К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Пластический хирург Тимур Хайдаров — Forbes: «Покажи, что ты гений»


Герой этого выпуска Forbes Digest — Тимур Хайдаров, один из самых известных и высокооплачиваемых пластических хирургов Москвы, — рассказывает о том, как выделиться из толпы в условиях жесткой конкуренции и остаться профессионалом своего дела

На территории СНГ Тимур Хайдаров, пожалуй, единственный пластический хирург со своими каналами в TikTok, YouТube и Telegram и с аудиторией более 1 млн подписчиков в Instagram, где он ведет прямые эфиры из операционной. На операцию к Тимуру записываются за два года, и это притом что в месяц он делает более 100 операций. Чаще всего это новая грудь, за которую пациентки платят от 420 000 рублей, и коррекция фигуры — например, липоскульптурирование (трансплантация собственных жировых клеток пациента в желаемые зоны, например в область ягодиц или груди) и абдоминопластика (пластика живота) стоимостью 500 000 рублей каждая. 

В соцсетях у Хайдарова яркий образ успешного и богатого врача, но путь к этому образу был очень непростым. Тимур — хирург из экстренной медицинской помощи, образование получал в Узбекистане, Киеве и Москве, повышал квалификацию в США, Колумбии и Бразилии. Еще пять-шесть лет назад он не мог устроиться на работу по специальности и подрабатывал в кальянной у метро. 

Супергерои в белых халатах

«Мой путь в медицине начался еще с детства. Моя мама — врач-хирург со стажем более 40 лет, она спасала людей, делала плановые и экстренные операции. Будучи ребенком, я очень часто приходил к ней на работу, сидел в ординаторской, ждал, смотрел, как врачи ходят в белых халатах, о чем-то говорят, кого-то спасают. Для меня они были супергероями. И уже тогда, в детстве, я понимал, что хочу быть крутым врачом, крутым специалистом, супергероем.

Реклама на Forbes

Окончил Самаркандский медицинский институт, отучился семь лет. После этого на два года улетел учиться хирургии в Киев, где параллельно дежурил в городской и районной больницах. Получил огромный опыт, а после окончания учебы вернулся в Узбекистан, в родной Навои, и начал работать хирургом. А потом познакомился с девушкой, она переезжала в Воронеж, и я решил все бросить и поехать за ней. 

Понятно, я был дико заряжен, думал: я такой классный хирург, да меня сейчас возьмут во все больницы! Но оказалось, что никто меня на работу брать не хочет. В итоге я устроился в частную клинику, делал профосмотры и немного подрабатывал хирургом — удалял вросшие ногти, фурункулы. Но это тоже работа, и я понимал, что иду к определенной цели.

В какой-то момент в этой клинике понадобились пластические хирурги, меня вызвали к руководству и предложили оплатить обучение в Москве, чтобы потом работать у них же. На тот момент обучение стоило 120 000 или 150 000 рублей, а зарабатывал я 11 000 рублей в месяц, и еще мама присылала $100. А потом мне сказали, что не будут оплачивать учебу, нашли другого врача и отправят его. Я понял, что не должен свою судьбу отдавать в руки какой-то женщине, владелице этой клиники. Позвонил в Москву, мне разрешили разделить оплату на несколько частей, и я поехал учиться.

Одновременно искал работу, но меня опять просто футболили, говорили, что я не потяну. Им было плевать, что я оперировал, что у меня уже было российское гражданство, все дипломы заверены — они просто не брали, и все. Я уже хотел пойти работать в аптеку, но мне повезло — встретил ребят из родного города, и они позвали меня работать кальянщиком. Первое время было дико тяжело приходить в ресторан и обслуживать людей после того, как к тебе, хирургу, в Узбекистане обращаются на «вы», хотя тебе нет и 30 лет.

После учебы я вернулся в Воронеж, и меня взяли четвертым пластическим хирургом в клинику, где я работал. За год стал лучшим в городе, начал активно развивать соцсети, показывать, что я умею, и ко мне пошли люди. Я понимал, что нужно формировать личный бренд. Денег на пиарщиков и рекламу у меня не было, зато я увидел, что как раз тогда, в 2016 году, Instagram набирал обороты, и я изучал, как правильно себя позиционировать, как правильно вести соцсети. Для меня это стало даже неким хобби. 

Потом через те же соцсети меня заметили и пригласили на собеседование в Москву, в клинику к Отари Гогиберидзе. Но руководство было принципиально против соцсетей и прямых эфиров. Мне говорили, что это неэтично, неправильно, а я свято верил, что за этим будущее.

Я проработал там около возьми месяцев, а потом освободилось место в GMTClinic, куда меня позвали и где я сейчас и работаю. На собеседовании я тогда сказал, что готов работать без выходных, и первые года два так и было. Но я очень благодарен руководству — они в меня поверили, снабдили меня самым современным оборудованием за 10 млн рублей, отправили на обучение в Колумбию. Мы эти расходы быстро отбили операциями, и все остальное обучение я уже сам себе оплачивал. Слава богу, могу себе это позволить».

Бренд «Доктор Хайдаров»

«У меня на самом деле большая команда, и все люди играют большую роль, каждый выполняет свою функцию. Четыре человека занимаются работой с заявками от пациентов, у нас ведь еще до этапа операции есть знакомство и консультации. Есть личный помощник, который занимается перелетами, подарками от пациентов, приглашениями на интервью, участием в каких-то съемках.

Дальше — те, кто непосредственно участвует в операциях. Основной хирург, конечно, я, и у меня есть помощник — это врач, который со мной уже более трех лет, мой воспитанник, Абек Закирович. Есть второй ассистент, тоже врач, очень нам помогает, потому что у нас работа идет непрерывно, запись очень плотная. Я прихожу — и у меня тайминг по минутам: осмотр, выписка, «нарисовал» пациента, потом пошел кого-то еще посмотрел — а уже все, зовут в операционную. После операции — консультации, потом опять операция, потому что в день мы делаем по пять-шесть, а иногда и восемь операций.

В общем, это огромная слаженная команда, которая работает под брендом «Доктор Хайдаров».

Можно было бы масштабироваться: открыть сеть клиник под своим именем, обучить врачей, привлечь инвесторов — но тогда придется перестать быть свободным художником и стать бизнесменом. Но я пока этого не хочу, хотя приходит очень много предложений. Буквально месяц назад я отказался войти в учредители уже готовой новой клиники, под меня — понял, что пока не готов уходить в бизнесмены и брать на себя такой груз ответственности. Моя работа — это мое творчество, и оно может пострадать. И качество, и скорость — я же делаю 70-80 грудей в месяц, это рекорд. Я отказался от предложения и от больших денег, потому что счастье же не в деньгах». 

Идеала красоты не существует

«Многие говорят, что пластическая хирургия — это попытка подменить счастье. Я  с этим не согласен: стараюсь проникнуться своими пациентами, узнать, почему они это делают, понаблюдать, как меняется их жизнь. Представьте ситуацию: молодая красивая девушка вышла замуж, забеременела, родила, выкормила ребенка. После родов у нее ужасно испортилась фигура — так бывает: растяжки, диастаз, грудь обвисла. И она настолько комплексует, что даже стесняется раздеться перед мужем. А когда мы все это восстанавливаем и возвращаем ей былую красоту — разве это не счастье, когда она снова чувствует себя уверенной, чувствует любящий взгляд мужа? Есть пациенты, которые хотят что-то в себе поменять ради кого-то, либо у них просто есть страсть что-то в себе менять — увеличивать грудь, подтягивать, добавлять. Но и те и другие после операции становятся счастливыми, потому что они добились желаемого результата.

Самое главное — уже на консультации понять, сможем ли мы достичь этого результата, потому что пластическая хирургия может принести как счастье, так и несчастье (если говорить о неудачных операциях). Есть вещи, которые я делать никогда не буду. Допустим, есть фрики, которые просят уши эльфа, щечки крокодила, глаза кошки — это все не мое. Может, это консервативно, но я считаю, что все должно быть аккуратно и со вкусом, потому что это моя репутация. Завтра она будет идти с ужасной грудью или с какими-то нелепыми глазами, и кто это сделал? Это Хайдаров сделал. Для меня это неприемлемо, я лучше ей откажу. Поэтому уже на консультации я понимаю: либо мы сделаем круто, либо нет, извини, делать не будем. 

Все должно быть в меру, потому что есть красота, а есть здоровье. Нельзя нарушать законы природы, и, если мы увеличиваем грудь, она должна быть гармоничной, нельзя перебарщивать. 

Идеала красоты не существует, красота вообще собирательный образ. Для каждого он разный, невозможно под копирку делать всем одинаково. Я всегда шучу, что новая грудь должна соответствовать цвету глаз. Форма и размер зависят от темперамента». 

Реклама на Forbes

Мужчины и пластика

«Сейчас примерно 30% моих клиентов — мужчины. Я считаю, что это хорошо, когда мужчина успешный, зарабатывает деньги, кормит семью и при этом еще выглядит хорошо. Есть дурацкий стереотип, что если мужчина пошел к косметологу или пластическому хирургу, то он гомосексуал. Но это совковый подход — сейчас совершенно нормально, если мужчина ухаживает за собой. Чаще всего мужчины делают блефаропластику (операция по изменению формы век. — Forbes). Потому что, во-первых, строение, во-вторых, образ жизни — мужчины больше стрессуют, больше недосыпают, больше пьют и курят. Конечно, все это с возрастом отражается на лице и начинает нависать верхнее веко, придавая усталый вид.

На втором месте — липосакция (операция по удалению жировых отложений хирургическим путем. — Forbes). Мужчины увидели, что у девочек — ррраз! — и уже пресс, попа и талия, и они тоже захотели. Потому что один из людских пороков и даже наркотиков — это обжираловка. Люди получают удовольствие, но, конечно, все это отражается на их фигуре, а выглядеть хорошо хотят все, поэтому липосакция очень популярна.

Себе я тоже делал операцию, удалял комки Биша (улучшение формы щек и скул путем удаления части жирового комка щеки. — Forbes). Потому что я азиат, у нас довольно круглые лица, а мне все-таки хотелось более выраженные скулы. И жене неоднократно делал операции сам, потому что если не я, то кто сделает лучше? Хотя среди коллег бытует мнение, что своих не оперируют, якобы психологически сложно. Я считаю, что если ты профессионал, ты отключаешь чувства и для тебя это просто повседневная работа». 

Хендмейд из России

«У меня в кабинете висит карта мира, которая появилась, когда ко мне стали приезжать пациенты из-за границы. Это Китай, Иран, Индия, Казахстан, Туркмения, Бразилия, Америка, Европа — вообще откуда угодно. Люди летят за руками, за продуктом. Даже пандемия не помешала, просто немного усложнилась дорога, но люди все равно прилетают. 

Вообще пластическая хирургия в России сейчас на очень высоком уровне благодаря некоторым людям, которые действительно много вкладывают в ее развитие. Я вижу много пациентов, которые прилетают из Америки, из Европы, говорят, что делали операцию у топового хирурга, а я вижу, что работы-то так себе, результат не очень, и пациент это видит и прилетает на переделку. 

Реклама на Forbes

Считается, что Латинская Америка лидирует в пластической хирургии, но они просто очень давно в этой сфере, с тех времен, когда в России все это было из области фантастики. Они уже тогда делали грудь, ягодицы, липосакции. В той же Колумбии была такая бедность, что люди были счастливы, если дочь или сестру забирал себе в жены или любовницы кто-нибудь из наркокартеля, и вкладывали не в образование, а в силикон. Думаю, благодаря этому там такая хорошая школа пластической хирургии, ведь чем больше оперируют, тем лучше развивается направление». 

Стать лучше себя

«Секрет успеха — в постоянной работе. Нет никакой таблетки успеха: я ее очень долго искал и пока искал — работал, во-первых, в хирургии, а во-вторых, продвигал себя, и все это собралось в такой пазл. То есть нет одной точки, где я сделал какой-то шаг или движение, или какая-то коллаборация случилась — и пошел рост, это все — плоды непрерывной работы.

Стоит ли молодым врачам идти в пластическую хирургию? Думаю, да. Лучше попробовать, чем не попробовать и жалеть. Конечно, это сложная профессия, медицина вообще сложная, и надо ее любить. И любить людей. Если ты не любишь людей, если они тебе противны, то не нужно идти в эту профессию. Хороший врач лечит словом, отношением. Он может просто подойти к кровати, дотронуться, спросить: «Как дела?» — и пациенту уже становится легче. Кто-то говорит, что это дар Всевышнего, а я считаю, это просто любовь. А что касается цели, надо верить в себя на 100%. Если вы сами в себя не поверите, этому миру вообще плевать на вас, на то, кто ваша мама, какие у вас цели.

Есть люди-якоря, которые хотят, чтобы ты остался на том же месте, на том же уровне, и с ними надо прощаться. Надо работать, развиваться, становиться лучше. Не лучше кого-то (коллег из соседнего отделения), а лучше себя, лучше, чем ты был вчера. Сначала спроси себя, доверился бы ты сам себе как специалисту, и если да, если ты будешь развиваться и заявишь об этом миру, покажешь, что ты чертов гений, не побоишься крикнуть о себе — успех придет». 

Партнер выпуска:

Реклама на Forbes

Подробнее о кофемашине Miele CM 6560 MilkPerfection, которая готовит кофейные напитки с идеальной молочной пенкой.

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021