Почему буксует перезагрузка

Москва и Вашингтон не могут договориться о сокращении ядерных вооружений. Возможно, это к лучшему

Россия и Америка вступили в 2010 год, завязнув в переговорах о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Есть риск, что вместе с этими переговорами застопорится и процесс обретения двусторонними отношениями нового качества. Тем более что все конструктивные решения, за которые не нужно платить (отказ от развертывания в Европе системы противоракетной обороны и прекращение разговоров о расширении НАТО на Грузию и Украину), Вашингтоном уже приняты.

Решение поставить переговоры по СНВ в центр так называемой перезагрузки было изначально ошибочным. Гипотетически приход в Белый дом демократической администрации мог дать импульс для начала диалога и сотрудничества в наиболее важной для России, США и всего мира области экономического и научно-технологического развития. Его предметом могли стать новые правила регулирования экономики в глобальном масштабе.

Интерес к этой проблематике очевиден — как со стороны России, изрядно пострадавшей от мирового экономического кризиса, так и со стороны США, ставших его источником и причиной. Далеко не очевидно, однако, наличие у ведущих мировых столиц политической воли к развитию подлинно многостороннего подхода в решении проблем, волнующих все страны от Китая до Люксембурга.

Возможно, поэтому в центре перезагрузки оказался торг между Вашингтоном и Москвой по поводу количества боеголовок, носителей и обмена телеметрическими данными. Все это старая добрая повестка времен не фарсовой, как в 2007–2008 годах, а настоящей «холодной войны». Со всеми присущими ей калькуляциями (при каком раскладе кто кого быстрее уничтожит) и приличествующими ей переговорными тактиками.

Перенесение основной тяжести официальных контактов на ракетно-ядерную проблематику вроде бы основано на позитивной и даже идеалистской идее о безъядерном мире. Она продвигается Бараком Обамой с момента прихода к власти и во многом помогла ему получить Нобелевскую премию мира «авансом» .

Вот только практическое развитие повестки времен Рейгана — Горбачева в условиях ядерной многополярности может оказаться совсем иным, чем в середине 1980-х годов. В безыдейном и сугубо реалистическом мире XXI века, возникшем на руинах «нового мирового порядка», степень доверия стран друг к другу чрезвычайно низка.

Как правильно отмечали наблюдатели, когда идею мира без ядерного оружия продвигает держава, самая сильная в области обычных вооружений, это выглядит весьма подозрительно. Особенно в наш неспокойный век, когда пороги применения силы снижены самостоятельными действиями великих держав в Югославии, Ираке и Грузии, а незыблемых правил и вечных союзов, как показал саммит в Копенгагене, больше не существует.

Незыблемой остается роль ядерного оружия как самой надежной защиты суверенитета и гарантии участия страны в обсуждении наиболее важных проблем мира. В результате движение к безъядерному миру распадается на попытки двух самых крупных ядерных держав согласовать приемлемое для защиты своих интересов число боеголовок и стремление не дать подозрительным странам их приобрести. По обоим вопросам у Москвы и Вашингтона совпадают стратегические интересы, но изрядно расходятся тактические. Вокруг их обсуждения и будет буксовать перезагрузка в 2010 году.

Причина возникшей ситуации — прагматизм Обамы, твердо решившего обсуждать с каждым из зарубежных партнеров только те вопросы, в которых он имеет реальный вес. Поэтому об изменении климата Обама говорит только с теми странами, которые больше всех загрязняют окружающую среду или могут претендовать на звание «легких планеты». Проблемы ядерного оружия решает с державой, способной уничтожить США, а выращивание морковки — с мировым лидером по производству этого полезного овоща. Остальные, даже если у них есть свое мнение, подождут.

Такая политика, безусловно, лучше действий республиканцев, живших в дурмане имперских фантазий и корпоративных интересов. Поэтому все, от Китая и Бразилии до России и Евросоюза, с готовностью вступают в диалог с посланцами Белого дома. Но вот эффективен ли новый прагматизм в мире, где даже самая дрожащая тварь имеет право на собственное мнение, далеко не ясно.

Чикагский опыт коллективной уборки улиц на добровольных началах тем и хорош, что предполагает вовлечение всех жителей. А не только тех, кто сильнее всех пачкает или располагает самой большой метлой. Не говоря о том, что ориентация на разговор только с партнерами, имеющими решающее значение, может привести к потере старых друзей без приобретения новых.

Впрочем, нет худа без добра. Если Россия и Соединенные Штаты все-таки договорятся по СНВ и подпишут новый договор, перезагрузка может благополучно завершиться и двум странам станет совсем не о чем разговаривать.

Автор — директор Центра европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики

Новости партнеров