русские Башни» неоднократно сообщали, что подписаны соглашения о сотрудничестве либо инвестиционные соглашения с администрациями различных городов и областей. Насколько легко взаимодействовать с администрациями? 

— Понимая это, мы строим свою работу таким образом, что тратим одинаковое количество времени и усилий, чтобы представить наши предложения операторам, и при этом такое же количество времени и сил уделяем активному диалогу с властями, чтобы рассказать, что мы собираемся делать, для чего и как. Мы стремимся строить эффективные коммуникации не только с представителями власти, но и с местными жителями, если в этом есть необходимость. В итоге при таких обсуждениях мы реализуем проекты, которые не только поддерживаются бизнесом и властью, но и жителями, которые являются конечными потребителями мобильных услуг. Такие диалоги являются важным обстоятельством, и мы уделяем им много внимания.

— По сути, вы вместо операторов связи ведете эту работу, предоставляя им уже готовую инфраструктуру? 

— Именно. Мы работаем в качестве активного телеком-девелопера города, который инвестирует в инфраструктуру цифровой экономики страны. Мы проводим технический анализ, понимаем, где необходимо улучшить покрытие, ведем переговоры с администрациями о развитии сетей и строим первый слой, который является базовой инфраструктурой. Потом на этот слой операторы размещают оборудование и начинают оказывать услуги мобильным пользователям. Раньше такой роли на телеком-рынке не существовало, а теперь она есть.

— Расскажите про другие инновации. У вас было интересное решение с размещением оборудования на столбах освещения.

— Да, такое решение есть. Оно не новое, но показательное. Мы придумали это в Москве в 2013 году, потом стали использовать в других городах. А где-то в 2016 году это стало стандартом для объектов связи во всех городах страны. В свое время мы поняли, что совместное использование инфраструктуры может быть не только между операторами связи, но и с различными городскими службами. И если уже стоят столбы освещения или опоры линий электропередач, то почему бы не использовать их для организации мобильной связи. На проработку идеи, технического решения и согласования ушло около года. Все нужно было упаковать в нормы законодательства. В итоге получилась система двойного назначения, когда опоры освещения стали использоваться для размещения и операторского оборудования. Это позволило резко ускорить развитие покрытия. В том числе поэтому Москва — один из лучших городов в мире по качеству связи.

Но сейчас у нас новые решения в основном в области комплексного развития сложных территорий, как проекты в Кронштадте и многих других городах, в наших терминах —  «проекты комплексного покрытия». Аналогичный подход мы применяем при развитии и других направлений: автодорог, жилых комплексов, торгово-развлекательных и бизнес-центров, университетов, в городских больницах и медицинских центрах. По всем этим направлениям мы комплексно подходим к решению задачи покрытия связью и предлагаем уже оптимальное решение, которое подойдет всем мобильным операторам.

— Сейчас все ждут появления сетей стандарта 5G. Что нужно в плане инфраструктуры для их развития?

— Во-первых, в сетях 5G очень важна плотность покрытия. Объем данных и скорость их передачи будут зашкаливающими, поэтому плотность сетей будет резко расти. Понятно, что застроить любой город вышками будет физически невозможно и эстетически неприемлемо. Нужны какие-то другие инженерные решения и по увеличению плотности, и по сохранению внешнего вида городов. 

Дополнительно нужно учесть, что для обеспечения высокой скорости передачи сигнала в 5G-сетях будут нужны современные оптоволоконные сети. В крупных городах они, конечно, есть, но их плотность должна быть совсем другой. Сейчас это «магистральные» сети, а они должны быть «капиллярными». Третье — все это должно быть подключено к электричеству. И, соответственно, объем потребляемой энергии возрастет, и линий электропередач должно быть больше. И это далеко не все факторы, оказывающие влияние на требования к телеком-инфраструктуре.

Это работа на несколько лет вперед. Я думаю, что новая технология будет развиваться семимильными шагами. На сегодня ряд проектов, которые мы реализовали, уже готовы к 5G.  Остается только подключить нужную базовую станцию, и все заработает.

— В последние годы «Русские Башни» росли примерно на 25–30% в год. Как сейчас? И чем обусловлен рост? Нельзя же строить инфраструктуру бесконечно.

— Мы продолжаем расти. Темпами роста гордимся не только мы, но и наши акционеры, а это дорогого стоит. Что обуславливает этот рост? У пользователей есть постоянный рост спроса на мобильный трафик. И, как следствие, есть спрос на развитие инфраструктуры. Мы планируем не снижать темп ввода в эксплуатацию новых объектов, продолжить рост финансовых показателей, а также наращивать долю новых продуктов (DAS, проекты комплексного покрытия) в портфеле компании и усиливать региональную экспансию.

— В свое время вы хотели выкупить башни «Вымпелкома». Но продажа так и не состоялась. Сейчас вы по-прежнему хотите купить?

— Этот масштаб мы наращиваем и путем органического роста, и за счет консолидации рынка. Мы уделяем особое внимание покупке объектов и активов с помощью малых приобретений: четверть нашего портфеля — это купленные в разное время объекты. На сегодня компания сформировала уникальный для российского инфраструктурного рынка опыт приобретений. Это не только компетенции команды, но и наличие технологических инструментов. Например, у нас есть собственный уникальный сервис аудита и интеграции приобретаемых объектов — личный кабинет владельца инфраструктуры, который позволяет систематизировать документы и увеличивать скорость сделок.

Если говорить про приобретение башен операторов связи, то значимость этого события для бизнеса компании изменяется с течением времени и ростом собственного портфеля «Русских Башен». Если сейчас подобные кейсы продажи будут обсуждаться на рынке, то мы, безусловно, будем участвовать. Если этого не произойдет в ближайшие годы, то степень нашей заинтересованности может измениться. Еще через пять лет такая покупка, возможно, уже не будет столь обоснованной. Но тогда могут появиться новые варианты и формы взаимодействия и сотрудничества. 

_________________________

На правах рекламы