К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Углеродный маневр: как снизить выбросы с пользой для экономики

Фото Andrew Aitchison / Getty Image
Для России агрессивное продвижение климатической повестки несет риски, связанные с зависимостью экономики от экспорта сырьевых ресурсов и сохраняющимся технологическим отставанием ряда производств от мировых аналогов. При выборе сценария низкоуглеродного развития главным критерием должен быть уровень рисков для экономического роста и качества жизни в России, считает член-корреспондент РАН, директор Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв

Преимущества отставания

Минэкономразвития подготовило новую стратегию низкоуглеродного развития России до 2050 года (СНУР). Характер документа и сроки его действия позволяют ему считаться одним из ключевых элементов долгосрочной экономической политики государства.

Конечно, в отношении стратегии с горизонтом планирования в 30 лет у многих может возникнуть понятный скепсис. Практика показывает, что экономические реалии могут меняться как в калейдоскопе, а очередной кризис способен радикально изменить взгляды на развитие экономики. Однако, если заниматься только сиюминутными проблемами, трудно сконцентрировать ресурсы для решения наиболее важных для устойчивого развития задач. 

Само создание СНУР является одним из обязательств нашей страны в рамках Парижского соглашения. Аналогичные документы сейчас формируются во многих странах мира. Их анализ показывает, что наряду с задачей снижения выбросов парниковых газов они ориентированы на превращение климатической политики в еще один драйвер экономического развития. При этом предлагаются достаточно радикальные решения, связанные, например, с выводом из эксплуатации объектов энергетики, работающих на ископаемом топливе или сокращении поголовья крупного рогатого скота. Для России такое агрессивное продвижение климатической повестки несет понятные риски, связанные с зависимостью экономики от экспорта сырьевых ресурсов и сохраняющимся технологическим отставанием основной массы производств от лучших мировых аналогов.

Реклама на Forbes

Однако недостатки, связанные с отставанием, можно использовать для реализации позитивной экономической повестки. В отличие от большинства развитых стран у России большой неудовлетворенный спрос на модернизацию самых разных секторов экономики и, соответственно, широкие возможности для выбора приоритетов. Именно поэтому низкоуглеродная стратегия должна рассматривать и обосновывать различные сценарии достижения поставленных целей.

Отказ от агрессии

В текущей версии документа предлагается к рассмотрению четыре сценария (инерционный, базовый, интенсивный и агрессивный). Их анализ позволяет четко описать диапазон возможностей по снижению выбросов парниковых газов, при сохранении Россией темпов экономического роста на уровне среднемировых.

Очевидно, что инерционная климатическая политика невозможна с точки зрения как решаемых обществом задач, так и вклада России в достижение глобальных климатических целей. Этот сценарий, который в перспективе до 2050 года предполагает минимальное сокращение выбросов, можно отвергнуть с ходу, потому что его реализация, скорее всего, натолкнется на непреодолимые препятствия внешнего и внутреннего характера.

Что касается остальных сценариев, то они отличаются набором мер климатической политики и уровнем выбросов парниковых газов на конец периода. Для тех, кто принимает решение, наличие альтернативы очень важно, но какой же из сценариев следует выбрать?

Сценарии наибольшего снижения выбросов (интенсивный и агрессивный) предполагают радикальную трансформацию экономики и, что очевидно, максимальный объем инвестиций. Понятно, что масштабная перестройка электроэнергетики и промышленности неизбежно отразится на уровне цен. И если Германия может себе позволить реальный рост цен на электроэнергию на 35% за 10 лет, то вряд ли такое увеличение издержек сможет пережить российская экономика. Поэтому главный критерий для выбора сценариев – масштабы риска для долгосрочной экономической динамики и уровня жизни в нашей стране. Избыточные требования к бизнесу могут привести к тому, что и планы по снижению выбросов не будут выполнены, и экономический рост замедлится. В конечном счете сам по себе уровень выбросов парниковых газов с трудом можно воспринимать как цель долгосрочного развития экономики.

Базовый вариант СНУР исходит из того, что в ближайшие 30 лет рост выработки электроэнергии будет обеспечен за счет безуглеродной и низкоуглеродной генерации. К другим мерам относятся электрификация транспорта, модернизация промышленности, добровольные климатические проекты бизнеса, формирование рынка углеродных единиц. В итоге получается полноценный структурный маневр в энергетике и промышленности с наименьшими рисками из имеющегося набора сценариев.

Однако снижение выбросов не обеспечивается исключительно экономикой и промышленностью. Свыше 50% итогового результата на 2050 год будет получено за счет поглощающей способности российских экосистем (лесов, почв, водных ресурсов). Предварительные оценки показывают, что такие возможности есть, но нужны хорошо доказанные расчеты вклада российских экосистем в реализацию целей Парижского соглашения.

Чтобы решить эту задачу, мы должны лучше узнать нашу страну, ее природный и ресурсный потенциал. Это требует масштабных исследований, фактически речь идет о научном проекте, в который должны быть вовлечены ученые из самых разных областей. Требуется значительно расширить международное научное сотрудничество, так как только при условии признания мирового сообщества, можно будет учесть поглощающую способность российских экосистем при оценке снижения выбросов парниковых газов. Можно сказать, что перед российской наукой встает задача, которая по комплексности и масштабности не имеет аналогов в последние десятилетия.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021