Андрей Герасимов, Charterscanner: «Мы хотим сделать бизнес-авиацию доступной»

В пандемию особенно сильно пострадали компании, которые занимались организацией перевозок людей: COVID-19 закрыл многие границы. Как выжить и развиваться в столь непростых условиях и как в этом могут помочь современные технологии, рассказал управляющий директор сервиса по бронированию бизнес-самолетов Charterscanner Андрей Герасимов.

Какие факторы влияют на ваш бизнес в условиях пандемии?

— Собственно говоря, пандемия и есть самый главный фактор, влияющий сейчас на стратегию нашей компании. Российский рынок оказался совершенно не готов к воздействию эпидемии, а границы со многими государствами до сих пор закрыты. Поэтому наши клиенты вынуждены либо перемещаться по России, либо летать в достаточно ограниченное количество стран. Это накладывает очень серьезные ограничения на нашу деятельность.

Но в то же время именно в эпоху COVID-19 многие люди впервые начали пользоваться бизнес-авиацией. Дело в том, что при обычном авиаперелете точек контакта пассажира с потенциально зараженной поверхностью порядка 700: сам самолет, залы ожидания и так далее. Когда человек летит бизнес-джетом, количество таких точек сокращается до 20.

Конкретно в России пандемия помогла развитию бизнес-авиации?

— Люди, которые до пандемии сомневались, стоит ли бронировать бизнес-джет для деловых поездок или для отдыха с семьей, теперь понимают, что это не только экономит время, но и более безопасно, более удобно. Кроме того, проще путешествовать с домашними животными: их не надо сдавать в багаж, а можно взять с собой на борт.

Изменился ли портрет ваших клиентов?

— Это по-прежнему владельцы крупного бизнеса, собственники и акционеры компаний. Но мы видим, что люди, которые пользуются нашими услугами, становятся все моложе. Если раньше средний возраст нашего клиента был 45–50 лет, то сейчас — от 30 лет. Молодые предприниматели, которые часто ездят на переговоры, стали экономить свое время и чаще пользоваться услугами бизнес-авиации.

 

О рынке частных перелетов

Если говорить не только о нашей стране, насколько глобальный рынок бизнес-авиации пострадал от последствий COVID-19?

— Европейский рынок просел по сравнению с показателями 2019 года на 35%, то же самое произошло в Китае. В США он упал на 20% (сейчас, правда, несколько вырос — около 5%). На нас, конечно, больше всего отражается то, что происходит там и в странах Старого Света.

То есть Россия для вас не на первом месте по значимости?

 — Россия сегодня занимает одно из последних мест в мире и по количеству бизнес-джетов, и по количеству людей, которые пользуются бизнес-авиацией. Сегодня рынок номер один — США, поскольку там находится основное количество частных самолетов и большая часть людей, которые на них летают. На США приходится 60–65% рынка бизнес-авиации мира. Следом идет азиатский регион, в первую очередь это Китай и Сингапур. Затем Европа, Южная Америка, Африка и только потом Россия. Поэтому наша стратегия развития направлена в первую очередь на европейский и североамериканский рынки. Она сформирована не нашим желанием, а именно спросом, точнее — количеством запросов, которые поступают в Charterscanner от клиентов с тех рынков.

Ваш сервис динамично развивается. За счет Америки?

— Я хочу подчеркнуть: от российского рынка мы не отказываемся, одно из наших представительств работает в Москве с 2016 года, и определенные перспективы для развития есть и в нашей стране. Если же говорить об общих темпах роста, то мы ожидаем рост компании более чем на 25–30% и в объемах продаж, и в маржинальности. Доля рынка в США у нас не такая большая на текущий момент, как нам бы хотелось, мы занимаем там порядка 3%. Это достаточно много, но, конечно, хочется большего. И у нас есть идеи, как этого достичь. Одним из стратегических решений нашей компании стало подписание эксклюзивного соглашения с одной из крупнейших организаций из числа сервис-провайдеров для авиалиний. Она продает авиабилеты, это дистрибутивная система, которая помогает клиентам в поисках бизнес-джетов. И компания обратилась к нам, пригласив нас стать эксклюзивным поставщиком. Контракт с ними позволит нам не только развиваться на рынке США, но и работать в азиатском регионе, в Австралии, в Новой Зеландии и Сингапуре. 

Об уберизации бизнес-авиации

Какие ноу-хау вы используете для развития своего бизнеса?

— Изначально мы как раз технологическая компания. Charterscanner — это не классический брокер в бизнес-авиации. Наша цель — создать реальную онлайн-платформу, где все этапы бронирования самолета будут соединены вместе. Сейчас человек, когда бронирует бизнес-джет, вынужден кому-то звонить, писать письма, сообщения в WhatsАpp. Мы же за максимальную цифровизацию этого процесса, поэтому мы хотим предложить онлайн-платформу, где человек в те же два клика, в которые покупает обычный авиабилет, сможет забронировать и оплатить бизнес-джет.

Это что-то вроде каршеринга в авиации?

— Практически да, если рассуждать упрощенно. Человек открывает приложение, выбирает точку отправления и точку прибытия. После чего устанавливает дату полета, указывает, сколько человек полетит. Затем нажимает кнопку и видит цены, подтверждает заказ и получает контракт и инвойс, после он платит, используя карту, систему PayPal либо какую-либо еще. После этого клиент получает подтверждение своего бронирования с деталями своего полета и готовится к нему.

Возможно ли, чтобы бизнес-самолет заказывали одной кнопкой приложения со своего смартфона?

— Это как раз то, что мы предлагаем. Например, чтобы сейчас забронировать «Теслу», нужно лишь приложение. Единственный человек, который увидит машину, кроме покупателя, — это водитель грузовика, который ее доставляет. Все остальное — оплата, выбор машины, цвета, дизайн салона, ее опции, подписание контракта — делается в приложении. Наше приложение сейчас находится в стадии модернизации, новая его версия будет выпущена в течение ближайшего месяца. Там будет нативный удобный интерфейс. Будет отображаться карта перелетов, будет спрогнозирована цена на ближайший перелет, которая будет посчитана искусственным интеллектом. В приложении появится и контракт, клиенту останется лишь ввести личные данные и способ оплаты. Все это также можно будет сделать внутри приложения. Пассажир даже сможет связаться с личным менеджером по закрытому каналу связи и позвонить менеджеру через него же. Это все мы создали и под iOS, и под Android. 

Что самое сложное во внедрении подобных технологий?

— Очень сложно связать операторов самолетов с самой системой. Дело в том, что операторы стараются пользоваться системами, предназначенными только для них самих, а не для клиентов. Соответственно, связать их с нами достаточно сложно, но мы над этим работаем. Более того, мы планируем каждый квартал выпускать какой-то инновационный продукт или доработки существующих: новые платформы для бронирования, обновления текущей платформы и разные подобные вещи.

Почему клиенты должны доверять вашей новой системе бронирования бизнес-джетов?

— На самом деле подобная платформа действует давно, просто регулярно обновляется. А самое главное — то, что мы прозрачны и открыты. Мы отказались от классического подхода брокерской компании на нашем рынке, который заключается в том, чтобы в максимально короткий срок убедить клиента подписать договор и забронировать самолет. Люди сознательно скрывают бортовые номера и компанию-оператора, так как боятся, что стороны договорятся напрямую. Мы изначально раскрываем все по самолету: год выпуска, тип, марку, ТТХ, оператора и так далее. Все, что запросят. Представьте, что человек пришел в автосалон и покупает дорогую машину, а ему говорят: ваша машина за стенкой, вы ее сначала оплатите, а потом мы покажем, какая у нее комплектация. Мы хотим, чтобы клиент видел, на чем он полетит. Ведь наши клиенты — это богатые люди с эксклюзивными требованиями. И мы должны дать им четкое понимание того, какую услугу они получат: на чем полетят, какой экипаж будет, какой уровень сервиса.

О надежности и перспективах

Есть ли у вас конкуренты?

— Конкуренты, конечно, есть. И в России, и в США, и в Европе. Но они работают в классической манере: все сведено к бумагам, телефонным звонкам, письмам. Такого уровня цифровизации, как у нас, на мой взгляд, пока не достиг никто.

Какой ответ на вызовы пандемии предлагают учаcтники рынка?

— Недавно Международная ассоциация воздушного транспорта (ИАТА) создала приложение, которое позволяет путешественникам, летающим на коммерческих авиалиниях, регистрировать онлайн свои тесты на COVID-19 и сведения о прививках. И когда человек бронирует самолет, ему уже не нужно документальное подтверждение вакцинации. Мы думаем, что подобная практика будет также распространяться по всему миру. Это будет условный паспорт вакцинации.

Бизнес-авиация в этом плане немного отличается от обычной. Но когда наши клиенты спрашивают нас, куда они могут полететь, мы ведем себя не как брокеры, а описываем подробно, с учетом эпидемиологической ситуации, какие есть варианты и какие для этого нужны документы. Мы эти данные храним и передаем партнерам, а дальше они поступают в наземные службы, аэропортам. Пока это не реализовано в приложении, но скоро появится.

Периодически человечество сталкивается с разными эпидемиями, и эти разработки, я думаю, пригодятся и в будущем. Чем проще будет пассажиру взаимодействовать с поставщиками, тем лучше для нашего бизнеса.

По каким критериям вы отбираете операторов, с которыми сотрудничаете?

— По принципу надежности. Это компании, с которыми мы работаем не первый десяток лет. Мы знаем их самолеты, пилотов, знаем, как они обслуживаются. Все операторы имеют европейский и американский рейтинг операторов бизнес-джетов. Получение рейтинга — это не просто бумага, а итог аудита, который длится около шести месяцев. Когда оператор его проходит, он получает сертификат — от серебряного до платинового.

Все наши партнеры имеют как минимум золотые сертификаты.

Это достаточно высокий уровень. Российские операторы у нас тоже присутствуют, так как по территории РФ можно перемещаться только на воздушных судах с российской регистрацией либо на судах, включенных в российский реестр воздушных судов. Мы знаем почти все об их самолетах, о том, что и как они делают.

Какие основные задачи вы видите на два-три года?

— Укрепление позиций на североамериканском рынке, стабильный выход на азиатский рынок, укрепление на рынке Европы и возобновление программы шаттлов, которая действовала до пандемии. Шаттлы летали на регулярной основе по расписанию, мы были подключены ко всем системам бронирования. Человек мог купить себе кресло на бизнес-джете наряду с обычными авиабилетами, используя поисковики. Например, человек хочет полететь из Цюриха в Люксембург, заходит в поиск и видит, что, помимо регулярных рейсов, можно воспользоваться нашими бизнес-шаттлами, которые летят по этому же маршруту. Билет стоит чуть дороже, но это будет бизнес-самолет, а значит, клиент вылетит из терминала бизнес-авиации, путешествие будет гораздо более комфортным.

Какие рынки сегодня вам кажутся наиболее перспективными?

— Стратегический рынок номер один — это США, затем Европа. В Европе мы выделяем Германию, Швейцарию, Францию, Великобританию как наиболее перспективные для развития нашего бизнеса. Ну и, конечно, Китай — у нас очень хорошие партнеры в КНР, они имеют свои представительства, людей, и мы уже в третьем квартале этого года будем работать на рынке Китая.

А какие планы в России?

— Мы хотим сделать бизнес-авиацию более доступной, показать, что это не только удел богатого человека. Сейчас мы разрабатываем программу шаттлов между городами, подобную той, что действует в Европе. Из-за COVID-19 люди стали гораздо чаще отдыхать в России: в Сочи, Крыму, Сибири, на Байкале. Не всегда туда есть прямые перелеты из тех локаций, где они находятся, а иногда цены такие, что при перелете группой проще забронировать маленький бизнес-джет и добраться до места назначения в комфортное для себя время и без пересадок, а потом спокойно вернуться назад.


* На правах рекламы