Песни нашего двора. Как миллениалы выживают в городской среде | Forbes.ru
сюжеты
$56.45
69.34
ММВБ2255.27
BRENT66.84
RTS1243.14
GOLD1323.77

Песни нашего двора. Как миллениалы выживают в городской среде

читайте также
+124 просмотров за суткиМоя улица. Стартап из Петербурга хочет изменить городскую среду +63 просмотров за суткиЭкономика города. На что региональные столицы тратят бюджетные деньги +20 просмотров за суткиГосуслуги на блокчейне. Как будут жить города будущего +11 просмотров за суткиЕсть жизнь за МКАД. Какими будут городские районы будущего +5 просмотров за суткиЭффект бегемота. Как одна компания изменила целый город, но осталась недовольной результатами +7 просмотров за суткиЗапрограммировать успех. Почему не нужно делить людей на поколения +1 просмотров за суткиЗакон каменных джунглей. Как облик города влияет на ведение бизнеса +1 просмотров за суткиОтцы и дети: молодое поколение диктует правила для Louis Vuitton и Gucci +15 просмотров за суткиБез машин. Как города пытаются избавиться от автомобилей и что из этого получается Дерево или машина. Почему жители городов воспринимают благоустройство в штыки +12 просмотров за суткиОпасный элемент: почему нужно избавляться от талантливых сотрудников Поймать волну благоустройства. Почему бизнес должен развивать городскую среду +32 просмотров за суткиНежная принцесса: как удержать на работе лидера нового поколения +113 просмотров за суткиВоздушные тропы. Почему иногда лучше гулять не в парке, а над ним +5 просмотров за суткиДорогая моя столица. Жизнь в Москве дорожает опережающими темпами Движение вслепую. Что не так с концепцией наземного метро Москвы +1 просмотров за суткиГлавный рулевой: смогут ли каршеринг-сервисы заменить автолизинг +3 просмотров за суткиТайны подземелья. Интересные факты о метрополитенах мира +4 просмотров за суткиШколы вместо офисов. В Финляндии нашли новый способ использования пустых помещений Россия — не Москва. Почему в нашей стране одни регионы бедные, другие богатые

Песни нашего двора. Как миллениалы выживают в городской среде

Вера Бурцева Forbes Contributor
Фото Сергея Конькова / ТАСС
Поколение миллениалов, живущих по соседству, формируют новое комьюнити. Их объединяют совместные интересы, статус, возраст. Новое явление меняет отношение к управлению жильем и задает тренд экономики совместного пользования

Помните времена, когда соседка по лестничной клетке приходила за луковицей? Когда молодые мамочки оставляли коляски в подъездах, а мы самозабвенно гуляли во дворе без надзора взрослых, и важным способом коммуникации была оконная форточка, которая настойчиво — бабушкиным  голосом — звала нас обедать?

В начале 90-х добрососедство кануло в Лету: со временем — как и все советское — оно даже стало вызывать отторжение — социальное расслоение отдалило людей друг от друга, в обиходе появилось понятие private space, безопасность общественных зон стала вызвать вопросы, а на подъездах стали появляться  кодовые замки и домофоны.

Сегодня социологи, психологи и урбанисты говорят о возвращении людей к соседскому комьюнити, которое, хоть и видоизменяется, тем не менее восстанавливает  социальные связи внутри жилых комплексов, устанавливает новые взаимоотношения между жильцами, на базе общих интересов и общего времяпрепровождения. Что позволяет делать подобный вывод?

Социальная однородность

Современный маркетинг — во всех отраслях, и девелопмент не исключение — все тщательнее сегментирует целевую аудиторию. Таким образом, в жилых комплексах собираются люди с похожими интересами, укладом жизни, социальным статусом, уровнем дохода. Под эти целевые группы девелопер создает  соответствующую инфраструктуру и теперь найти себе единомышленников среди соседей (будь то вечерний велопроменад, посещение киноклуба или прогулка с собакой и т. д.), гораздо проще, чем «вытащить» на совместный досуг лучших друзей, живущих на другом конце Москвы. Общение с равными себе, как минимум, не вызывает отторжения и раздражения, как максимум — позволяет делиться опытом, интересно проводить время, проявлять себя.

Поколенческие особенности

Открытые, коммуникативные представители поколения Y, которые вступили в свои права и в ближайшее десятилетие будут задавать основные потребительские тренды, хотят общения, стремятся расширять границы личного пространства, и находить баланс между онлайн-коммуникациями и оффлайн-сообществом. Именно для них — в новую эру потребления — придумываются тревел-клубы, центры экстремальных хобби, имиджевые лаборатории и т. д. Для них застройщики анонсируют в своих проектах зоны для барбекю, коворкинги, зоны для скейтбордов и т. д.

Стремление к пассивной безопасности

Видеокамеры по периметру двора, закрытые придомовые территории и шлагбаумы на въездах не дают резидентам того ощущения безмятежности и покоя, которые обеспечивает пассивная безопасность, когда в кафетерии дома вы встречаете соседей, которых знаете по именам.

Развитие экономики совместного пользования

Сегодня люди все чаще исповедуют принцип того, что иногда удобнее платить за временный доступ к продукту, чем безраздельно владеть им.  Появляются площадки, на которых люди могут обменивать товар напрямую. Так, Airbnb призвал отказаться от отельной монополии с помощью краткосрочной аренды недвижимости; сервис BlaBlaCar монетизирует автостоп; а OneTwoRent позволяет арендовать практически любой товар или услугу. В последнее время активно набирает обороты идея аренды товаров у людей, проживающих по соседству.  Действительно, зачем далеко ходить, если все что нужно может оказаться совсем рядом. Новое прочтение получают библиотеки, секонд-хенд магазины, каршеринг, велошейринг и т. д. Некоторые девелоперы сегодня задумываются о том, чтобы делать в отдельно взятых жилых проектах шеринг-платформы, позволяющие искать то что нужно, не выходя за пределы своего двора. Это почти то же самое, что прийти к соседу за луковицей — с той лишь разницей, что взамен было бы неплохо захватить с собой кусок шарлотки.

Пресыщение private space

Удаленная работа, фриланс, работа на себя — эти явные тенденции столичного рынка труда имеют одну очевидную издержку -  низкий уровень социализации, особенно по сравнению с предыдущей корпоративной жизнью. Это также мотивирует людей искать социум недалеко от своего текущего «места работы», выходить «в свет», например, в расположенный неподалеку коворкинг или ближайшее кафе.

Потребность социализироваться —  очень робкая и осторожная на старте — может вылиться во что-то гораздо более серьезное: на западных рынках много примеров, когда развитие соседского комьюнити приводило к тому, что жители брали инициативу управления собственным домом и территорией в собственные руки и, тем самым, освобождали город от непрофильной для него работы. В свою очередь, дома получали принципиально другой уровень управления — ведь жители делали это для себя, а значит были по-настоящему увлечены процессом и вовлечены в него. Чествование нового жильца, рождество с глинтвейном и пирогами во дворе дома, киноклуб по пятницам для всех желающих, и игра в Мафию по воскресеньям — все это примеры европейского добрососедства, хотя принято считать, что уж там-то люди точно носятся со своим private space как с писаной торбой.

Но как вы думаете, появилось бы там что-то подобное, если бы у жителей не спросили, чего им по-настоящему хочется? Вряд ли! Отнюдь не достаточно по умолчанию поставить мангалы напротив подъездов и организовать спортивные площадки для подростков. Важно наладить с жителями коммуникацию, спросить, чего они хотят, и показать им все те возможности, которые в принципе могут быть доступны в контексте их двора и дома. К слову сказать, важность вовлечения жителей дома в его благоустройство поняли на федеральном уровне — совсем недавно Совет Федерации одобрил поправки в Жилищный кодекс, согласно которым решение о благоустройстве многоквартирного дома и прилегающей земли  теперь будет находится в компетенции общего собрания собственников помещений.

Но одно дело — провести опрос среди жителей в отношении того, какую инфраструктуру им хотелось бы видеть на территории, другое дело — предоставить им весь необходимый инструментарий для реализации желаемого. Кто займется созданием добавленной стоимости для клиента? Кто наполнит придомовую территорию смыслом? Нужно ли это девелоперу?

Управление жилой недвижимостью на новый лад

Еще недавно было сложно себе представить его в этой миссионерской роли — спрос превышал предложение, и девелоперу не приходилось церемониться с пост-продажей — быстрее бы реализовать квартиры, чтобы заступить на  новый объект. Сегодня ситуация сильно меняется, цикл владения недвижимостью сокращается: если в советское время он составлял более 50-ти лет, сейчас мы пришли к тому, что люди меняют квартиры раз в пять-семь лет. Люди стремятся постоянно улучшать свои условия жизни, а доступность ипотеки к этому вполне располагает. Это, в свою очередь, заставляет девелоперов совсем по-другому относиться к своему клиенту, ведь нужно сделать все возможное, чтобы он вернулся. И если продукт достойный, и пост-продажное обслуживание выстроено без нареканий, велика вероятность того, что при поиске более просторной квартиры, при переезде, клиент к девелоперу обязательно вернется.

Таким образом, сегодня застройщик — для создания долгосрочных отношений с клиентом — всерьез переосмысливает идею пост-продажного обслуживания, стремится наполнять свои объекты самыми разными функциями и смыслами. Вообще же, не важно, какой формат работы со своими жителями предпочтет девелопер — самостоятельный или через идейного представителя — важно, чтобы эта работа в принципе велась. Ведь, по сути, в любом доме можно реализовать абсолютно любую идею — от создания огорода, или открытия клуба «юный цветовод»  до организации  веломаршрутов и клуба «Для тех, кому за...». Главное — понять, что нужно жильцам конкретного жилого комплекса или квартала, и уже отсюда переходить к воплощению идей в определенном формате.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться