Legal check-up: как заранее выявлять зоны риска в частных активах и личных делах

Если чек-ап в медицине — распространенный сервис, то на рынке юридических услуг это новая программа, появившаяся в ответ на личные потребности бизнесменов и руководителей компаний. Что такое legal check-up и какой эффект приносит, объясняет Юлия Андреева, партнер практики частных клиентов юридического бюро S&K Вертикаль.

— Как возникла идея нового юридического продукта?

— Мы уже более 20 лет работаем с частными клиентами, и многие приходят к нам за помощью в решении конкретной острой проблемы — сопровождать судебный процесс, представлять их интересы в конфликте с другой стороной или госорганами. Когда мы просили клиента представить нам документы, подтверждающие его позицию, то часто возникали вопросы. Как можно было оформлять отношения документами, не отвечающими базовым требованиям закона, тенденциям судебной практики? Предоставлять займы на миллионы в иностранной валюте, где сложно идентифицировать лицо, занимающее деньги, не говоря уже об истечении сроков исковой давности, когда вообще невозможно обратить взыскание на долг? Были и неподанные декларации по доходу, про который просто забыли, неуведомления о получении второго гражданства, незадекларированные зарубежные счета, нарушение валютного законодательства — когда просто перевели деньги ребенку на оплату обучения за границей. И совсем элементарное: клиент не получал корреспонденцию по адресу регистрации, не отслеживал информацию в базах по процессам, в результате решения выносились без его участия, пропускались все сроки для подачи апелляции. Всего этого можно избежать, если регулярно отслеживать состояние своих дел.

— По аналогии с медицинским чек-ап?

— Да, именно так. Мы увидели большой потенциальный спрос на новую юридическую услугу. Во многом на это повлияла пандемия и локдаун — бизнесмены и топ-менеджеры оказались один на один со своими личными делами, стали разбирать документы, наводить порядок и решать какие-то проблемы, до которых в суете и беготне просто не доходили руки. Важным аспектом также является то, что наше общество в принципе стало «взрослее», оно выходит на новый уровень осознанности. Люди чаще начинают задумываться о здоровье, обращаться к психотерапевтам, да и в принципе накопилось достаточное количество примеров, когда лучше предотвратить негативные ситуации, чем заниматься исправлением последствий, если это вообще возможно.

— Такой юридический тренд уже есть в мире и в России? Или он только намечается?

— Мы за все время своей практики не встречали ни в России, ни в какой-либо стране мира ничего подобного. Если смотреть на private banking и семейные офисы, то это в первую очередь не о праве и рисках с точки зрения закона. Как правило, и те, и другие привлекают юристов для оказания помощи по отдельным вопросам своих клиентов, но не занимаются комплексной оценкой рисков.

— С чего начинается ваш legal check-up?

— С анкеты клиента, составленной с учетом нашего опыта сопровождения сложных сделок и судебных процессов в России и за рубежом, настройки для каждого клиента индивидуальной системы работы с юридическими задачами и организации семейных офисов для HNWI (high-net-worth individual — лицо, владеющее ликвидными финансовыми активами на сумму свыше $1 млн — прим. ред.). Мы разрабатывали чек-лист более полугода, это фундаментальный документ, состоящий из 11 разделов — от личных и семейных данных до налоговых отношений и общественной деятельности. Клиент может выбрать определенные блоки для последующего анализа, далее мы обрабатываем полученную информацию, параллельно собираем данные из публичных и доступных нам закрытых источников и по совокупности полученных сведений определяем вероятные риски. Работа с рисками — это уже следующий этап.

— По каким направлениям чаще всего выявляются юридические проблемы?

— На первом месте — налоговые вопросы. Очевидно, что деофшоризация и постепенное повышение контроля со стороны налоговых органов порождают необходимость большего внимания к своей отчетности, доходам. Как специалист по семейным и наследственным вопросам отмечу, что по-прежнему острой темой является наследование. Отсутствие наследственного планирования при жизни ведет к сложностям с оформлением наследства у наследников. Особенно в части предметов искусства — в российской действительности долгое время не было принято при их приобретении оформлять какие-либо документы, подтверждающие собственность. В итоге наследники не могут оформить права на коллекцию и разделить ее в соответствии с долями. Бывают истории, когда недобросовестные лица из числа наследников получают доступ к квартире, в которой находятся ценные картины, и распоряжаются ими по своему усмотрению без ведома других наследников.

Семейное право — бесконечная тема: сложности определения порядка общения с детьми, войны между супругами, раздел имущества, брачные договоры. У нас были клиенты, брачные договоры которых нам удавалось признать недействительными в связи с тем, что они нарушали права нашего клиента. Но без такой проверки можно было по этому договору просто отдать все, что причиталось второму супругу, даже если это 90% от нажитого в период брака имущества. Сделки с недвижимым и движимым имуществом — тоже широчайшее «минное поле». Как пример — приобретение квартиры в центре города с идеальной перепланировкой, только неузаконенной. Как итог — жалобы соседей, проверки от госорганов и иски, которые доводят до продажи имущества с торгов из-за невыполнения или невозможности выполнения предписаний о возвращении недвижимости в первоначальное состояние. Хотя можно было все это предотвратить на этапе покупки либо, узаконив такую перепланировку, не доводить вопрос до суда.

— Насколько распространены подобные недочеты? Зависят ли они от степени обеспеченности?

— Мы проводили несколько тестовых интервью и получили интересную информацию. Даже у самых успешных предпринимателей, бизнес которых в юридическом плане безупречно защищен, более 70% документов, связанных с личными делами, находятся в состоянии, вызывающем вопросы.

— Сколько времени занимает чек-ап?

— Сроки проведения анализа разные в силу того, что кто-то из клиентов хочет тщательно проанализировать отдельный блок или блоки вопросов, а кто-то — получить заключение по всем сферам своей жизни. Многое зависит и от изучаемых документов, от их объема и скорости передачи. Если возникает вопрос в рамках иной юрисдикции, то мы привлекаем наших партнеров за границей, с которыми работаем уже много лет и в профессионализме которых не сомневаемся. В среднем чек-ап может занимать от месяца до трех-четырех, но верхний предел — это, скорее, исключение.

— В медицине чек-ап рекомендуют делать не реже раза в год. А какая периодичность нужна для проверки юридического «здоровья»?

— Здесь многое (впрочем, как и в медицине) зависит от действий клиента после получения первого заключения. Мы даем рекомендации, в которых содержится информация, где необходимо срочно исправить ситуацию, а где просто стоит с определенной периодичностью проводить мониторинг. Многие клиенты передают нам этот вопрос на постоянный контроль. При таком подходе масса плюсов. Наша команда в курсе всей ситуации, а правовое «здоровье» — это как здоровье организма: если заболело в одном месте, то может «отдавать» и в другие. И поэтому действительно важно, чтобы возникшую проблему помогли решить люди, которые знают, что у тебя с другими сферами жизни. У нас формируется архив документов клиента в электронном виде на очень защищенных серверах со строгим конфиденциальным режимом. Мы на связи в режиме 24/7 — в каком бы часовом поясе клиент ни находился. Разумеется, мы всегда готовы помочь в устранении «горящих» проблем. Но системная проверка позволяет заранее выявлять зоны риска и прорабатывать меры профилактики любых кризисных ситуаций. Согласитесь, лучше вообще не доводить дело до суда, чем успешно его выиграть.

*На правах рекламы