Русская рулетка. Как западные нефтяные компании выучили правила игры

Фото Сергея Бобылева / ТАСС
Статья первого главреда российского Forbes Пола Хлебникова о сотрудничестве российских и западных нефтяных компаний была опубликована 20 апреля 1998 года

На сегодняшний день западные нефтяные компании в России уже выучили правила этой игры: нужно бросать вызов российскому партнеру, но не просто любому российскому партнеру, а желательно одной из нефтяных компаний «Большой Четвёрки»: «Газпрому», «Лукойлу», «Сиданко» или «Юкосу».

Компании Exxon этот урок дался трудно. Она выиграла тендер на освоение Центрально-Хорейверского месторождения нефти в северной Сибири, но поравняться с российским партнером ей не удалось. А все почему? Дело в том, что российское правительство объявило тендер недействительным. Из-за отсутствия надежного российского партнера два других проекта Exxon отошли на задний план: $40 млрд на развитие Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции и большого проекта «Сахалин-3».

Arco прозрела вовремя. Компания, основанная в 1996 году в Лос-Анджелесе, купила 8% долю «Лукойла» на сумму $340 млн. Вследствие чего Arco, пользуясь успехом Лукойла, сумела заключить несколько крупных сделок на Каспии; компания также имеет $700 млн прибыли на вложенный капитал в пакет акций.

Однако выбрать надежного партнера не так уж просто. Возьмем, к примеру, Amoco. В 1993 году компания выиграла международный тендер на 50% долю в проекте по освоению Приобского месторождения (его запасы составляют 5 млрд баррелей), которое на сегодняшний день является самым крупным и неосвоенным в России. Amoco заключила сделку на $35 млрд и сразу же стала ведущим западным инвестором в России.

Но потом что-то пошло не так. Партнером Amoco по совместному предприятию был нефтяной гигант «Юкос». Но в 1995 году местный инвестиционный банк под названием «Менатеп» присвоил себе «Юкос» в ходе мошеннического залогового аукциона, проводимого самим «Менатепом». Менеджеры, установившие хорошие отношения с Amoco, сбежали. Потом появился Михаил Ходорковский, основатель банка «Менатеп», 32-летний предприниматель, который сколотил состояние на торговле сахаром, нефтью и иностранной валютой.

Сделка, заключенная в 1993 году в отношении освоения Приобского месторождения, Ходорковскому не понравилась, и он предложил пересмотреть ее. Предложение было следующим: Amoco должно было вложить больше средств и получить меньшую долю. Amoco подписывает контакт. Ходорковский ликует. Несмотря на то, что Amoco потратила 4 года и $300 млн на проект, Ходорковский попросту присвоил всю нефть, добываемую на месторождении, на свою компанию.

На сегодняшний день поведение такого рода редко остается незамеченным в России. В прошлом году Михаил Ходорковский отдал большую часть нефтяной продукции «Юкоса» в качестве залога для получения ссуды, с помощью которой он присвоил себе ещё одну крупную российскую нефтяную компанию Eastern Oil. Несмотря на репутацию Ходорковского у западных партнеров, Goldman, Sachs и Credit Lyonnais приняли залог.

Ранее в том же году Ходорковский сумел объединиться с еще более крупной компанией «Сибнефть». Хотя «Юкос» и крупная организация, однако это все, что можно было бы о ней сказать. Посмотрим, что Ходорковский на сегодняшний день натворил со своим нефтяным бизнесом: по сравнению с внутренним конкурентом «Лукойл» у него большие долги и ничтожная прибыль. Слияние «Сибнефти» с «Юкоса» — это сочетание одной разрозненной компании-должника с другой.

Возможно, «Лукойл» тоже играет в политику, но он, по крайней мере, ведет настоящий бизнес. Начиная с 1995 «Лукойл» объединил фонды своих дочерних компаний в единую долю, выпустила АДР (американские депозитарные расписки) и наладила успешное сотрудничество с несколькими крупными западными предприятиями.

Что же касается «Юкоса», у компании нет ни единой структуры акционерного капитала, ни АДР, зато есть безуспешный партнер в лице Amoco. Но это не останавливает Ходорковского. Он имеет виды на «Роснефть», последнюю крупную государственную нефтяную компанию, которая будет выставлена на аукцион в ближайшие месяцы. Ходорковский предложил нескольким западным нефтяным компаниям небольшой пакет акций «Юкоса».

Стали бы вы заключать сделку с этим парнем? Может и нет, но крупный местный партнер все еще необходим для осуществления нефтяных проектов в России. Французская компания Elf Aquitaine согласилась приобрести 5% акций ЮКСИ за $528 млн.

Дело в том, что крупные нефтяные компании просто не могут игнорировать российский рынок. Прошлой осенью British Petroleum купила 10% акций нефтяного гиганта «Сиданко» за $600 млн; взамен BP получает участок большого месторождения природного газа в Сибири и возможность проведения трубопровода в Китай.

Самый яркий из всех примеров сотрудничества — это заключение Royal Dutch/Shell «глобально-стратегического альянса» с российским монополистом природного газа «Газпромом». Shell пообещал купить конвертируемые облигации «Газпрома» стоимостью $1 млрд (около 2% акций); в свою очередь «Газпром» поможет компании осуществить несколько крупных газовых и нефтяных сделок. «Газпром» мнит себя Министерством газа. Его партнеры должны закрыть рот и делать так, как им говорят!» — говорит один американский нефтепромышленник в Москве.

Связался с чёртом, пеняй на себя.

Перевод Анны Шамариной

Новости партнеров