Пьер Моно: «Мы лечим рак и сохраняем пациенту орган» | Forbes.ru
сюжеты
$56.72
69.3
ММВБ2286.33
BRENT68.78
RTS1270.92
GOLD1331.94

Пьер Моно: «Мы лечим рак и сохраняем пациенту орган»

читайте также
+10 просмотров за суткиАндрей Яновский «Заниматься здоровьем – это инвестиции, а заниматься лечением – затраты» +5 просмотров за суткиЕвгений Аветисов: «Семейный врач решает до 90% проблем пациента» +9 просмотров за суткиАнвар Юлдашев: «Ранняя диагностика спасает жизнь» Современные роды: безопасность и комфорт Юлия Мандельблат: «Паллиативная терапия влияет на качество жизни» Наталья Ривкина: «Нерешенные в детстве психологические проблемы могут стать причиной трудностей во взрослом возрасте» +5 просмотров за суткиЕвгений Жиляев: «Все системные заболевания, если их не лечить, укорачивают жизнь» Анвара Волкова об открытии Центра реабилитации ЕМС: «Мы добавляем жизнь к годам» Николай Никитин: «Большинство проблем мы можем решить на этапе первой помощи» Алексей Лобков «Мы заботимся о качестве жизни пациента» Владимир Носов: «Слезы радости пациентов вырывают нас из рутины» Алексей Кривошапкин: «У нас нет простых пациентов» Дмитрий Ульянов: «Для нас комфорт и безопасность пациента — безусловный приоритет» Юлия Мандельблат: «Наша философия в индивидуальном подходе» Ева Василевская: «Нет такой проблемы с кожей, с которой к нам нельзя было бы обратиться» Салим Нидаль: «Лучевая терапия может сохранить не только орган, но и его функции» Марина Науменко: «В нашем роддоме все сосредоточено вокруг мамы и новорожденного» Андрей Лобузнов: «Мы помогаем нашим пациентам выглядеть и чувствовать себя на 15 лет моложе» Ирина Васильева: «Основная цель нашей работы — раннее выявление рака груди» Елена Чиликина: «Современная стоматология улучшает качество жизни»
Европейский Медицинский Центр

Пьер Моно: «Мы лечим рак и сохраняем пациенту орган»

Ведущий уролог Европы в области лапароскопии и проведения операций с помощью робота Da Vinci, хирург-онколог Европейского медицинского центра (ЕМС) рассказал о первой в России робот-ассистированной операции на мочевом пузыре, о спасении почки при лечении онкозаболевания и сохранении эректильной функции при раке предстательной железы.

О пациентах

Чаще всего к нам обращаются пациенты с раком почек. Как правило, это мужчины в возрасте 50–60 лет и женщины в возрасте 40–50 лет. Хотя сейчас все чаще приходят более молодые пациенты. На втором месте — пациенты с раком простаты. С этой болезнью, как правило, сталкиваются мужчины 60–70 лет. К нам также часто обращаются пациенты с раком мочевого пузыря. Преимущественно курильщики, потому что курение повышает риск развития этой болезни.

Кроме того, мы занимаемся лечением мочекаменной болезни и женской урологией. К нам обращаются пациентки с циститом, недержанием мочи, синдромом болезненного мочевого пузыря. Все эти проблемы сильно усложняют женщинам жизнь.

О первой в России операции на роботе Da Vinci

Мы первыми в России провели цистэктомию с помощью хирургического робота Da Vinci. Это операция по удалению мочевого пузыря. Мы удалили орган с опухолью, создали новый резервуар для мочи из сегмента кишки пациента, один конец соединили с мочеточником, а второй — с уретрой. Это сложная операция, она длилась порядка шести часов.

Тридцать лет назад, когда я проходил интернатуру в Париже, подобную операцию делали в две смены. У профессора Мориса Каме первая смена врачей удаляла мочевой пузырь в первой половине дня, а после обеда их сменяла вторая бригада, которая делала реконструкцию органа. Я должен был присутствовать от начала и до конца операции. Сейчас все намного проще: ты делаешь операцию шесть часов в комфортном кресле. Благодаря 3D-камере с многократным увеличением ты видишь все на экране. В прошлом году я делал такую операцию 78-летнему пациенту. На следующий день после операции он мог стоять и даже ходить. А на пятый день мы его выписали. Все это благодаря тому, что операция была проведена с помощью робота.

В августе этого года мы одними из первых в мире провели пластику мочеточника на роботе Da Vinci ребенку двух с половиной лет с гидронефрозом. Операция продлилась меньше двух часов. На следующий день малыш уже ходил, а на третий день мы его выписали.

О преимуществах минимально инвазивных операций

Главное преимущество роботизированной операции — малоинвазивность и невероятная точность. Ты можешь видеть на мониторе все, что происходит на операционном поле вплоть до миллиметра. Все хирургические манипуляции доктор проводит при помощи джойстика. Это медицина будущего.

Такой в свое время была лапароскопия. При данной методике операция проводится через три-четыре небольших прокола размером 5–10 мм, обзор хирургу обеспечивается за счет видеокамеры, которая подключается к лапароскопу. В ходе операции доктор должен управлять большими инструментами, которые могут проникнуть далеко не во все труднодоступные зоны. Я выполняю лапароскопические операции больше десяти лет. Но с появлением хирургических роботов Da Vinci могу точно сказать, что на сегодняшний день нет метода лучше.

Робот-ассистированная операция занимает меньше времени, кровопотеря минимальна, соответственно, реабилитационный период проходит быстрее. В мировой медицине сокращение периода госпитализации — это глобальный тренд, особенно в Европе. Для пациента выгоднее проводить в больнице меньше времени, если для этого нет показаний. Если пациента можно выписать на следующий день, мы не будем его держать неделю. Конечно, не всем я советую быструю выписку. К примеру, если мы удалили опухоль 75-летнему мужчине с диабетом, мы будем наблюдать его дольше.

О сокращении периода реабилитации

Недавно, будучи в Бордо, я случайно увидел по телевизору новость о том, что в местном центре впервые в мире провели операцию по удалению части почки, после которой пациент мог поехать домой в тот же день. Но это неправда! Мы в ЕМС давно это практикуем. Франция не первая, кто добился таких результатов. Наш пациент после подобной операции может выписаться в этот же день. 

В действительности большинство пациентов предпочитают остаться в клинике еще пару дней, чтобы восстановиться в благоприятных, безопасных условиях.

Мы укоротили период реабилитации благодаря многим факторам: это и оборудование, и анестезия, и антибиотики, которые мы назначаем до операции, чтобы избежать осложнений во время хирургического вмешательства. Даже такая деталь, как компрессионные чулки, имеет большое значение. Не в каждом центре за границей пациентам рекомендуют компрессионное белье во время операции. А между тем чулки предотвращают тромбофлебит. Застаивание крови во время операции, которая, как правило, длится больше пяти часов, — это большая проблема во всем мире. За последние три года работы в ЕМС ни один наш пациент не сталкивался с тромбофлебитом. В нашем деле важно все: не только само вмешательство, но и предоперационное обследование, время операции, послеоперационный уход — все это ускоряет выздоровление пациента.

О сохранении почки

Сегодня при раке почки мы можем сохранить орган. Раньше о таком и думать не могли — при наличии онкологического процесса удаляли полностью всю почку. Сейчас же мы можем сохранить часть органа, которая не затронута раковыми клетками. Робот Da Vinci позволяет удалять опухоли любого размера. И мы проводим такие операции достаточно часто.

Порядка 80 % пациентов приходят с рекомендациями от врачей из разных клиник об удалении почки. И в большинстве таких случаев я говорю, что этого делать не нужно, потому что мы можем удалить опухоль, сохранив при этом орган.

В случае рака почек важнее не размер опухоли, а ее локализация. Важно, чтобы образование не затронуло нефрон — часть почки, которая отвечает за фильтрацию крови и образование мочи. Если опухоль находится не в центральной части органа, мы можем сохранить до 90 % почки. Если образование находится в центре, это, конечно, усложняет задачу, но мы можем оставить 70–80 % органа. С одной третью почки пациент может жить обычной жизнью.

О сохранении эректильной функции при раке предстательной железы

Если рак предстательной железы диагностируется на ранней стадии, когда опухоль небольшого размера, мы стараемся удалить злокачественное образование и сохранить эректильную функцию. Это сложно и требует от нас ювелирной точности в проведении операции, но это возможно. Если опухоль не выходит за пределы предстательной железы, мы можем сохранить эректильную функцию. Но бывает, что опухоль распространяется в лимфоузлы и другие органы, например, в мочевой пузырь и мочеточник. Вот тогда возникают сложности, но даже в этой ситуации мы можем предложить выход — фаллопротезирование.

О важности второго мнения

У меня в кабинете часто бывают пациенты, которые уже получили не одно мнение от разных специалистов в других клиниках. И были уверены, скажем, что у них рак. А мы диагностировали совсем другое заболевание. Например, туберкулез почки. Таким образом нам удавалось спасти многих пациентов от неправильного диагноза и, соответственно, неверного лечения.

Была у меня пациентка, которой диагностировали рак почек. Она прилетела к нам с Камчатки, представляете? Ей сказали, что удаление органа в ее случае обязательно. Но ей всего 34 года. Я пересмотрел все обследования, поставил правильный диагноз — «ангиомиолипома» (доброкачественное образование). Пациентке провели органосохраняющую операцию. А ей могли удалить всю почку… Поэтому, прежде чем идти на радикальные меры, желательно обратиться за вторым мнением. Далеко не все клиники могут сохранить пациенту орган. А мы можем.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться