Удар в спину. Почему Путин два года не мог простить Эрдогана

Фото Валерия Шарифулина / ТАСС
Москве не стоит строить иллюзий в отношении Анкары — турецкая политическая элита и экспертное сообщество с осторожностью относятся к России

Ровно два года назад, 24 ноября 2015 года, Турция сбила российский истребитель Су-24, участвовавший в сирийской операции. Пилот погиб. Согласно турецкой версии, самолет был сбит по причине того, что нарушил воздушное пространство страны. Российская сторона настаивала, что нарушения границы не было.

В момент инцидента я находилась в Турции и стала свидетелем общественных настроений, царивших в стране. Казалось, что тогда о случившемся говорили все, начиная от коллег-журналистов и заканчивая обычными турецкими обывателями. С каждого угла доносились разговоры о военном решении Анкары и возможной реакции Москвы. Многие турки были напуганы, так как не исключали войны между двумя странами. Кто-то ругал турецкое правительство за необдуманный шаг, который приведет к неизвестно каким последствиям. Кто-то, напротив, оправдывал действия Анкары и рассуждал о том, что России не место в Сирии.

В России тогда царили похожие настроения. В эфирах политических ток-шоу на федеральных каналах постоянно шло обсуждение российско-турецких отношений и инцидента с самолетом. Приглашенные эксперты и политики перечисляли многочисленные войны между Османской империей и Российской империей, вспоминали о том, как Ататюрк обманул Ленина, взяв у него деньги на революцию. А «главный тюрколог» страны Владимир Жириновский рассуждал о том, что Стамбул уничтожить «очень легко»: «Достаточно одну ядерную бомбу в пролив бросить, и его смоет».

В общем, и в России, и в Турции с помощью телевидения образ врага был создан в одночасье.

Санкции и примирение

Сразу после инцидента президент России Владимир Путин назвал случившиеся «ударом в спину». Уже 30 ноября 2015 года Москва объявила о введении экономических мер в отношении Анкары. С 1 декабря были запрещены чартерные рейсы в Турцию, отменен безвизовый режим, введен запрет на найм турецких рабочих. С 1 января 2016 года был запрещен ввоз на территорию России ряда турецкой продукции. При этом от реализации крупных межгосударственных проектов — строительства Росатомом первой в Турции АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток» — Москва не отказалась.

В результате санкций турецкий бизнес вынужден был покинуть Россию. Объем двухсторонней торговли сократился за два года в два раза. Если в 2014 году он составлял $31,6 млрд, то в 2016 году — $15,84 млрд. Из-за запрета на чартерные авиаперелеты и продажу туров на турецкие курорты понесла значительные убытки туристическая отрасль Турции. Три года назад Турцию посетили 4,1 млн российских туристов. В 2016 году — лишь полмиллиона.

В целом в 2016 году Турция лишилась 10 млн туристов. Одной из причин кризиса стал спад потока туристов из Европы из-за проблем безопасности на турецких курортах. Тем не менее треть из этой цифры пришлась на туристов из России.

Летом 2016 года кризис в российско-турецких отношениях был преодолен.В июне было опубликовано письмо президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с извинениями. В августе состоялась первая после инцидента личная встреча Путина с Эрдоганом. После этого лидеры двух стран стали проводить регулярные встречи, страны сотрудничают в вопросе урегулирования сирийского кризиса, Москва и Анкара договорились о крупной сделке по покупке Турцией российских зенитно-ракетных комплексов С-400.

На данный момент почти все российские санкции сняты за исключением одностороннего визового режима в отношении граждан Турции. Но Москва отмечает, что ведет переговоры с Анкарой о снятии этого запрета.

Как Россию воспринимают в Турции

Руководство двух стран все чаще говорит о полной нормализации отношений и о достигнутом беспрецедентном уровне сотрудничества. «Можно с уверенностью констатировать, что восстановительный период в российско-турецких связях завершен, мы возвращаемся к нормальному партнерскому взаимодействию», — заявил в мае 2017 году Путин. «Дорогим другом» назвал его Эрдоган.

Однако в самой Турции общего мнения о дружбе с Россией нет. Все чаще в турецком общественном дискурсе присутствует тема внешнеполитической идентичности: стоит ли Турции переориентироваться с Запада в сторону Востока? Многих очень пугает такая альтернатива, ведь сближение с Россией и Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) только усиливает режим Эрдогана. Участившиеся разговоры про идентичность спровоцированы тесным сотрудничеством с Россией по урегулированию сирийского кризиса, сделкой по покупке С-400. И, конечно, конфликтом Турции с США и НАТО.

Напряженность в отношениях с традиционными западными партнерами является одной из главных причин роста антизападных настроений в стране. Только за последний год Турция пережила кризис в отношениях с Нидерландами (из-за предвыборной агитации среди местной турецкой диаспоры), с Германией (из-за отказа турецкой стороны пускать на свою базу «Инжирлик» немецких депутатов) и с США (из-за нежелания американцев экстрадировать в Турцию богослова Гюлена, которого Турция обвиняет в организации попытки государственного переворота в июле прошлого года).

Последний конфликт Турции с западными союзниками произошел на прошлой неделе. Тогда на учениях НАТО в Норвегии портреты Эрдогана и основателя Турецкой Республики Ататюрка были помещены в одном ряду с портретами врагов альянса. В знак протеста Турция немедленно отозвала своих военных с учений.

Серьезно осложняет отношения Анкары и Вашингтона также проблема сирийских курдов, которых, несмотря на просьбы и угрозы Турции, американцы продолжают поддерживать. Для Анкары это неприемлемо, так как она рассматривает сирийских курдов в качестве ответвления Рабочей партии Курдистана, признанной в Турции, ЕС и США террористической организацией.

Сирийские курды являются также проблемой и в российско-турецких отношениях, так как Москва поддерживает их участие в сирийском урегулировании. Но турецкие эксперты все же разделяют позиции США и России по курдам. Хасан Ялчын, директор направления по стратегическим исследованиям турецкого Фонда политических, экономических и социальных исследований SETA, близкого к правящей партии, делает вывод, что политика США более враждебна к Турции, так как американцы предоставляют курдам оружия и обучают. А Россия просто время от времени использует курдов, чтобы надавить на Турцию, когда ей это ей надо. «Сейчас Россия более открыта для сотрудничества. Поэтому сотрудничать с Россией предпочтительнее», — пишет аналитик.

Тем не менее в Турции есть и немало тех, кто с осторожностью смотрит на сближение с Россией и даже полагает, что она специально работает с турецким общественным мнением для формирования у турок негативного образа западных партнеров. Нихат Али Озджан из Фонда исследований экономической политики Турции заявил в интервью Al-Monitor, что Россия закладывает основу для пересмотра восприятия турецкой общественности отношений с США, ЕС и НАТО. «Неудивительно, что нас переполняют новости российского происхождения, некоторые из которых производятся в соответствии с потребностями дня», — отмечает турецкий эксперт.

Что же касается общественного мнения, то согласно результатам социологического исследования, проведенного Университетом Кадир Хаса, 3,8% турок охарактеризовали отношения с Россией как враждебные (в кризисном 2016 году так считали 16,8% опрошенных). Около 9,9% полагают, что в отношениях между странами существуют проблемы (в 2016 году — 42%). По данным того же исследования, Россия входит в пятерку стран и объединений, представляющих опасность для Турции, наряду с США, Израилем, ЕС и Арменией. 18,5% турок воспринимают Россию в качестве угрозы. Годом ранее таких было 34,9%. А до кризиса с Су-24 только 10% рассматривали Россию в качестве угрозы. Сегодня главную угрозу стране турки видят в США. Так считают 66% опрошенных. Это в два раза больше, чем было в 2015 году (35%).

Сегодня Россией и Турцией движут общие интересы, поэтому ожидать новых конфликтов в отношениях между двумя странами вряд ли стоит. Тем не менее Москве не стоит строить иллюзий в отношении Анкары — турецкая политическая элита и экспертное сообщество с осторожностью относятся к России, а ныне превалирующие антизападные настроения среди населения завтра легко могут стать антироссийскими.

Новости партнеров