закрыть

Китайская криптограмота: как стать мировым лидером блокчейна, запрещая криптовалюты

Forbes
Дарья Носова Forbes Contributor, Иван Чумаченко Forbes Contributor
Фото Qilai Shen / Bloomberg via Getty Images
Несмотря на принятые в КНР запреты в отношении коммерческого оборота цифровых активов, страна остается передовиком блокчейна и главным фактором мирового рынка криптовалют

Первая половина 2019 года отмечена резким ростом курсов лидирующих криптовалют. Так, курс биткоина с начала года вырос более чем на 200%. Одной из причин такого серьезного скачка стал так называемый «китайский фактор». Эксперты считают это следствием борьбы китайских властей с выводом капитала за рубеж: поскольку граждане КНР пытаются избежать излишнего контроля за своими активами, они выбирают криптовалюту в качестве инструмента для вложения средств, обходя таким образом введенные в КНР барьеры на инвестиции и ограничения покупки иностранной валюты. Таким образом, именно КНР оказалась в этом году главным двигателем рынка криптовалют. Парадоксально, что при этом на уровне государства Китай был одним из первых, кто заявил отрицательное отношение к криптоактивам и стал вводить запреты.

Начало вмешательства государства в оборот криптоактивов в КНР было положено в 2013 году, когда несколько регуляторов КНР и, в частности, Народный банк Китая, выпустили уведомление «о предотвращении рисков, связанных с биткоином», в котором указано, что биткоин — это виртуальный товар, который не имеет юридического статуса, эквивалентного валюте, и, соответственно, не может и не должен использоваться в качестве валюты на рынке.

Отдельно в уведомлении обращалось внимание на риск отмывания денежных средств посредством использования биткоина или иных подобных «виртуальных товаров» с учетом таких их свойств, как анонимность и удобство трансграничного обращения. Тем не менее запрета на осуществление операций с биткоином между физическими лицами так и не последовало, хотя курс биткоина после публикации данного уведомления резко упал.

Принятие данного уведомления стало только первым шагом китайских властей в череде ограничений на коммерческий оборот цифровых активов.

От запрета ICO к запрету IMO

4 сентября 2017 года Народный банк Китая совместно с другими органами государственной власти КНР выпустил уведомление «о предотвращении рисков, связанных с предложением токенов и финансированием» («Уведомление о рисках ICO»). Главной его целью был запрет на проведение любых «Initial Coin Offerings» в Китае. Уведомлением также предписывалось всем организациям и частным лицам, которые уже провели ICO в Китае, вернуть всем инвесторам средства, собранные ранее.

Однако эта мера не остановила участников рынка. После введения запрета на проведение ICO в Китае стали популярны различные бизнес-модели привлечения средств в криптоактивы в обход введенных ограничений. В частности, широкое распространение получили так называемые IMO («Первичные предложения по майнингу»), в рамках которых организаторы изначально продают майнинговое оборудование «инвесторам», а за их деятельность по добыче цифровых активов с использованием данного оборудования им предоставляются цифровые активы.

В 2018 году национальная ассоциация интернет-финансирования Китая выпустила «уведомление о рисках, касающихся замаскированной деятельности по проведению ICO», в котором указывалось, что бизнес-модель IMO является скрытой формой ICO, что делает ее потенциально рискованной.

С тех пор для целей минимизации регуляторных рисков крупные майнеры стали рассматривать другие, более дружелюбные к майнингу юрисдикции с низкой ценой на электричество и прохладным климатом. В то же время Китай по-прежнему остается страной, в которой сосредоточена большая часть майнинговых мощностей всего мира.

В апреле 2019 года появились сообщения о рассмотрении законопроекта, в который входят меры по полному запрету майнинга криптовалют в Китае как одной из сфер, которые не соответствуют законодательству, небезопасны или угрожают окружающей среде. На текущий момент данный законопроект официально не принят и не вступил в законную силу.

Запрет криптобирж и криптофиатных шлюзов

Отдельно в Уведомлении о рисках ICO упомянуты так называемые «торговые платформы для финансирования посредством токенов». А именно, введен запрет на оказание данными платформами услуг по обмену фиата, токенов и «виртуальных валют»; запрет на куплю-продажу токенов и виртуальных валют, в том числе в качестве центральных контрагентов.

Финансовые и небанковские платежные учреждения, согласно данному уведомлению, также не могут вести бизнес, связанный с операциями по финансированию посредством токенов и виртуальных валют.

Однако даже с учетом всех вышеуказанных ограничений какие-либо запреты на осуществление частных сделок с биткоином и иными криптоактивами между физическими лицами на текущий момент прямо не установлены, равно как и не запрещено частным лицам владение криптоактивами. В октябре 2018 года международный коммерческий арбитражный суд Шэньчжэня в рамках рассмотрения спора, касающегося возврата биткоинов от одного физического лица другому, указал на то, что договор, содержащий положения о возврате биткоинов, сам по себе не является недействительным, поскольку законодательство Китая не запрещает приобретение и переводы биткоина между частными лицами.

В этом же решении суд обратил внимание на то, что на сегодняшний день нет какого-либо закона или иного нормативно-правового акта, которые бы прямо запрещали сторонам осуществлять частные транзакции в биткоине, а уведомление о рисках ICO скорее напоминает общественности об инвестиционных рисках.

Ралли биткоина и торговая война Китая и США

Многие граждане КНР, по всей видимости, не отказались от идеи вкладывать свободные средства в цифровые активы в отсутствие в стране легальных способов по их обмену на фиат. Это отчасти также подтверждается ростом курса биткоина, который совпал с падением курса юаня, а также с взаимными торговыми ограничениями, недавно введенными США и КНР в рамках так называемой «торговой войны».

После продолжавшейся всю вторую половину 2018 года «криптозимы» мы все стали свидетелями резкого роста курса биткоина в марте-апреле 2019 года. По мнению некоторых аналитиков, недавний взлет цены на криптовалюту был непосредственно связан с торговой войной между Китаем и США. Так, 9 мая 2019 года президент США Дональд Трамп объявил о повышении тарифов на китайский импорт, а утром следующего дня стоимость биткоина подскочила на 26,5%, достигнув отметки 7878 долларов США (согласно данным биржи криптовалют OKCoin).

На кардинальное изменение котировок биткоина могло также повлиять и снижение курса юаня. Гаррик Хайлеман, руководитель отдела исследований в Blockchain.com и исследователь Лондонской школы экономики сказал: «Мы наблюдаем сильную обратную корреляцию между стоимостью юаня и биткоина, а это означает, что недавнее снижение курса юаня из-за торговой напряженности было тесно связано с увеличением стоимости биткоина».

Китайский блокчейн

Несмотря на все запреты, введенные в отношении привлечения финансирования посредством токенов и осуществления предпринимательской деятельности, связанной с оборотом цифровых активов в Китае, нельзя говорить о том, что китайские власти пытаются ограничить или запретить внедрение блокчейн-технологии в целом. Наоборот, в конце 2016 года разработка продуктов на основе этой технологии была включена в национальный план информатизации на 2016–2020 годы, то есть по сути Китай находится в авангарде стран, признающих ценность блокчейна на государственном уровне. В плане обозначен курс на «создание единой и открытой системы цифрового рынка для удовлетворения новых потребностей жизни людей».

В этом же плане отмечено, что к концу 2015 года по числу пользователей интернета, пользователей широкополосного доступа, а также по объему транзакций электронной торговли Китай занял первое место в мире. Новые технологии «заставляют киберпространство эволюционировать от интернета каждого к интернету всего». Задача — стать мировым лидером в интернете до окончания 2020 года.

По мнению Fiorenzo Manganiello, профессора блокчейн-технологий Бизнес-школы Женевы, уже сегодня Китай построил экосистему «Blockchain wall», состоящую из трех основных слоев:

1. Институциональные инвесторы, связанные с корпоративными игроками — китайскими блокчейн-проектами, которые, в свою очередь, связаны с влиятельным топ-менеджментом и с традиционными венчурными фирмами. Основной упор делается не на продвижение, а на саму технологию и разработку продукта. Предпочтение отдано сугубо прагматичному подходу с фокусом на качество.

2. Диверсифицированная сеть университетов и инкубаторов, которые способствуют росту и развитию инициатив в области блокчейна с помощью хакатонов и лабораторий блокчейна.

3. Динамическая финансовая среда и быстрое внедрение нормативно-правовой базы.

Примером внедрения нормативного регулирования в сфере блокчейна в Китае являются правила об управлении информационной системой блокчейн, которые уже одобрены государственной канцелярией по делам интернет-информации Государственного совета КНР 10 января 2019 года и вступили в силу.

Указанные правила устанавливают целый ряд обязанностей и запретов для провайдеров блокчейн-сервисов, в частности, по обязательной регистрации таких провайдеров (в течение 10 рабочих дней с даты начала предоставления услуг), по предоставлению ими определенной информации, в том числе адресов серверов, запреты на использование блокчейн-технологии для производства, тиражирования, публикации и распространения информации или контента, запрещенного китайскими законами. В случае несоблюдения правил регулирования и неустранения нарушений в установленные регулятором сроки предусмотрены штрафы (суммы в юанях, эквивалентные $700-4300 США).

Что там у кантонцев

Особняком в регулировании оборота цифровых активов стоит Гонконг, поскольку, в отличие от континентального Китая, осуществление коммерческих операций с ними здесь не запрещено.

В связи с тем, что биткоин не имеет какого-либо обеспечения ни в физической форме, ни от эмитента и его цена очень изменчива, управление по монетарной политике Гонконга не рассматривает биткоин в качестве средства платежа или электронных денег. Соответственно, криптовалюты и другие подобные виртуальные товары не подпадают под регулирование управления по монетарной политике Гонконга.

Другой финансовый регулятор — комиссия по ценным бумагам и фьючерсам Гонконга (SFC) в последние годы с обеспокоенностью отмечала растущую заинтересованность инвесторов в получении доступа к виртуальным активам через фонды и операторов нелицензированных торговых платформ в Гонконге. В результате в конце 2018 года SFC приняла циркуляр о посредниках при вложении денежных средств в цифровые активы от 01.11.2018, согласно которому размещение средств в фонде, который инвестирует в виртуальные активы, влечет за собой требование к такому фонду о получении лицензии или регистрации вне зависимости от того, являются ли или нет базовые виртуальные активы «ценными бумагами» или «фьючерсными контрактами».

28 марта 2019 года SFC выпустила положение «о предложениях секьюрити токенов». Согласно данному положению, в случае, если токены будут квалифицированы в качестве ценных бумаг, то предложения таких виртуальных активов должны осуществляться в соответствии с постановлением «о ценных бумагах и фьючерсах Гонконга» лицами, обладающими соответствующей лицензией, а также с учетом соответствующих ограничений на их продажу и мер предосторожности при инвестировании.

Также в конце 2018 года SFC пригласила виртуальные торговые платформы и биржи, которые заинтересованы в получении лицензии, присоединиться к «регуляторной песочнице» (SFC Regulatory Sandbox). SFC в рамках этой концепции будет наблюдать за деятельностью заинтересованных в легализации операторов торговых платформ и их соответствием предлагаемым нормативным требованиям. Если по итогам наблюдения будет принято решение о целесообразности регулирования виртуальной торговой платформы, то SFC рассмотрит вопрос о выдаче лицензии. Однако SFC может прийти к выводу, что соответствующие риски не могут быть в достаточной степени устранены и лицензия не может быть предоставлена, поскольку защита инвесторов не будет должным образом обеспечена.

Все вышеуказанные шаги отражают более либеральный подход регуляторных органов Гонконга в вопросах регулирования оборота цифровых активов по сравнению с регуляторами континентального Китая.

Таким образом, несмотря на принципиально отличающиеся позиции регуляторов государств к криптоактивам, те из них, кто видит неизбежность распространения новейших цифровых технологий, пытаются так или иначе встроить этот процесс в свое регуляторное поле. Китай, очевидно, можно считать одним из претендентов на лидерство, особенно когда на уровне государственной политики внедрение блокчейна заявлено как приоритет цифрового развития. Недружелюбным можно считать стремление властей КНР максимально контролировать частный капитал, и его вложения в виртуальные активы — не исключение. Такой парадокс можно назвать в какой-то степени характерным для Китая. И если ограничения на уровне бизнеса преодолеваются переездом в другие юрисдикции, то прямой и жесткий запрет на приобретение и продажу криптовалют частным лицам в КНР (если таковой будет) может серьезным образом сказаться на их цене в мировом масштабе.

Новости партнеров