Что Обама привез из Азии

Нуриэль Рубини Forbes Contributor
Америка хочет удостовериться, что растущий Китай будет вести себя ответственно

Президент Обама вернулся из своего первого азиатского турне. Поездка, призванная расширить его международное влияние, пришлась на нелегкие времена. Как раз сейчас антикризисные меры, остановившие худшую рецессию послевоенного времени, теряют силу, и мировые лидеры пытаются придумать, что с этим делать.

Ключевую роль в переходе к новой модели сбалансированного экономического роста будет играть политика азиатских стран, и особенно крупнейших кредиторов США. Страны, входящие в организацию Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) потребляют 55% товарного экспорта США и значительную часть экспорта услуг. Вместе с тем, экономический рост Азии зависит от американских потребителей и прямых инвестиций из США. Целью Обамы было вернуть политическое и экономическое влияние США в регионе, которым, по мнению аналитиков, пренебрегала предыдущая администрация. Обама обсуждал в первую очередь экономическое сотрудничество, изменение климата, свободу торговли и баланс сил в регионе. Девять дней за границей, в то время как дома его внимания требуют нерешенные проблемы здравоохранения и безработицы, — это знак того, как важны для президента отношения США с развивающейся Азией.

Первый визит Обама нанес старому союзнику — Японии, на территории которой расположен большой (и вызывающий все больше недовольства) военный контингент США. В Сингапуре он посетил саммит лидеров АТЭС, где признал, что принятие обязывающего международного договора по сокращению выбросов СО2 вряд ли возможно (его собственный закон на эту тему застрял в Конгресссе). Самое больше, на что можно рассчитывать — это принятие «политических обязательств», сказал он. С президентом России Дмитрием Медведевым Обама обсудил новые соглашения об ограничении вооружений и возможные санкции в отношении Ирана и Северной Кореи. В Сингапуре он также побывал на первом саммите США-АСЕАН (Ассоциация государств Юго-восточной Азии), где присутствовал глава правительства Мьянмы Тхейн Сейн. Затем он отправился в Китай, а завершил турне в Южной Корее, где на первом плане были переговоры о разоружении КНДР.

В Китай Обама ехал с официальной целью получить «стратегическую уверенность» в том, что по мере роста своего влияния Китай будет стремиться поддерживать стабильность в мире. Сильным сигналом стало бы заключение двустороннего соглашения о мерах по противодействию изменению климата. Но хотя лидеры Китая и США подписали несколько соглашений о новых проектах в области чистой энергетики, отчасти из-за стремления к созданию новых рабочих мест, стороны оказались не готовы принимать на себя какие-либо обязательства по сокращению выбросов.

Схожим образом США добивались поддержки со стороны Китая своих усилий в Афганистане, Иране и Северной Корее, но публично ни о каких значимых договоренностях объявлено не было. Тем не менее, за последний год лидеры двух стран встречались чаще, чем при прошлых администрациях, что привело к усилению контактов на всех уровнях.

Главной темой переговоров были, как и прежде, вопросы торговли и валютных курсов. Правда, на этот раз на них не останавливались очень подробно. США еще раз заявили, что исправлению глобальных дисбалансов мешает слабый юань, а Китай, со своей стороны, переложил ответственность на США с их растущими долгами. Между тем, по мнению участников рынка, курс юаня следующие полгода будет постепенно расти.

Непосредственно перед визитом высокопоставленный китайский чиновник впервые критиковал небрежную денежно-кредитную политику США. Лидеры двух стран пообещали не допускать возникновения торговых войн – в обеих странах экспортные сектора переживают все большие трудности.

Китай продемонстрировал политическую силу, отказавшись на этот раз от жестов доброй воли, которые обычно предшествуют визитам президентов США. Перед приездом Обамы были произведены аресты диссидентов, тогда как перед визитами Клинтона или Буша инакомыслящих, наоборот, показательно выпускали на свободу. Выступление Обамы в Шанхае не транслировалось на весь Китай, как выступления его предшественников.

Китай, таким образом, демонстрирует не только желание вести политический диалог на равных, но и некоторую обеспокоенность своего руководства, которое считает, что восстановление китайской экономики остается «нестабильным, неравномерным и не очень устойчивым». Несмотря на то, что Китай сейчас может лучше противостоять давлению США, его способность влиять на политику Вашингтона остается ограниченной. В первую очередь потому, что поддержание макроэкономической стабильности путем привязки юаня к доллару ограничивает пространство для маневра, затрудняя диверсификацию золотовалютных резервов.

Автор - профессор экономики Бизнес-школы Стерна при Нью-Йоркском университете

Новости партнеров