На IMEI 100 рублей: что не так с регистрацией сотовых телефонов

Алексей Федоров Forbes Contributor
Фото Getty Images
Намерения, декларируемые при введении регистрации электронных устройств, прекрасны. Но за многими начинаниями нередко стоит тривиальная цель пополнения бюджета или обогащения определенных бенефициаров

В последнее время и бизнес, и простые граждане все острее ощущают интерес государства к их кошельку. Еще не все выдохнули после повышений НДС и пенсионного возраста, а новостные ленты транслируют все более сомнительные инициативы: то соцнормы потребления электроэнергии, то квазиналог на регистрацию IMEI.

Законопроект по регистрации IMEI станет понятнее, если попытаться ответить на несколько лежащих на поверхности вопросов.

Первое: будут ли «накопленные» (имеющиеся в наличии) мобильные телефоны вне закона без обязательной регистрации? Озвученные сроки в три-пять лет, в течение которых основное большинство пользователей меняют гаджет, справедливы только для Москвы, Санкт-Петербурга и еще нескольких региональных центров. Так же дело обстоит с возможностью/способностью зарегистрировать IMEI самостоятельно. Даже по оптимистичным оценкам Министерства цифрового развития, к порталу госуслуг подключена только половина населения России.

Поэтому довольно трудно представить легкую и непринужденную интеграцию сервиса на далекой периферии.

Второе: неизбежны спорные ситуации, сбои и т. д. Если IMEI устройству не присвоен или он дублируется другим гаджетом, то доступ к сети для такого устройства будет приостановлен до выяснения ситуации.

При копировании идентификационного кода заблокированными могут оказаться случайные граждане, которые легально приобрели телефон. При этом надо понимать, что на неопределенное время человек остается не просто без связи, а в том числе и без возможности удаленной оплаты. Не секрет, что значительная часть граждан оплачивают товары и услуги онлайн, при помощи смс-подтверждения. Поэтому при блокировке аппарата многие могут оказаться в некомфортном положении.

Есть и другие вопросы. Как выяснять реального владельца смартфона, что делать при перепродаже, дарении? Учитывая особенности нашей судебной системы, в спорных случаях разбирательства могут быть долгими и не увенчаться успехом.

Расширенный список подлежащих регистрации устройств должен предполагать разные подходы: медицинские мобильные устройства, специальные средства связи для пожилых, детей, людей с ограниченными возможностями и других групп населения.

Любопытно, что идентификация по IMEI есть и сейчас, но ее обещают сделать более точной. Если пользователь переставит SIM-карту в другое устройство, старый аппарат можно отследить по базам операторов и идентифицировать, кому он принадлежал. На новых смартфонах c IOS и Android есть защита от воровства, но новая система обещает быть еще более действенной. Здесь главное помнить, чтобы лучшее снова не стало врагом хорошего.

Последний, но очень важный вопрос: кто за все платит? Кто будет покрывать издержки на регистрацию, на урегулирование споров, на обслуживание этой новой системы? По-видимому, это потребует куда более значительных ресурсов, чем может показаться с первого взгляда.

Возвращаясь к оспариванию блокировки: кто будет компенсировать затраты, которые понесет добропорядочный гражданин, по ошибке или из-за сбоя оказавшийся без связи? Это могут быть тысячи сорванных сделок, испорченных поездок и еще масса вещей, которые зависят от работоспособности смартфона. Ведь именно этот гаджет стал основным предметом, связывающим все области нашей жизни.

Финансовыми затратами можно озадачить не граждан, а поставщиков, — тогда эти условные 100 рублей будут включены в стоимость аппарата. Можно также создать некий инновационный центр с большими амбициями и, как водится, впечатляющими бюджетами. Практика внедрения непопулярных сервисов показывает, что также можно на начальном этапе сделать регистрацию рекомендательной, добровольной и бесплатной, а потом постепенно ужесточать, формируя источник бюджета.

Бросается в глаза, что в спорах о необходимости регистрации IMEI не хватает юридической нормативной базы и унифицированной международной процедуры блокировки. Что будет с проектом по маркировке товаров, будут ли мобильные устройства освобождены от этого способа контроля серого импорта или это будет дополнительным способом контроля?

Как часто бывает с отечественным законотворчеством, вопросов больше, чем ответов. Несмотря на вполне здравую идею облегчения идентификации, борьбы с контрафактом и контроля противоправных действий, все-таки хотелось бы, чтобы новые законы приносили, а не «наносили», пользу обществу.

Новости партнеров