Лояльность в ответ на мат начальства

Что заставляет топ-менеджеров терпеть унижения со стороны собственников?

Из неформальных бесед с советниками хозяев крупных российских компаний и их топ-менеджерами складывается впечатление, что в корпоративном мире царит искренняя любовь подчиненных к владельцу бизнеса.

Вот СЕО крупной промышленной компании 40 минут рассказывает, какой великолепный у него хозяин (из «Золотой сотни» Forbes, между прочим): «Чуткий, понимающий, энергичный, быстро принимающий решения, интуитивный, терпеливый...» Правда, другие топ-менеджеры говорят, что он жесткий, предельно грубый человек, который ставит задачи на малопонятном профессиональным управленцам языке. А еще не любит конкретизирующие вопросы и сталкивает подчиненных лбами, чтобы посмотреть, кто выплывет.

Такие истории встречаются сплошь и рядом. «Сыграю твоими коленными чашечками в хоккей», — пригрозил высокооплачиваемому сотруднику известный бизнесмен, прославившийся истерическим характером. Другой самодур запустил пепельницей в секретаршу (та еле увернулась). Третий установил скрытую камеру и прослушку в кабинете своего зама. Четвертый, акционер крупной сырьевой компании, придя на совет директоров, выложил перед собой на стол пистолет. Так, на всякий случай.

Как вы думаете, кто-нибудь из сотрудников вышеописанных персонажей уволился из-за их самодурства? Ответ: нет.

Возможно, подчиненные терпят хамство из-за приличной компенсации? «Подумаешь, матом на меня выругался. Потерплю, зарплата позволяет», — цинично объяснял мне СEO со степенью MBA, успевший поработать на четырех олигархов и явно не имеющий проблем с трудоустройством. Но все-таки профессионалы готовы терпеть унижения лишь до поры до времени. «Если хамят, грубят и ведут себя неадекватно, то рано или поздно все-таки люди говорят: «да пошел он на хрен», — рассказывал мне гендиректор розничной сети, выпускник МГУ и Гарвардской школы бизнеса. — Поначалу хозяин в моих глазах обладал какой-то магнетической притягательностью. А через два года пелена упала с глаз. Надоело выслушивать ерунду: бессмысленные требования, оскорбления, грубость. Я почувствовал, что не хочу с ним работать». Этот директор собрал вещи и ушел на другую работу.

Мне кажется, дело, скорее, в том, что в ближнем кругу начальника-хама удерживаются люди другого сорта. «Хороший парень — это не профессия», — уверенно говорил владелец промышленного холдинга. Однако он был окружен именно теми парнями, которые демонстрировали слепую любовь.

Для топ-менеджеров потребности в достижении цели, власти и потребность быть включенным в процесс очень значимы. Утратить возможность двигаться к цели и чувствовать себя ненужным — вот что по-настоящему страшно. Крепкие профессионалы тоже боятся, но лишь у устроившихся по знакомству страх достигает абсолютного значения: «Потеряю эту работу – больше такой не найду!»

Человек подсознательно стремится к единственному выходу — подольститься к начальнику, каким-то образом уверить его в своей полной лояльности и преданности. Руководитель металлургической компании рассказал: «Недавно меня один сотрудник с днем рождения поздравлял, а я знаю, что он бесполезен, его выгнать давно пора бы. Но он такие слова душевные говорил, так тепло. Открылся с другой стороны, я даже не ожидал. Неправ все-таки я был, когда хотел его уволить...»

Забавно, что не все собственники понимают, что гиперлояльные менеджеры способны свести их бизнес в могилу. «Хочу купить строительный холдинг за несколько сот миллионов», — заявляет акционер инвесткомпании на совете директоров. «Покупаем», — хором отвечают менеджеры. Но зачем? В США уже начался финансовый кризис, и можно было бы догадаться, что есть риск провала рынка. Так и случилось: строительная компания обанкротилась одной из первых.

Автор — корреспондент Forbes

Новости партнеров