Время утечек: почему на удаленке сотрудники чаще похищают корпоративные секреты

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Работа на удаленке создает новые риски для информационной безопасности. Эти риски связаны не только с техническими аспектами, но и с ментальными угрозами из-за снижения лояльности сотрудников в условиях экономической турбулентности.

Переход компаний на удалённый режим работы в большинстве случаев прошёл лучше, чем можно было предположить. Современные технологии оказались достаточно развитыми для эффективной работы из дома. Из главных положительных моментов — возможность подстроить рабочий график под себя или сэкономить несколько часов на сборы и поездку в офис. Отрицательные стороны тоже есть. Кому-то сложно найти мотивацию работать без прямого контроля со стороны руководителя, а некоторые испытывают затруднения в решении рабочих вопросов, завязанных на коллег.

Не берусь судить, сколько компаний останется на удаленке, когда карантинные меры закончатся, но предостерегу от ощущения, что офис остался в прошлом, и число надомных сотрудников будет экспоненциально расти. Виной всему – угрозы информационной безопасности, которые лежат не только в технической плоскости, но и в головах сотрудников. И если наладить корпоративные коммуникации или выстроить правильную систему мотивации можно в сжатые сроки, то решить проблемы с безопасностью быстро не получится.

Эти проблемы видны невооружённым глазом. Количество утечек информации выросло ощутимо. Даже по сообщениям в СМИ (а это лишь самая вершина айсберга) мы наблюдаем всплеск. В марте аналитики Zecurion прогнозировали рост в 2-3 раза, но это лишь примерная оценка. Пока нет актуальной статистики, сложно назвать точный процент.

С бóльшей уверенностью мы можем указать причины утечек. Если говорить о ментальных угрозах, часто они связаны со снижением лояльности. Лояльность определяется множеством факторов и в реальной жизни быстро меняется даже из-за пустяков, например, после разговора с коллегой на повышенных тонах. А уж если человека попросят взять отпуск, запланированный на более позднее время, реакция может быть непредсказуемой.

Дополнительный фактор риска – неуверенность в завтрашнем дне. Неизвестность пугает всех, и при недостатке информации о перспективах компании и собственном положении в ней, человек может принять неверное решение. У некоторых включается режим перестраховки, «а скопирую-ка я эти файлики просто на всякий случай». И уже не важно, что у сотрудника не было плана, как воспользоваться файлами – информация, хранящаяся на домашних устройствах, неподконтрольна работодателю. Остается лишь надеяться, что она не будет использована вопреки интересам компании.

Целенаправленных утечек тоже становится больше. У инсайдеров меньше страха перед нарушением и ниже риск неудачи. А даже если попадётся на краже – ведь тут никто не схватит за руку и не пригласит побеседовать со службой безопасности. Дома достаточно времени, чтобы сочинить и спокойно изложить убедительную легенду.

Злоумышленникам, к сожалению, теперь проще вербовать инсайдеров – в условиях экономической турбулентности сотрудники более склонны согласиться на уговоры извне. Равно как и уязвимость перед методами социальной инженерии тоже стала выше. А сами методы чуть изощреннее, чем «мам, я попал в беду, переведи 100 рублей на телефон», – например, сотрудники на удаленке охотно открывают фейковые письма от лица менеджмента компании и совершают действия, предписанные в них.

Хедхантеры также стали одними из бенефициаров весны-2020. Даже не склонные к смене работы сотрудники перестали отшивать рекрутеров. Не выражая явного согласия, люди готовы выслушать, а нередко и обсудить предложения конкурентов. Работник, собравшийся на выход, представляет повышенную угрозу утечки информации и в большинстве случаев попадает в группу риска в терминах информационной безопасности.

Переманивание обычно относится к менеджерским позициям и специалистам высокого уровня, но рядовому персоналу приходится думать о выживании, поэтому стремление компенсировать снижение собственных доходов вполне естественно. Важно, что это снижение не обязательно вызвано инициативой работодателя. Например, менеджеры по продажам, у которых значительная доля заработка привязана к KPI, могут существенно потерять при общем снижении продаж. Помимо целенаправленной кражи данных с целью продажи, сотрудники могут искать вторую работу. Часто на том же рынке. А информация из нынешней компании может стать хорошим подспорьем для старта на новом месте.

Технически совершить утечку стало проще. Хотя бы потому, что рядом нет коллег. Этот фактор является сдерживающим, не важно, о какой краже мы говорим, конфиденциальных данных или канцелярских принадлежностей. Далее, дома нет камер видеонаблюдения. К счастью и в офисе, они есть не везде, но даже там, где висят, большинство работает совершенно спокойно, понимая, что обратятся к ним только в случае расследования инцидентов.

Дома также нет физической охраны с выборочной проверкой на входе. При этом многие сотрудники получают прямой доступ к корпоративным данным – вот они, на расстоянии вытянутого интернет-кабеля, и получить их можно практически мгновенно. В любое время дня или ночи. Я не слышал о действующих политиках ограничения доступа по времени суток. Возможно, это правильно. Сдвигая свой рабочий график, люди пользуются корпоративными ресурсами и в формально нерабочее время, часто действительно работают дольше. Но представьте, что явная кража произошла поздно вечером. Сотрудники службы безопасности, скорее всего, не узнают о ней до утра, возможности быстро среагировать будут упущены.

Когда инсайдер работает удалённо, он также имеет практически неограниченное время на подготовку. Это в офисе всего 8-10 часов, и ещё нужно создать видимость полезной деятельности, а дома человек предоставлен самому себе. Хоть сутками готовься украсть нужную базу.

Кстати, слив данных, даже при высоком уровне развития технологий — процесс не мгновенный. Когда при переходе в конкурирующую компанию вице-президент AMD начал копировать десятки тысяч конфиденциальных документов, дело шло так медленно, что инсайдеру пришлось гуглить, как ускорить процесс.

Контроль утечки информации техническими средствами затрудняется, ведь бизнес-процессы и маршруты перемещения информации меняются, и отлаженные политики уже не работают. В отсутствие специализированных DLP-систем информация может утекать незаметно.

Наконец, ещё одна техническая проблема – использование сотрудниками собственных устройств. Одновременно упрощает доступ к информации и несёт дополнительные риски. Ведь личные устройства в большинстве случаев не проверяются офицерами безопасности и не защищаются должным образом. Дальнейшее распространение информации происходит бесконтрольно.

IBM и Ponemon Institute говорят о стоимости утечки около $11,5 млн. В России, по оценкам Zecurion Analytics, убытки компаний составляли в среднем лишь $820 000, хотя максимально и доходили до $30 млн. Для малого и среднего бизнеса эти цифры могут казаться завышенными, но в условиях, когда компании думают о рыночном выживании, любые потери могут оказаться фатальными.

Все хотят верить в лучшие качества людей. Тем более, когда речь идёт о коллегах и подчинённых. Однако жизнь создаёт слишком много искушений и возможностей украсть корпоративные данные. И если бизнес перерос маленькую семейную компанию, одного доверия уже недостаточно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции