ЦБ страшнее: банкиры боятся роста доли госучастия на рынке больше западных санкций

Фото REUTERS / Sergei Karpukhin
Рост доли государства в банковском секторе продолжится, считают участники конференции S&P. Главный риск в ближайшие пять лет — это ужесточение конкуренции, предупредил зампред ЦБ

Ключевым риском для банковского сектора в ближайшие 12 месяцев участники ежегодной конференции S&P «Экономика и банковской сектор России» назвали рост государственного участия (32,3% опрошенных). На втором месте - низкий уровень доверия клиентов к частным банкам (28,1%), на третьем — высокую концентрацию на отдельных сегментах (27,1%). Санкции считают серьезным риском лишь 12,5% опрошенных.

По расчетам S&P, cейчас государство контролирует более 55% совокупных банковских активов, а размер финансирования, предоставленного Банком России для санации банков и расходов на выплаты, связанные со страхованием вкладов, за последние несколько лет превысил 2% ВВП.

Ситуация в банковском секторе может принести среднесрочные риски для бюджета, считают в S&P. Несмотря на то, что новый механизм санации через Фонд консолидации банковского сектора не предусматривает прямого использования бюджетных средств, в долгосрочной перспективе использование этого механизма может привести к падению доходов бюджетной системы и возникновению рисков дополнительных расходов на поддержку финансовых институтов, которые, возможно станут собственниками двух банков, которые сейчас взял под контроль Банк России, предупредил директор группы «Суверенные рейтинги» S&P Карен Вартапетов. В августе ЦБ объявил о санации «ФК Открытие», в сентябре - Бинбанка. Однако замминистра финансов Владимир Колычев убежден, что санирование банков среднесрочных фискальных рисков не несет. По его словам, собственники банков и связанные стороны, которые участвовали в финансово-промышленных группах, несут убытки, связанные с потерей активов, однако в результате произойдет оздоровление кредитного цикла в целом. «Практики кредитования связанных сторон будут все меньше и меньше ретранслироваться в фискальные риски», — считает он.

Зампред ЦБ Василий Поздышев одним из основных рисков для банковского сектора в ближайшие пять лет назвал ужесточение конкуренции, которое будет происходить в период снижения ставок. Банки должны быть готовы к новому поведению клиентов: сейчас не все игроки готовы конкурировать и выигрывать конкуренцию за клиентов с точки зрения активов и пассивов, но по мере снижения ставок расслоение клиентов на хороших и проблемных продолжится, считает Поздышев. Другой риск - это просроченная задолженность. По словам Поздышева, уровень просроченных займов в корпоративном сегменте составляет около 7%, среди физлиц, включая ипотеку – менее 8%.

По оценке S&P, ситуация в банковском секторе остается неустойчивой: объем аккумулированных проблемных активов в финансовом секторе превышает 20% совокупных кредитов, а невысокие темпы экономического роста продолжают сдерживать спрос на кредиты. По прогнозу S&P, российская экономика в 2017 году вырастет на 1,8%, но в 2018 году темпы замедлятся до 1,6%. У Минэкономразвития – более оптимистичный прогноз: темпы роста в 2017 году составят 2,1%.

Импульс и тормоз для роста

Среди драйверов роста для российской экономики участники конференции S&P назвали улучшение внешней конъюнктуры. Темпы роста мировой торговли в этом году увеличились до 5% по сравнению с 1,5% в 2016 году, в глобальной экономике в целом наблюдается оживление – и в странах Азии, и в Европе, и в Латинской Америке, отметила старший экономист по России S&P Global Ratings Татьяна Лысенко. Россия может поучаствовать в глобальном циклическом подъеме, и это может стать толчком для инвестиций в российскую экономику, были солидарны выступавшие.

Одним из главных ограничителей экономической активности многие участники конференции назвали жесткую кредитно-денежную политику ЦБ. Монетарная политика ограничивает инвестиции, считает ведущий экономист по России Всемирного банка Апурва Санги. Реальная ставка в России сейчас составляет около 5,5%, это один из самых высоких уровней в мире, заметила Лысенко.

Нефть и банки

Недостаток капитала в банковской системе на случай реализации стрессового макроэкономического сценария (при цене нефти $25 за баррель) составит около 200 млрд рублей, отметил Поздышев. «Такой сценарий маловероятен в ближайшие 12 месяцев», — указал он. По его словам, ЦБ не устраивает общий подход к оценке банковского сектора, поэтому для крупнейших банков предусмотрены индивидуальные стресс-тесты, и это направление регулятор намерен развивать.

В отношении макроэкономической ситуации заявления чиновников на конференции звучали довольно оптимистично. Колычев пообещал, что российское правительство еще удивит инвесторов позитивными преобразованиями в экономике и «причин, чтобы удерживать наш рейтинг ниже инвестиционного уровня, будет все меньше и меньше».

Новости партнеров