К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Угрожают ли бизнесу в Instagram поправки в закон о противодействии отмыванию денег

Фото Joseph Frank / Unsplash
Фото Joseph Frank / Unsplash
В начале июля в Госдуму внесли поправки в закон о противодействии отмыванию денег, которые предлагают запретить банкам обслуживать счета клиентов, оказывающих услуги в том числе с помощью запрещенных в России соцсетей, таких как Facebook и Instagram. Forbes разобрался, что подразумевает поправка и почему она не обязательно угрожает инстабизнесу, но повлияет на доходы блогеров

Поправки к поправкам

6 июля 2022 года в Госдуму внесли законопроект о поправках в статью 7 ФЗ о противодействии отмыванию денег, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Согласно опубликованному документу, поправки запретят банкам и другим финансовым организациям обслуживать компании (в том числе проводить денежные операции), оказывающие услуги с помощью сайтов из «Единого реестра запрещенных сайтов», к которым ограничен доступ. Законопроект направлен на рассмотрение комитета Госдумы по финансовому рынку. 

Партнер юридической фирмы Maxima Legal Максим Али называет новые поправки «техническими». В 2021 году Совет Федерации одобрил, а президент России Владимир Путин подписал поправки к тому же федеральному закону, которые запретили банкам обслуживать бизнес, работающий через сайты из «Единого реестра». Согласно этой норме, банки обязаны прекращать операции, если их клиенты оказывают услуги через запрещенные сайты, в том числе владеют доменами таких сайтов.

Пока прошлогодняя поправка находится в «спящем режиме», отмечает Али. В ноябре 2021 года Банк России отложил ее исполнение — сначала до 1 апреля 2022 года, а затем до конца 2022 года. Это связано с тем, что ЦБ прорабатывает вопрос, как эффективнее всего уведомлять банки о том, что предприниматель работает, используя запрещенные сайты, предполагает Али. 

 

Предложенные в этом году поправки с учетом пояснительной записки к ним направлены на «искоренение трудностей», выявленных при использовании банками информации, содержащейся в «Едином реестре», говорит специалист юридического сервиса «Амулекс» Виктория Соколова. По словам Али, новые поправки дополнят прошлые и обяжут финансовые организации учитывать не все запрещенные сайты, а лишь те, к которым действует ограничение доступа. Это уточнение позволит исключить «необоснованный запрет» на банковское обслуживание ряда клиентов, например, крупных платформ VK и Avito, отдельные страницы которых есть в «Едином реестре» среди запрещенных, но доступ к ним не ограничен, говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Пометка об ограничении доступа указывается рядом с доменом сайта в реестрах. Домены принадлежащих Meta (признана в России экстремистской организацией и запрещена) соцсетей Instagram и Facebook внесены в два реестра — «Единый реестр запрещенных сайтов» и реестр информации, распространяемой с нарушением закона в части статей 15.3 и 15.3–1 Федерального закона 149 (об информации, информационных технологиях и защите информации). Доступ к доменам Instagram и Facebook ограничен только во втором. Однако в поправках к закону об отмывании денег говорится именно о сайтах из первого, «Единого» реестра, где доступ к доменам Instagram и Facebook не ограничен, говорит Али. Это подтверждает партнер юрфирмы FTL Advisers Мария Кукла, по словам которой, в поправках речь идет о «Едином реестре», а доступ к площадкам Meta в нем не ограничен. Поэтому, если законопроект примут, от банков не потребуется блокировать платежи, которые идут через эти площадки, говорят Кукла и Али. 

Ситуация может измениться, если в «Едином реестре» ограничат доступ к доменам Instagram и Facebook, или когда Meta будет включена в реестр экстремистских организаций, утверждает Кукла. Суд уже признал ее таковой и запретил деятельность в России, но в самом реестре экстремистских организаций компании пока нет. Когда она там появится, банки будут вправе отклонять транзакции, связанные с площадками Meta, как подозрительные, объясняет партнер FTL Advisers.

Неуловимый шопинг

Кукла и Али признают, что из формулировки в поправках неясно, какие компании имеются в виду под теми, кто «оказывает услуги с помощью» запрещенных сайтов, доступ к которым ограничен, и как банкам их отслеживать. «Общее правило, как определять такие услуги, не сложилось. Его [определения таких услуг] нет в законе и от его формулирования пока что воздерживается ЦБ РФ в своих разъяснениях», — говорит Али. По словам Кукла, банки будут вправе приостанавливать любые операции, если сочтут их подозрительными — например, если возможна их связь с запрещенными сайтами или теми, доступ к которым ограничен. В таком случае они могут запросить дополнительные документы у компании, в которых эта связь может прослеживаться.

Специалист юридического сервиса «Амулекс» Виктория Соколова отмечает, что финансовая организация вправе самостоятельно выбирать способ проверки клиента. По словам Али, банк может понять, оказывает ли компания услуги с помощью запрещенного сайта, спросив ее об этом лично. Но в таком случае есть риск того, что она не расскажет об использовании такого сайта, признает он. 

 

Верифицировать тех, кто оказывает услуги с помощью запрещенного сайта, банк может по договору эквайринга, говорит Соколова. Договор эквайринга заключается с банком-эквайером, в нем предприятие указывает сайт, через который планирует принимать платежи. Если владелец Instagram-магазина принимает все платежи непосредственно через Instagram, то социальная сеть самостоятельно их обрабатывает через встроенные платежные сервисы и банк получает об этом информацию, говорит Дмитрий Павлов, юрист по вопросам рекламного рынка в банке для предпринимателей и предприятий «Точка».

У Instagram есть функция Instagram Shopping — она позволяет пользователям покупать товары прямо из фото или видео в любом разделе соцсети. Однако в России был доступен только ограниченный функционал Instagram Shopping, говорит Аскар Рахимбердиев, гендиректор сервиса «МойСклад», который помогает магазинам автоматизировать хранение и продажи товаров: «У нас никогда нельзя было автоматически купить что-то в Instagram, не покидая соцсеть. Единственное, что можно, — увидеть в Instagram фото и информацию о товаре и положить его в корзину. Но когда ты набрал корзину, тебя перекидывает на сайт [интернет-магазин или витрину] и платеж совершается уже на сайте». Чтобы использовать расширенные возможности Instagram Shopping и продавать товары непосредственно внутри соцсети, компания и банковский счет должны быть зарегистрированы в США. В России функция продаж внутри соцсети есть только во «ВКонтакте», говорит гендиректор «МойСклад».

По словам Рахимбердиева, в договоре эквайринга с банком при использовании Instagram Shopping в России указывается сайт, на котором в итоге происходит сделка. Если у продавца нет собственного сайта, он может заменить его страницей на сервисе Taplink или его аналоге, говорят в платежном сервисе CloudPayments. Там предприниматель может разместить витрину своих товаров, платежную ссылку или контакты для связи. Банк из договора эквайринга получает информацию только о сайте или витрине на сервисе, говорят в CloudPayments. Павлов из «Точки» утверждает, что банкам при этом недоступна информация о том, откуда — из Instagram или другой социальной сети — на сайт или витрину пришел покупатель. 

Большинство российских продавцов не пользовались Instagram Shopping и до блокировки соцсети, говорят Рахимбердиев и основатель мебельного бренда Modernist Сергей Мирошников. По их словам, функция в России была доступна ограниченному числу пользователей. «Причем принцип так и остался неясен — кому-то давали [доступ к использованию Instagram Shopping], а кому-то нет», — уточняет Рахимбердиев. Поэтому магазины использовали соцсеть в основном для рекламы сайта и товаров. По наблюдениям продюсера блогеров Насти Пикси (работает в том числе с Лерой и Артемом Чекалиными), большинство продавцов курсов даже не давали в Instagram ссылки на покупку инфопродуктов. Они использовали соцсеть как «мостик», говорит Пикси: «Блогеры и эксперты через Instagram ведут трафик, как правило, на какое-то бесплатное мероприятие — вебинар, мастер-класс и так далее. И там [на сайте] пользователь уже может увидеть платные версии». 

Опасные связи

В случае с блогерами ситуация с тем, попадают ли они под формулировку в поправках, немного проще, говорит Али: «Банку России задавали вопрос, как быть с использованием сайтов, где размещается реклама [в случае если они запрещены и доступ к ним ограничен]. И он ответил, что к распространению рекламы на таких сайтах эти нормы [в поправках к закону об отмывании денег] не применяются». По словам Али, эти разъяснения не опубликованы на сайте Центробанка, но есть в базе «КонсультантПлюс». Документ с ответами Центробанка есть в распоряжении редакции. Forbes направил запрос регулятору.

 

Несмотря на то что реклама на запрещенных сайтах не попадает под поправки, принятие законопроекта и ограничение доступа к Facebook и Instagram в «Едином реестре» может повлиять на их доходы, говорят собеседники Forbes.

После признания Meta экстремистской организацией блогеры практически перестали использовать Instagram для заработка, говорит основательница агентства About You Виктория Французова: «Они не понимают, как работают запреты, и предпочитают сейчас не рисковать». Аналогичным образом, по ее словам, ведут себя и крупные рекламодатели. После блокировки Instagram Роскомнадзором они перестали обращаться к About You за рекламой на этой платформе, зато в разы увеличились запросы на рекламу в Telegram и «ВКонтакте», утверждает Французова. Ей вторит Олег Федущак, операционный директор агентства блогеров Invite. По его словам, сейчас бренды «боятся идти в Instagram» и объем рекламы в этой соцсети в России колоссально снизился. «Мы, конечно, оставляем эту площадку [среди тех, где размещаем рекламу], но она не является приоритетной», — говорит он.

Блогер Саша Вайс (56 000 подписчиков в Instagram) тоже рассказывает, что из соцсети ушли большие рекламодатели. Но запросы на интеграции в ней от малого бизнеса есть, говорит он. Его личный доход в Instagram с февраля упал на 80–90%. При этом он считает, что лишится и оставшихся 10–20%, если законопроект будет принят и доступ к площадкам Meta в «Едином реестре» ограничат. «Все начнут бояться, и даже те, кто остались, перейдут на другие платформы», — заключает он.

С Вайсом согласен директор агентства контент-маркетинга Flytothesky Media и Андрей Романов (Энди Нюрров). По его словам, заказов на рекламу в Instagram с принятием поправок станет еще меньше, потому что ни агентства, ни рекламодатели не захотят даже косвенно ассоциироваться с Meta. «Поправки истолковать сложно, тем более на этом этапе, пока они еще не приняты. Поэтому стороны предпочтут лишний раз не провоцировать контролирующие органы и не делать рекламу», — объясняет он.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+