Лондон под прицелом

Николя Верон Forbes Contributor
Столица Великобритании может потерять статус глобального финансового центра

Лондон был финансовым центром Европы с XVIII века и в последние 10 лет перед кризисом только упрочил свое лидерство. Лондонский Сити добился этого благодаря тому, что выступал в роли посредника в системе глобальных финансовых дисбалансов, перекачивая сбережении азиатских и ближневосточных стран на западные рынки инвестиционных продуктов. В столице Великобритании также концентрировалась все большая доля оптовых финансовых услуг для общеевропейской финансовой системы. Внутри Британии этот сектор берегли как курицу, несущую золотые яйца, вознаграждая его и щадящим налоговым режимом, и необременительным регулированием, в основе которого якобы лежал «учет рисков». В бюрократической столице Евросоюза, Брюсселе, Сити играл на стороне общеевропейских институтов, стремившихся завершить интеграцию национальных рынков, и в силу этого оказывал большое влияние на выработку финансового законодательства ЕС, сохраняя при этом самостоятельность. Для Сити это были золотые денечки.

Глобальный кризис не только ударил по множеству финансовых компаний, но и существенно изменил атмосферу во всей отрасли. Он сделал осязаемой угрозу растаскивания мирового и европейского финансовых рынков по «национальным квартирам». Главными пострадавшими оказались бы глобальные финансовые центры вроде Лондона. Одновременно, скорее всего, упала бы и эффективность размещения капитала. Более того, мы видим, что общественное мнение настойчиво требует ужесточить регулирование.

На европейском уровне в результате кризиса были введены более строгие правила работы рейтинговых агентств, на очереди — хедж-фонды и фонды прямых инвестиций. В Британии после череды банковских крахов и государственных вливаний в финансовую систему только усилилось предубеждение публики против банкиров. К тому же уже весной пройдут выборы. Но и без политики финансовый коллапс достиг таких масштабов, что реформа регулирования, создающая верный баланс между ростом и стабильностью, кажется действительно необходимой. Впрочем, каким будет ее окончательный вид, еще только предстоит определить.

Произошел поразительный двойной сдвиг. С одной стороны, после ожидаемой победы консерваторов в правительстве Британии, скорее всего, будут преобладать противники европейской интеграции. Консерваторы уже дали понять, что будут бороться с любыми инициативами Брюсселя. С другой — Сити, до недавнего времени дороживший своей независимостью от Брюсселя, все больше зависит от институтов ЕС, гарантирующих открытость европейской финансовой системы, основу процветания Лондона. В Сити еще не сформировалась внятная позиция, учитывающая оба эти фактора, но ключевые игроки, кажется, все больше склоняются к идее передать надзор и регулирование на европейский уровень, если только такой ценой можно сохранить интегрированный рынок.

Шумиха вокруг банкирских бонусов (которая, кажется, уже утихает) помешала разглядеть эти важные подводные течения. Но они выходят на поверхность в виде серии беспрецедентных и неожиданных событий последнего времени. В июне правительство Великобритании согласилось на создание финансовых надзорных органов в масштабе всего ЕС, против чего последовательно выступало больше 10 лет. В июле Джордж Осборн, министр финансов в теневом кабинете консерваторов, высказался за расформирование Управления по финансовому надзору (FSA), рискуя радикально ослабить финансовое регулирование в самый разгар кризиса. В августе глава FSA Адэр Тернер предложил уменьшить размер британской финансовой индустрии, возможно, посредством введения налога на финансовые транзакции. В октябре глава Центробанка Мервин Кинг предложил разбить крупнейшие банки на части — ради финансовой стабильности. Совсем недавно агентство Fitch сообщило о возможном понижении кредитного рейтинга Британии, ААА.

Что бы ни говорили про плюсы и минусы всех этих мер, до кризиса они были просто немыслимы. Вместе взятые, они оправдывают растущее в Сити осознание «политических рисков», а в такой ситуации уже ничто не может гарантировать знаменитой былой стабильности и предсказуемости. Самое наглядное проявление растущей нервозности — передислокация нескольких хедж-фондов из Лондона в Швейцарию. Евроскептицизм консерваторов, общественная неприязнь к финансистам, заинтересованность Лондона в европейской интеграции, новый состав Еврокомиссии и оборонительная позиция национальных правительств — все эти факторы предвещают крупные потрясения в обозримом будущем.

Ставки в этой игре высоки не только для Британии, но и для всей Европы. На континенте внимательно следят за тем, смогут ли Париж и Франкфурт покуситься на доминирующее положение своего британского конкурента. Но куда более важный вопрос — сможет ли Европа вообще сохранить на своей территории глобальный финансовый центр. Сколь бы ни были оправданны все обвинения в адрес Сити, без него Европа станет только слабее.

Автор — старший научный сотрудник европейского аналитического центра Bruegel

Новости партнеров