Этичный бизнес на терактах

Допустимо ли напоминать клиентам о страховании жизни сразу после взрывов в метро?

Всю неделю в блогах обсуждается вопрос, этично ли строить бизнес на чужих несчастьях. «Мне позвонил Ситибанк и предложил застраховать свою жизнь на случай экстренных ситуаций», — возмущался пользователь ЖЖ на следующий день после терактов в московском метро. «Держат нос по ветру», — отвечали в комментариях. Такой же полис предложил другому блогеру агент «Ингосстраха» спустя пару дней после взрывов. «Те, кто пострадал, уже ничего не смогут сделать, а у вас есть шанс», — убеждал агент. Эти случаи не исключение.

Нос по ветру держали не только страховщики, но и таксисты, взвинтившие цены в десять раз, после того как метро оказалось закрытым. И владельцы цветочного ларька у «Парка Культуры», на следующий день после взрывов продававшие гвоздики в два раза дороже, чем обычно. Таксисты и продавцы цветов, безусловно, поступили неэтично. У них в те дни и без повышения цен была бы неплохая выручка. Но сравнивать с ними страховщиков я бы не стал — они же не взвинчивали цены. Обвинять страховщиков в корысти бессмысленно, они ведь в случае несчастий делают крупные выплаты и больше других заинтересованы в том, чтобы ничего плохого с их клиентами не случилось.

Я, конечно, далек от мысли, что страховым агентом движет желание, отличное от жажды получить комиссию. Но это тот случай, когда материальная заинтересованность несет благо обществу. С агентом может быть неприятно общаться, он может быть назойлив и некорректен в своих высказываниях. Но я уверен, что согласившихся встретиться и купить страховку гораздо больше, чем тех, кто возмутился предложением. И это нормально. В своей практике я сталкивался с ситуациями, когда банальный пожар в доме вызывал желание застраховать имущество у большинства жильцов. Кто же виноват в том, что люди не готовы потратить деньги на страховку и задумываются о таких вещах только постфактум?

Если бы дело происходило в Америке, я бы так не стремился оправдать действия страховщиков. Там жизнь застрахована у 80% населения, и звонки от агентов были бы попыткой переманить клиентов. Но в России страхованием жизни охвачено менее 1% населения. И назойливые, на первый взгляд, агенты всего лишь напоминают людям о ценности их жизни. Страхование жизни у нас не принято. И в результате семьи погибших получат от государства по 1 млн рублей. Такова цена человеческой жизни после теракта в московском метро?

Для меня вопрос о том, этично ли предлагать страховку после терактов, надуманный и пустой. Я считаю, это вполне нормально.

Автор — главный актуарий (страховой математик) страховой компании «Алико»

Новости партнеров