Слежка за молоком. Зачем власти вводят QR-коды для еды
Фото Getty Images

Слежка за молоком. Зачем власти вводят QR-коды для еды

Мария Жебит Forbes Contributor
Фото Getty Images
В ближайшее время на каждой упаковке молочной продукции может появиться собственный QR-код. Он позволит потребителям отследить все перемещения молочного сырья от производителя к поставщику

Молочная продукция станет первой категорией в пищевой промышленности, которая присоединится к новой концепции маркировки еды в России. Для этого вида продуктов будет применяться предложенная Минпромторгом система маркировки товаров, в результате чего на йогуртах, кефире и молоке должны появиться особые QR-коды.

По логике властей, это поможет отследить все этапы перемещений молочной продукции. Развертывание системы будет дорогим.

Как будут следить за молоком

В ноябре прошлого года премьер-министр Дмитрий Медведев поручил до 2024 года создать систему полной прослеживаемости оборота товаров от производителя до конечного потребителя. Чуть позже была одобрена идея создания единого оператора системы цифровой маркировки товаров на базе ООО «Оператор-ЦРПТ». Это дочерняя структура Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ), принадлежащая структурам миллиардера Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и компании инвестора Александра Галицкого.

Принцип прослеживаемости будет работать так: в электронном документообороте фиксируются все операции с товаром с момента нанесения на производстве QR-кода и до попадания в торговую сеть и конечной продажи потребителю.

Общая концепция должна быть утверждена в этом году, но в отдельных отраслях прослеживаемость ввели заранее. Уже проведено чипирование на рынке меховых изделий, введена добровольная маркировка лекарств, с начала года стартовали эксперименты по маркировке табачной продукции и обуви. Результат: если в 2015 году объем легальных продаж меховых изделий составил 7 млрд рублей, то после введения маркировки он вырос до 59 млрд рублей в год.

Крупнейший переработчик молока компания Danone как представитель молочной отрасли собирается участвовать в пилотном проекте. Она подписала с ЦРПТ соглашение о сотрудничестве на Петербургском экономическом форуме (ПМЭФ-2018).

Сколько стоят QR-коды

Тестирование будет продолжаться год, в дальнейшем власти хотят распространить маркировку на всю молочную отрасль, а в ближайшие пять лет — на всю пищевую индустрию России. Бизнесу для этого придется потратиться: в России сложилась такая схема, при которой желание государства что-то проконтролировать приводит к тому, что затраты на систему контроля несет сам контролируемый.

В итоге бизнесу необходимо будет купить оборудование для нанесения QR-кодов, оборудование для сканирования QR-кодов и программное обеспечение (ПО), чтобы и то, и другое работало. Для сравнения: по данным Минпромторга, оборудование для маркировки лекарств обойдется производителю в сумму от 3,5 млн до 9,5 млн рублей в зависимости от комплектации.

Внедрение системы для одной товарной категории в масштабах всей страны (включая ПО и оборудование на производстве) должно обходиться, по оценкам ЦРПТ, в 3 млрд рублей. Кроме того, дочерняя структура ЦРПТ будет получать плату за услугу прослеживаемости каждой единицы товара, которая составит около 0,5 рубля. Для шубы 50 копеек — капля в море, а для глазированного сырка?

Правда, некоторые действующие бизнес-процессы могут быть заменены инструментами новой системы маркировки, и тогда удастся частично компенсировать затраты на «слежение» за молоком. К тому же система, как обещают, позволит видеть остатки в любой точке реализации и повысить эффективность планирования. В идеальной картине мира, которую рисует оператор системы, отпускная цена может снизиться на 10%.

Как декларируют создатели, внедрение прослеживаемости позволит бороться с контрафактом, повысить фискальные сборы, а также защитить российских производителей. По сути, покупатель сможет проверить товар по коду с помощью смартфона через мобильное приложение «Честный знак», и если не найдет его, то будет иметь возможность пожаловаться.

В зависимости от типа нарушения информация будет передаваться соответствующим контрольно-надзорным органам. Те, в свою очередь, будут иметь возможность анализировать результаты и проводить проверки недобросовестных производителей. Возможно, покупатель будет получать за это бонус в виде кешбэка. Варианты стимулирования еще обсуждаются.

Наблюдатели за мясом

Для других продуктов питания с 1 июля 2018 года в силу вступит приказ о введении электронной ветеринарной сертификации (ЭВС), которая разработана Россельхознадзором. Под его действие попадут все рыбное и мясное сырье, а также продукты из этого сырья.

ЭВС придумали еще в 2012 году с той же целью, что и маркировку ЦРПТ: проследить товар «от поля до прилавка». Подведомственный Россельхознадзору Всероссийский научно-исследовательский институт здоровья животных (ВНИИЗЖ) разработал для этой цели систему «Меркурий». На его создание ВНИИЗЖ получил более 400 млн рублей.

Изначально «Меркурий» хотели внедрить и в молочной отрасли, но в итоге от идеи отказались — такое решение озвучил министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

Принцип работы «Меркурия» состоит в том, что производитель сырья заполняет в системе ветеринарный сертификат на сырье, отправляет его переработчику, который затем его гасит, а на основе этого сертификата готовит новый — на партию йогурта или кефира.

Затем сертификат должен уходить на склад, где также необходимо обновить информацию в системе, а после направить по месту назначения, где должен сидеть специалист и принимать сертификаты. Причем неважно, идет ли речь о крупной торговой сети, палатке с мороженым, заводской столовой или детском саде.

Электронные продукты

Многолетние обсуждения разделили тех, кто связан с производством продуктов питания, на несколько групп. Первые поддерживали нововведение. Чаще всего сторонниками выступали крупные производители рыбы и мяса, то есть те, кто ранее работал с ветеринарными сертификатами и получил возможность сэкономить на замене бумажных электронными.

Легче к нововведениям отнеслись и те, кто перерабатывает собственное сырье: цепочка оформления новых разрешительных документов короче и понятнее. Традиционно их аргументом была борьба с фальсификацией.

Вторые — те, кто изначально был категорически против. Это небольшие производители готовой продукции животного происхождения, у которых нет денег на нововведения, а также крупные компании с огромными перемешиваемыми партиями сырья и масштабными отгрузками.

Противники указывали на то, что на оснащение среднего по размеру молочного завода новой системой нужно потратить 140 млн рублей. Еще столько же требуется ежегодно на операционные расходы. При этом цель борьбы с фальсификатом достигнута не будет — система не отслеживает растительное сырье и оставляет простор для махинаций.

В то же время добросовестные производители вынуждены будут потратиться, себестоимость вырастет и сделает продукт менее конкурентоспособным. Кроме того, пока штрафы для предприятия за фальсификацию составляют 100 000 рублей, о борьбе с нарушителями, получающими многомиллионную прибыль, можно не заикаться: для них нет разницы, какой закон нарушать и по какой системе это делать.

Закрыто на учет

Накануне вступления в силу новых норм крупнейшие переработчики молочной продукции провели стресс-тест: попытались оформить тот объем сертификатов, которые они бы оформляли, если бы приказ о ветсертификации вступил в силу. Итогом стало обрушение системы из-за слишком большого объема данных. Случись это в реальной жизни, молочные продукты не попали бы на полки и были бы утилизированы не выезжая с завода: система носит разрешительный, а не уведомительный характер.

Третья группа участников рынка — те, кому все равно. Потребители. Все равно было и тем, кто не готовился, ничего не хотел знать и в борьбу с новыми административными барьерами не вступал — авось повезет, и все само собой отменится. К примеру, одна крупная торговая сеть на закрытой рабочей встрече заявила, что за месяц до введения обязательного сопровождения всей продукции ветсертификатами правильно оформляют документы всего шесть поставщиков.

Другой пример: согласно публичным данным Россельхознадзора Республики Дагестан, из более чем из 105 000 хозяйствующих субъектов доступ к информационной системе «Меркурий» получил лишь 1% предприятий в регионе.

Так или иначе, с 1 июля фермеры, производящие молоко, должны будут переходить с бумажных сертификатов на электронные, а заводы должны научиться их принимать. Производители и переработчики остальной продукции должны будут оформлять продукцию на все свои товары, а детские сады, супермаркеты и рынки — уметь их гасить.

Несмотря на то что молочникам ЭВС заменили на маркировку, это не означает, что мясной и рыбной отрасли к 2024 году не придется освоить систему маркировки QR-кодами приложением «Честный знак». Для этих перерабатывающих отраслей пока сохраняют две системы прослеживаемости. Такой избыточный механизм показывает лишь то, как сильно государство любит контролировать все, от рождения до смерти, — чего бы это ни стоило.

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться