Миллиарды в помойку: как Россия будет выходить из мусорного кризиса
Фото Михаила Терещенко / ТАСС

Миллиарды в помойку: как Россия будет выходить из мусорного кризиса

Сергей Чернин Forbes Contributor
Фото Михаила Терещенко / ТАСС
В последние годы в России почти не развивалась мусороперерабатывающая отрасль. Но государство планирует направить средства бюджета на строительство современных предприятий по утилизации отходов. Закончится ли эпоха свалок и нанесения ущерба экологии?

Мировой рынок управления отходами ждет глобальная перестройка. Виновник — Китай, запретивший импорт десятков видов мусора, включая пластик, металлолом и несортированную бумагу. Запрет бьет по рынкам Евросоюза и США: по итогам 2017 года на Китай приходилось 31% экспорта металлического лома из Штатов. Два года назад на китайские заводы уходила одна пятая (то есть 20%) пластиковых отходов Европы. Не о чем беспокоиться разве что Швеции, которая сама импортирует мусор для переработки, а вот другим странам перерабатывающих мощностей очевидно не хватит. Им придется инвестировать в собственную инфраструктуру и активизировать поиск новых рынков для сбыта — сейчас западный мусор уже отправляется во Вьетнам и Индонезию.

Новые мощности для переработки отходов предстоит в самое ближайшее время создать и России — и тут Китай уже ни при чем. Трафик российского мусора в КНР существует, но только из дальневосточных регионов, а объем поставок не самый значительный. Истинная причина в том, что со следующего года в России заработает принципиально новая система управления отходами. Она должна стать драйвером создания современной, отвечающим экологическим стандартам инфраструктуры по сортировке, переработке и утилизации мусора, практически отсутствующей сегодня на внутреннем рынке. Заработает эта система, похоже, в форсированном режиме. Путь, на который Европе потребовалось 20 лет, планируется пройти чуть ли втрое быстрее: согласно ожиданиям властей, к 2030 году уровень утилизации отходов должен составить 60%.

Переработка мусора стал темой дискуссии в рамках Петербургского экономического форума (ПМЭФ) на сессии «Экономика замкнутого цикла: российская модель и зарубежный опыт».

Забрал, вывез, закопал

Ежегодно в России образуется, по разным оценкам, от 40 до 60 млн тонн твердых бытовых отходов (ТБО). Каждый из нас, жителей страны, в год создает почти полтонны мусора. Большая часть мусора с учетом отходов промышленного сектора — свыше 5 млрд тонн — сегодня отправляется на свалки и полигоны без какой-либо сортировки и обезвреживания. При этом «вторую» жизнь после утилизации обретает лишь несколько процентов всех отходов.

Здесь нет ничего удивительного: развивать переработку мусора в России сегодня невыгодно. Основной доход в отрасли формируется на этапе транспортировки ТБО от коммунального бака до полигона, в том числе по серым схемам. Еще недавно в стране просто не было жестких правовых актов, регламентирующих правила захоронения отходов. Минимально отвечающие современным требованиям полигоны появились 10-15 лет назад. Для сравнения, первый завод по предварительной сортировке мусора заработал в США в 1895 году. До этого российский мусор нередко складировали на не предназначенных для этого территориях, что обернулось серьезной экологической угрозой — полигонами формата подмосковного «Ядрово», к сожалению, успело обзавестись большинство регионов страны. В Челябинске, например, власти вынуждены в экстренном режиме справляться со свалкой размером с многоэтажный дом в самом центре города.

Сейчас появляется есть надежда, что действовать по принципу «собрал, вывез, закопал» больше не получится. С 2019 года в каждом регионе страны заработают единые региональные операторы коммунальных отходов. Под их контроль на ближайшие десять лет перейдет весь комплекс обращения с отходами: начиная со сбора и транспортировки и заканчивая обезвреживанием с последующим захоронением. Транспортные компании получат оплату своих услуг, лишь отгрузив отходы на легальный полигон или сортировочный комплекс.

Но самое главное: именно региональные операторы возьмутся за решение ключевых для каждого региона проблем в управлении отходами — от рекультивации устаревших полигонов до запуска новых сортировочных и перерабатывающих мощностей. Все это должны реализовать в рамках инвестпроектов и программ. Выбор оператора должен проходить на конкурсной основе, причем для каждого региона программа преобразований и реформ будет максимально зависеть от местных особенностей. Можно будет выбрать способ сортировки, обезвреживания отходов и другие детали. По сути, на рынке обращения с отходами наконец-то появятся игроки, которые будут отвечать за свою зону или свой регион целиком.

Нужны «длинные» деньги

Ситуация на отечественном рынке переработки мусора и вызовы, с которыми сталкиваются его участники, не уникальны. Еще каких-то двадцать лет назад в Германии не было общепринятой практики раздельного сбора мусора. В Греции в 2015 году в переработку шло лишь 20% отходов. Даже сегодня в Европе проблема нелегальных захоронений отходов существует: ежегодно более 3 млн автомобилей там «пропадают», а не перерабатываются.

Другое дело, что реформа мусорной отрасли России должна была заработать еще в 2016 году, а соответствующий федеральный закон №458 был принят двумя годами ранее. Власти отложили реформу из-за неготовности регионов и отсутствия необходимых подзаконных актов. Предполагалось, что к началу мая этого года все субъекты в стране выберут региональных операторов по обращению с отходами, однако по состоянию на 11 мая семь регионов, среди которых Москва, Пермский край и Республика Татарстан, даже не приступили к выборной процедуре. В 26 регионах конкурсные процедуры только объявлены, а по состоянию на 8 мая в 18 регионах не утверждены региональные программы в области обращения с отходами. С отстающими теперь предстоит разбираться федеральному правительству. При этом в Минприроды считают, никаких законодательных препятствий для перехода на новую систему обращения с отходами не существует.

Возможно, сдерживающим фактором в развитии, казалось бы, стройной системы обращения регионального оператора с отходами остается размер инвестиций. Эти инвестиции неизбежно понадобятся для запуска современной перерабатывающей инфраструктуры. В Великобритании, к примеру, строительство системы мусороперерабатывающих предприятий потребовало сотни миллионов фунтов стерлингов инвестиций, при этом страна не достигла и 50% уровня переработки отходов. Избежать трат точно не получится: инфраструктурные инвестиции станут практически обязательным условием для начала работы оператора ввиду крайней степени изношенности и неразвитости существующих мощностей.

В среднем строительство современного полигона в России может стоить от 0,8 млрд до до 1,5 млрд рублей, сортировочные линии увеличат инвестиции до 2,5 млрд рублей. В целом объем всего инвестиционного рынка в России приближается к 350 млрд рублей. Конечно же, проблемой может стать и растянутая во времени окупаемость перерабатывающих предприятий — по моей оценке, она составляет минимум 10 лет. Если оставить за скобками проекты по сжиганию мусора, которые являются отдельным видом бизнеса, то наиболее интересными и рентабельными будут оставаться проекты по сортировке коммунальных отходов при наличии объемов в 150 000–200 000 тонн мусора в год. В случае с автоматической линией сортировки для достижения рентабельности необходим ежегодный поток отходов в 300 000-500 000 тонн ежегодно.

Заплатят граждане и государство

Региональные операторы будут работать в том числе за счет корректировки тарифов для конечных потребителей. Конечно, итоговые значения, которые увидят граждане в квитанциях квартплаты, приходящих им ежемесячно, будут зависеть от накопившихся в регионе экологических проблем. Степень их серьезности и определит объем необходимых инвестиций со стороны оператора. В среднем общая сумма для конечного потребителя вырастет в пределах 5%. Важно понимать, что для того чтобы создать практически с нуля отрасль обращения с отходами, приходится периодически поднимать тарифы — это нормальная практика, так как в абсолютных величинах рост платежей по мусору незначителен и не превышает рост по другим коммунальным услугам, который может быть на 3-5% больше.

Но тарифная составляющая будет далеко не единственной возможностью ускорить возврат инвестиций — операторы рынка сегодня рассчитывают на поддержку со стороны государства. Такой подход на мировом рынке считается общепринятым. Например, строительство завода по переработке мусора в Болгарии на 84% финансировалось Евросоюзом на безвозмездной основе. Власти Уэльса готовятся потратить 15 млн фунтов стерлингов на улучшение местной системы сбора мусора. Буквально на днях Европейский банк реконструкции и развития принял решение о выделении кредита на 8 млн евро муниципалитету Улан-Батора для развития системы городского управления отходами.

В России источником дополнительной маржи для участников рынка мусоропереработки могут стать утилизационные нормы, предусмотренные государством для производителей и импортеров товаров и упаковки, требующих переработки. Региональный оператор ТБО сможет брать утилизацию этих товаров на себя — вместо производителя и за счет производителя. По лизинговым программам для малого и среднего бизнеса будет доступна спецтехника, на которую в случае с сортировочным комплексом приходится до 70% вложений.

Но станут ли дотации на переработку и утилизацию мусора в России драйвером развития отрасли, пока неясно. Фактически механизм есть — финансирование на создание объектов по обработке и утилизации отходов будет осуществляться за счет экологического сбора. В этом году Челябинская область даже получила деньги на строительство мусороперегрузочной линии, но открытым остается вопрос относительно системности и объема такой поддержки. Так, в рамках расширенной ответственности производителей товаров и упаковки за 2016 год было собрано лишь около 1,2 млрд рублей. А в 2018 году на создание объектов по переработке и сортировке отходов в регионах России Минприроды направило 1 млрд рублей.

В масштабах софинансирования региональных программ по обращению с отходами суммы крайне незначительные. При этом до сих пор порядок принятия решений о выделении этих денег в субъекты четко не определен, как и не определена возможность направления этих средств региональным операторам, которые в основном и представляют частный бизнес. Опять же, на получение данного финансирования регионы смогут рассчитывать лишь после утверждения программ по обращению с отходами.

Конечно, доход оператору может обеспечить утилизация отходов с последующей реализацией вторичного сырья. Сегодня в стране большинство операторов перерабатывает лишь 5-10% получаемых ими отходов, в то же время доля ценного сырья в мусоре составляет как минимум 40%. Именно извлечение из мусора полезных фракций и производство из них готовых изделий и товаров — как показывает мировой опыт — не только привлекательно с точки зрения бизнеса, но и все более необходимо для минимизации негативного воздействия на окружающую среду. Вот только сейчас вторичная переработка отходов остается в России самым «узким местом»: по оценкам Торгово-промышленной палаты, общая мощность пунктов переработки вторичных материальных ресурсов в России составляет менее 60 тыс. тонн в год. Это всего 0,1-0,2% от общего количества мусора, перерабатываемого в России.

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться